К вопросу об отношениях между Турецкой Республикой и Объединенными Арабскими Эмиратами, а также об их африканской политике. Часть 1

ОАЭ рассматривается Турцией в качестве одного из своих противников в регионе Ближнего Востока. След ОАЭ усматривался турецким руководством в целом ряде потрясений в Турции последних лет: от событий в парке Гези и на площади Таксим в Стамбуле до попытки военного переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года. Невзирая на то, что непростые отношения Турции с ОАЭ оказались несколько отодвинутыми на второй план (в частности, той активной борьбой, которую Турция развернула с Саудовской Аравией после дела об убийстве журналиста Д. Хашогги – В.К.), тем не менее, ОАЭ, ни в коем случае, не исключается Турцией из системы региональных уравнений. Свидетельством последнему служит «высокий индекс цитируемости» ОАЭ в местных медиа.

В качестве характерного примера, хотели бы привести развернутую статью, опубликованную во влиятельной турецкой газете «Ени шафак» 16 декабря 2018 года под заголовком «Опасный вирус в Африке: ОАЭ». Автором публикации стал эксперт Ассоциации африканских исследований (AFAM; https://www.afam.org.tr/) Осман Кагал Юджель.

Прежде чем обратиться к его тезисам, отметим, что африканское направление является для Турции одним из приоритетных во внешней политике. Имея в виду большой потенциал политических и экономических возможностей континента, который часто сравнивают с «черной дырой», а также с точки зрения религиозной близости Турции с рядом африканских стран. В числе турецких приоритетов в Африке можно отметить такие страны, как: Сомали (если шире, то Африканский рог) и Нигерию. Так что, Ближний Восток не должен заслонять глаза на Африку при анализе турецкой внешнеполитической активности.

Как пишет К.Юджель, Африка в постколониальную эпоху продолжает приковывать к себе внимание ведущих мировых игроков, включая США и Китай, в экономике, дипломатии и военной сфере. В Африке разворачивается серьезная конкуренция между американцами и китайцами (в особенности, это наблюдалось в первый период нахождения у власти Б.Обамы – В.К.). В последние же годы на африканском континенте активизировались Франция, Великобритания и Германия. Также, в этом контексте, стоит вспомнить ближневосточных соседей Африки.

Африка исторически сотрудничает со странами Персидского залива и эти отношения получили новую динамику развития с «возвышением Африки». Отношения между Африканским рогом и странами Залива вышли на качественно новый уровень. Как указывает автор, мировые медиа и общественное мнение слишком сфокусированы на отношениях между Китаем и Африкой и от их внимания ускользает динамика экономического, политического и военного сотрудничества между Африкой и Заливом.

В частности, как пишется в статье, Саудовская Аравия и ОАЭ заняли лидирующие посреднические роли в урегулировании годами до этого времени тянущихся конфликтов между Эфиопией и Эритреей, а также между Эритреей и Джибути. Обеспечение между указанными странами мирных договоренностей стало для КСА и ОАЭ одним из приоритетов. Автор задается вопросом, как так получилось, что, невзирая на годы переговоров на Африканском роге, именно КСА и ОАЭ смогли обеспечить быстрое разрешение конфликтов? И тут же говорит, что ответ на этот вопрос надо искать в том политическом инжиниринге, которым занимаются страны Залива в Африке, с учетом своих интересов, в йеменской войне, в геополитике в Красном море, а также в попытках изолировать такие страны, как Катар и Турция.

К.Юджель указывает, что географически ограничивать интересы ОАЭ в Африке лишь только Африканским рогом является ошибкой. Если обратиться к статистике экспорта и импорта африканских стран, то на первых строчках значительного их числа можно обнаружить название «ОАЭ». В особенности, это касается тех стран континента, которые располагают «месторождениями золота, алмазов и ценных камней». Именно они являются приоритетными торговыми партнёрами ОАЭ. Другой причиной следует рассматривать то, что многие американские и британские компании ведут свою деятельность в регионе через свои эмиратские офисы и их же они используют для вхождения на африканские рынки.

Далее К.Юджель говорит, что, попадая на Африканских рог, мы видим экономическое сотрудничество с ОАЭ, экономическую помощь, кредитные соглашения, инвестиции, военные базы и управление морскими портами. Таким образом, ОАЭ осуществляют свое проникновение на континент и наращивание своего влияния.

Результат: летом 2018 год 20 лет тянущийся конфликт между Эфиопией и Эритреей, после визита официальных лиц ОАЭ в обе страны, закончился заявлениями о готовности к мирным переговорам и, спустя короткое время после этого, заявлением о подписании мирного соглашения. Это событие кардинальным образом добавило ещё одно «измерение» влиянию стран Залива на континенте. Мирное соглашение между Эфиопией и Эритреей было подписано после обещания получения саудовских и эмиратских кредитов, в саудовском городе Джидда. Как пишет автор, подписи сторонами были поставлены «в тени портрета основателя КСА короля Абдель-Азиза».

Другой больной точкой региона являются отношения между Джибути и Эритреей, к урегулированию которых снова присоединились КСА и ОАЭ, которое также увенчалось заключением соглашения. Как указывает автор, посреднические усилия КСА и ОАЭ в треугольнике Эфиопия – Эритрея – Джибути и предпринятый ими «политический инжиниринг» привели к тому, что линия влияния в регионе сместилась в сторону Эр-Рияда и Абу-Даби.

52.44MB | MySQL:104 | 0,338sec