Израильские эксперты о когнитивной войне между Израилем и ХАМАСом

В ходе последней конфронтации между Израилем и сектором Газа политика израильского правительства заключалась в том, чтобы время от времени попытаться объяснить своим гражданам сдержанную реакцию на террористическую активность ХАМАСа. Такая линия поведения израильских властей, в свою очередь, позволила возобладать ХАМАСовской интерпретации событий.

По мнению Йорама Швайтцера (эксперта по международному терроризму и руководителя программы Института исследования национальной безопасности (INSS) Тель-авивского университета по терроризму и конфликтам низкой интенсивности) и Давида Симан-това (специалиста в INSS по разведке и кибернетике, бывшего сотрудника разведывательного отдела ЦАХАЛа и стратегического планирования), поскольку израильская общественность не была проинформирована о соображениях, стоящих за сдержанным ответом правительства, внутреннее ощущение стойкости и равновесия было подорвано. В то время как ХАМАС набрал очки в этой когнитивной битве, израильская общественность была разочарована, находилась в смятении и смущении; политический истеблишмент погрузился в баталии, которые чуть не привели к падению правительства. События во время недавнего витка напряженности иллюстрируют необходимость вовлечения гражданского населения Израиля в это когнитивное противостояние. В частности,  в рамках когнитивной кампании следует поощрять активность израильских социальных сетей. Структура, отвечающая за такую израильскую кампанию, должна направлять операции и обеспечивать конкретный, адаптированный подход к тем или иным событиям и инцидентам, совмещая возможности когнитивных и военных действий со стороны служб безопасности, министерства иностранных дел и гражданского населения[i].

Отметим, что войной 21-го века считается т.н. «война трех К»: когнитивная, кибернетическая, кинетическая (конвенциональная). Когнитивная война предполагает атаки на сознание людей, на духовные ценности и символические области. Предполагается, что сначала разрушается воля к сопротивлению, затем берутся под контроль все критические сферы государства и экономики, объекты и инфраструктура, после чего точечными ударами уничтожаются «опасные объекты». Цель когнитивной войны в том, чтобы повлиять на моральный дух населения и сплоченность нации, подорвать политическую стабильность, уменьшить волю к сопротивлению и, в конечном счете, вынудить конкретные элиты к капитуляции или соответствующим действиям[ii].

Создание картины комфортной реальности для одной из сторон конфликта – это определение успешной когнитивной кампании. По мнению израильских экспертов, одним из примеров этого является когнитивная кампания, которую ХАМАС проводил после конфронтации с Израилем в секторе Газа 12 – 13 ноября 2018 года. Сами события завершились гибелью семи исламистов, включая командира батальона, в то время как израильские военнослужащие в Хан Юнисе, в глубине сектора Газа, смогли отступить, хотя и ценой жизни своего командира[iii]. Однако демонстрация ХАМАСом факта обнаружения израильских военнослужащих, массированного ракетного обстрела израильских населенных пунктов в вдоль границы с палестинским анклавом и городов на юге Израиля, а также запуск ракеты «Корнет» (российский противотанковый ракетный комплекс) по израильскому военному автобусу, способствовали созданию победного образа, чего лидеры организации и стремились добиться за столь короткую кампанию. Кроме того, руководство ХАМАСа заявило, что ему удалось навязать Израилю новые правила игры, и даже его успешно сдержать, поэтому в ответ на массированные ракетные обстрелы израильской территории не последовало израильской масштабной военной операции.

Таким образом, представители ХАМАСа преподнесли очередной виток напряженности и его исход как победу над Израилем. По словам главы Политбюро Исмаила Хании, ХАМАС сумел навязать Израилю «новое уравнение», которое он назвал «кровь за кровь», подразумевая, что Израиль сдерживается перед лицом возможной значительной реакции на его ответные военные операции в палестинском анклаве. Высокопоставленные чиновники ХАМАСа объяснили это тем, что «силы сопротивления» способны запустить около 500 ракет из сектора Газа по южным израильским городам и нарушить повседневный образ жизни их жителей. Несмотря на минимальные потери с израильской стороны – был убит палестинец, работавший в Израиле, а ранений израильских граждан было относительно немного – видеозапись нападений ХАМАСа распространилась в социальных сетях как вирус. Все это было призвано служить подтверждением заявлениям руководства движения о том, что оно в любой момент способно нанести ущерб военнослужащим ЦАХАЛа, дислоцированным на границе с сектором Газа.

На митинге, организованном ХАМАСом 16 ноября в присутствии всего руководства движения, лидер организации в Газе Яхья Синвар вытащил пистолет, оставленный израильскими солдатам во время операции в Хан Юнисе, как символ победы. Я.Синвар даже процитировал Мухаммеда Дейфа, лидера военного крыла правящего в Газе движения, который пообещал, что у него есть ракеты, которые способны ударить по Тель-Авиву. Более того, Я.Синвар похвастался, что действия ХАМАСа привели к тому, что министр обороны Израиля Авигдор Либерман ушел в отставку, а значит, потерпел поражение. В то же время лидер исламистов в Газе не упомянул о том, что им не удалось вызвать массовые жертвы на территории Израиля, и умолчал об ответных ударах по Сектору израильских военных. Даже заявление пресс-секретаря ЦАХАЛа о перехвате израильской тактической системой ПРО «Железный купол» многих из запущенных ракет (около 100 из 500 запущенных ракет) не помешало Я.Синвару заявить, что «из сектора Газа было запущено такое количество ракет, что система «Железный купол» перестала работать».

Тем временем на фоне заявлений ХАМАСа, в израильском обществе и политическом истеблишменте воцарилось чувство неудовлетворенности результатами противостояния. Разочарование в Израиле в основном было обусловлено систематическими запусками из сектора Газа по приграничным израильским городам и сельхозугодиям воздушных шаров и змеев с зажигательными смесями, которые уже принесли хозяйству и природе огромный ущерб. Своими действиями палестинцы испытывали терпение местного израильского населения; некоторые не выдерживали и в ответ на ракетные обстрелы из Газы перекрывали дороги и требовали решительных шагов от правительства. Это дало повод ХАМАСу назвать реакцию Израиля на действия членов движения признаком беспомощности. В любом случае, в результате недавней эскалации произошла мобилизация общества с обеих сторон.

Может сложиться впечатление, что изначально руководству ХАМАСа удалось создать благоприятный образ реальности посредством быстрого реагирования на проникновение израильского спецназа на территорию сектора Газа и более эффективной кампании когнитивной войны, по сравнению с той, которую вел Израиль. Лидеры ХАМАСа сумели использовать разочарования в Израиле, накопившиеся в результате столкновений на протяжении нескольких месяцев вдоль пограничного забора между сектором Газа и соседними израильскими общинами. Когнитивная кампания ХАМАСа также была сосредоточена на политических дебатах в Израиле о шагах, которые необходимо предпринять для обеспечения безопасности в регионе.

Эксперты предлагают не делать вывода из того, что атаки ХАМАСа не заставили Израиль дать широкомасштабный военный ответ по той причине, что Израиль сдержали угрозы исламистов или их возможности. Дело в том, что вместо этого в Израиле предпочли создать ситуацию, в которой можно было бы попытаться достичь договоренности с ХАМАСом дипломатическими средствами. К тому же Израиль решил избежать эскалации на южной границе, как только приступил к подготовке операции по нейтрализации тоннелей «Хизбаллы» на северном фронте. Это должно подорвать утверждения ХАМАСа о том, что движению удалось разработать новые правила игры, хотя и не полностью опровергает утверждения исламистов о том, что они добились когнитивной победы. К тому же, в отличие от предыдущих периодов противостояния между Израилем и Газой, на этот раз ХАМАС не дал битве «хэштег» (способ именования и категоризации тем в социальных сетях), вполне возможно, потому, что был заинтересован в скорейшем завершении противостояния.

Как бы там ни было, ХАМАСу удалось убедить население сектора Газа и даже некоторых представителей израильской общественности в том, что эта недавняя эскалация завершилась победой Газы.

Согласно результатам опроса жителей Западного берега р. Иордан и сектора Газа, большинство палестинцев (62%) уверено, что ХАМАС вышел победителем из недавней конфронтации с Израилем, а 31% считает, что движению победить не удалось. Тем временем, около двух третей (66%) недовольны, а 25% – удовлетворены позицией, занятой Палестинской национальной автономией и руководством ПНА во время последней по времени конфронтации в секторе Газа[iv].

Эксперты INSS делают следующие выводы. Во-первых, в этот раз образовался разрыв между ожиданиями обещанного правительством решительного ответа на терроризм из Газы и сложностью реального положения дел. В этой ситуации способность Израиля одержать чистые и решительные победы в когнитивной битве с самого начала ограничена, и, таким образом, в когнитивной кампании доминирует ХАМАС. Отсюда следует, что за двусмысленную политику израильских властей в отношении общества придется платить определенную цену, которая, возможно, была излишней: израильская общественность приняла бы взвешенное разъяснение необходимости сдержанных мер, разработанных правительством и органами безопасности. Во-вторых, необходимо определить меру ответственности властей за разъяснение общественности проводимой политики и конкретных шагов. В-третьих, нельзя оставлять в пользование противнику театр когнитивных действий, как на этот раз Израиль позволил лидерам ХАМАСа представить эскалацию как свою победу. В-четвертых, Израиль может испортить картину победы ХАМАСа, используя слабые места в той же системе безопасности Газы и обостряя существующие разногласия. Это может быть реализовано, например, с помощью комментариев, направленных против ХАМАСа, в которых бы подчеркивалась неспособность движения помешать Израилю проводить свои операции на территории сектора Газа. В-пятых, череда событий во время недавней эскалации иллюстрирует необходимость вовлечения гражданского населения Израиля в когнитивное противостояние. Целесообразно как официально, так и неофициально поощрять активность израильских социальных сетей в рамках этой когнитивной кампании.

Действительно, Израилю необходимо сделать выводы из анализа произошедших событий для совершенствования инструментов своей когнитивной войны на следующих, неминуемых стадиях конфликта не только на южном, но и на северном фронте.

[i] Усилия ХАМАСа по достижению когнитивной победы в последнем витке напряженности в Газе // INSS. 20.12.2018. URL: http://www.inss.org.il/publication/hamass-efforts-toward-cognitive-victory-latest-round-gaza/?offset=0&posts=2100 (на англ. яз.)

[ii] Идеология победы: какой будет война XXI века // Газета.ру. 19.10.2018. URL: https://www.gazeta.ru/army/2018/10/19/12026917.shtml

[iii]Оценка в секторе Газа ноябрьской эскалации напряженности с Израилем // Институт Ближнего Востока. 22.11.2018. URL: http://www.iimes.ru/?p=50051

[iv] Опрос общественного мнения № (70) Пресс-релиз // PSR. 18.12.2018. URL:

http://www.pcpsr.org/en/node/738 (на англ. яз.)

52.78MB | MySQL:104 | 0,310sec