О запуске нового регионального плана ООН по содействию сирийским беженцам на 2019-2020 гг.

Анонсированный ООН новый региональный план гуманитарного реагирования для сирийских беженцев в пяти соседних странах (Ливан, Турция, Ирак, Иордания и Египет) на период 2019-2020 гг. становится уже устойчивой традицией с момента начала сирийского кризиса в 2012-2013 гг. Но есть и отличительные особенности по сравнению с предыдущими стратегическими планами ООН.

По финансированию, новый план выглядит более амбициозным, чем предыдущие. Его общий бюджет только в 2019 году ориентировочно составит 5.5 млрд долларов США, а главными реципиентами предсказуемо станут Ливан (2.2 млрд долларов США), Турция (1.6 млрд долларов США) и Иордания (1 млрд долларов США). Это обосновано, поскольку основная доля сирийских беженцев базируется именно в этих странах – 3.6 млн в Турции, 950 тысяч в Ливане и 670 тысяч в Иордании. Поскольку Турция отчасти сама покрывает расходы по содержанию беженцев, программы ООН в большей степени нацелены на содействие более бедному (и  политически неустойчивому) правительству Ливана, поэтому доля “ливанского компонента” регионального плана является самой большой.

При этом, если сравнивать общий бюджет, заложенный ООН на реализацию регионального плана в 2019-2020 гг., то он достиг новой рекордной отметки.  В частности, в 2017-2018 гг.  бюджет выглядел несколько скромнее – 4.6 млрд долларов США в год. Ну а если сравнивать с самым первым региональным планом гуманитарного реагирования для сирийских беженцев, запущенным в декабре 2012 г., то разница весьма ощутима — бюджет вырос с 1.2 до 5.5 млрд долларов, то есть фактически в 4.5 раза.

Рост бюджета, разумеется, напрямую коррелирует с общим количеством сирийских беженцев в странах региона, которое, несмотря на деэскалацию конфликта и поражению террористов Исламского государства, не сокращается. Если при запуске первого регионального плана общее число беженцев в пяти соседних странах составляло 500 тысяч человек, то по состоянию на январь 2019 года оно достигает 5.6 млн официально зарегистрированных, а по неофициальным данным оценивается на уровне 6.9 млн беженцев. Несмотря на усиливающиеся тенденции репатриации сирийцев обратно, особенно из Ливана, этот процесс не носит пока масштабного характера и не способен повлиять на общую картину. По прогнозам экспертов ООН, к концу 2019 года число сирийских беженцев в соседних странах сократится до 5.55 млн человек (то есть на 150 тысяч по сравнению с официальными данными на сегодня). При этом примечательно, что наибольший отток сирийских беженцев в 2019 году ООН прогнозирует как из Иордании, а не Ливана. По прогнозам экспертов Международной организации миграции, число официально зарегистрированных в Иордании сирийцев к декабрю 2019 г. должно уменьшиться с 670 тысяч до 600 тысяч человек.

Новым нюансом регионального плана 2019-2020 является увеличение доли проектов по укреплению устойчивости в ущерб чисто гуманитарному компоненту. Это устойчивая тенденция последних лет как результат деэскалации и политической стабилизации, что требует внедрения более долгосрочных и устойчивых подходов в области развития и реконструкции. В планах на 2019 г. на проекты по укреплению устойчивости будет выделено уже 35% бюджета (1.9 млрд долларов), при том что в предыдущих версиях регионального плана наблюдалось подавляющее доминирование компонентов чрезвычайного гуманитарного реагирования. А это значит, что в 2019 году больший упор гуманитарная команда ООН будет делать на интеграции сирийских беженцев в местные сообщества, их вовлечение на рынки занятости и в образовательные учреждения. Статистика в этих областях сегодня действительно удручающая. Так, например, в Иордании 57% сирийских беженцев трудоспособного возраста являются безработными, а в Турции лишь 4% сирийских беженцев учатся в университетах. Но проблема заключается в том, что несмотря на стремление ООН увеличить компоненты проектов развития в своем сирийском портфолио, это сегмент плохо финансируется донорами. Так, в 2015-2016 гг. компонент укрепления устойчивости финансировался донорами на уровне 38-39% от запрошенного бюджета, тогда как чисто гуманитарный компонент на 70-80%. В 2017 г. ситуация улучшилась – доноры профинансировали до 53% финансовых потребностей ООН на сферу развития и укрепления устойчивости (окончательные данные за 2018 год пока не подведены).

Еще одним важным индикатором, требующим постоянного мониторинга и корректировки параметров регионального плана реагирования, является высокий уровень рождаемости и регулярный прирост населения в категории сирийских беженцев. С начала сирийского конфликта в 2012 г. на территории соседних стран родилось более 1 млн. сирийских детей, что составляет пятую часть всей группы беженцев. Это наиболее уязвимая категория населения, которая требует сфокусированного и комплексного содействия со стороны профильных национальных и международных институтов, при том что ее доля продолжит и далее расти. При этом, 70% всех сирийских беженцев в пяти странах региона составляют уязвимые категории – женщины и дети.

Наконец, в части перераспределения бюджета по основным тематическим компонентам, региональный план на 2019-2020 гг. в целом соответствует основным параметрам предыдущих гуманитарных интервенций ООН для сирийских беженцев. Среди важнейших приоритетов в целом по пяти странам – образование (бюджет в 2019 году составит 979 млн долларов США), защита (713 млн долларов), продовольственная безопасность (697 млн долларов) и восстановления средств к существованию и производственных средств (685 млн долл.). Менее приоритетными являются здравоохранение, обеспечение водой и санитарно-гигиеническими средствами и пр.

В целом, вектор развития нового регионального плана для сирийских беженцев указывает на то, что кардинальных изменений в ситуации в ближайшие годы экспертное сообщество ООН не ожидает. Фактор сирийских беженцев продолжит оказывать существенное воздействие на экономическое развитие принимающих их стран, в особенности в Ливане и Иордании, что потребует регулярного мониторинга со стороны ООН. Каких-либо передовых, революционных решений проблемы беженцев новый региональный план не предлагает, но тем не менее очевидна тенденция большего крена в сторону проектов устойчивого развития, успех которых во многом зависит от готовности и щедрости донорского сообщества спонсировать эту деятельность. В 2012-2017 гг. донорское финансирование варьировалось в пределах 60-70% от заявленного бюджета, и если данная тенденция сохранится и на нынешнем этапе, то в целом основные параметры и амбиции регионального плана на 2019-2020 гг. будут выполнены.

52.53MB | MySQL:107 | 0,444sec