О гуманитарных последствиях вывода американских войск из Сирии

Анонсированное президентом США Д.Трампом 19 декабря с.г решение о полном выводе американского военного контингента из Сирии было встречено с обеспокоенностью, отчасти перерастающей в тревогу, среди гуманитарных партнёров, занимающихся проектами по реконструкции Сирии. В первую очередь, это касается угрозы деятельности гуманитарных организаций на подконтрольных курдам регионах северо-востока и севера Сирии. Озвученное Вашингтоном решение застало врасплох коалицию западных неправительственных организаций, которые в последние месяцы особенно активно занимались планированием долгосрочной стратегии восстановления, пытаясь сопрягать и синхронизировать эти усилия с американскими проектами по т.н. «стабилизации» на контролируемых курдами территориях. В этом контексте, помимо несения функции   «гаранта безопасности» этих районов, причём как от террористов  «Исламского государства» (запрещено в России), так и от турецкого вторжения, на США возлагались большие надежды в плане финансового содействия местным общинам и населённым пунктам в плане восстановления их разрушенной инфраструктуры и производственной базы.

Однако, с надеждами на созидательную роль Вашингтона в координации усилий целого альянса партнеров по возвращению к мирной жизни, видимо, придётся пока повременить. Ещё в апреле текущего года руководство американского Агентства по международному развитию (USAID) всерьез обсуждало с командованием США некие совместные действия по совмещению военных мер со стабилизационными. Однако впоследствии администрация США приняла весьма показательное решение о приостановке выделения донорского транша в 200 млн долларов на цели стабилизации и восстановления, и даже призвала официально других доноров последовать этому примеру. Это решение стал знаковым, и уже спустя  несколько месяцев, в декабре, Вашингтоном было озвучено принципиальное решение о выводе войск из Сирии.  При этом, сразу после оглашения решения последовала череда отставок в американском военном руководстве, в том числе анонсировал свою отставку министр обороны Дж.Мэттис. Также Д.Трамп объявил о скорой отставке начальника Объединённого комитета начальников штабов Дж.Данфорда, который ранее высказался в том духе, что дескать не все ещё завершено в Сирии и предстоит работа по стабилизации, обучению и снабжению вооружением местных сил самообороны, которые пока сами не в состоянии обеспечить безопасность. В частности, по его словам, пока удалось обучить лишь 20% из 40-тысячного континента местных сил самообороны. Это и стоило в итоге Данфорду карьеры. Наконец, в последние дни декабря о своей отставке в знак несогласия с политикой Д.Трампа объявил спецпосланник США в объединённой глобальной коалиции под эгидой США против «Исламского государства» (насчитывает 79 стран) Б.Макгурк. Все эти эпизоды не случайны и свидетельствуют о принципиальности взятого президентом Д.Трампом курса.

Таким образом, в случае реализации данного сценария, о чем сейчас сомневаться не приходится, последствия для гуманитарной ситуации в Северо-Восточной Сирии на начало 2019 г. могут быть самые катастрофичные. В первую очередь в области безопасности, поскольку угроза нападений со стороны ИГ многократно возрастёт. Считается, что на пока ещё неподконтрольных никому территориях Восточной Сирии насчитываются «тысячи» террористов ИГ. Ясно, что в случае полного вывода американского контингента  (2200 человек) они еще более активизируются, что спровоцирует новые массовые перемещения населения и будет блокировать гуманитарный доступ к нуждающимся.

Помимо угрозы ИГ, вполне реальной после ухода США становится угроза турецкой интервенции в курдские районы. Это даже более реальный сценарий, чем угроза разгромленной и фрагментарной сети исламских террористов. В случае начала турецкого наступления на Манбидж, ныне главный оплот курского ополчения, угроза дестабилизации в самые короткие сроки гуманитарной ситуации становится неминуемой.

Второе негативное последствие, в более долгосрочной перспективе, это фактический крест на скором восстановлении, масштабной реконструкции этого региона. Разумеется, с уходом США и сворачиванием курдского проекта будет свернуто и финансирование. Речь также идёт о сокращении масштабов гуманитарной помощи, в которой здесь сегодня нуждаются миллионы жителей. Особенно под ударом оказывается в этом контексте крупнейший пункт на удерживаемой курдами территории — Ракка, некогда многомиллионном городе, который на протяжении всего 2018 года так и не дождался какой-либо весомой финансовой и гуманитарной помощи от администрации Д.Трампа, и остаётся лежать в руинах. Примечательно, что как подсчитали независимые эксперты, американская коалиция в течение пяти месяцев штурма Ракки обрушила на город 20 тысяч бомб и снарядов, что, например, превысило по объёму  бомбардировку США Афганистана за весь 2017 год.

При этом, сворачивание американского присутствия заставило руководство курдских  сил искать альтернативные источники гуманитарного содействия и политической покровительства. Словно предчувствуя такую угрозу, ещё с весны 2018 г., курды пытались наладить контакты с официальным Дамаском, в том числе и в качества громоотвода от вероятной турецкой военной интервенции. Однако, получили в ответ минимум заверений насчёт возможного автономного статуса. Дамаск выразил готовность представить минимальные полномочия местной администрации, но не принял идею включить курдов в дискуссию по реформированию сирийской конституции и предоставить реальные федеральные полномочия. Переговоры на том этапе зашли в глубокий тупик, поэтому сейчас, с началом реализации американского плана выхода из Сирии курдам придётся искать новые пути диалога с Дамаском, причём заведомо со слабых позиций. В том числе в немалой степени рассчитывая на поддержку Дамаска и его союзников в гуманитарных делах, особенно в контексте восстановления экономической и производственной базы и выхода на международные торговые рынки.

52.18MB | MySQL:103 | 0,628sec