О применимости американского «эффекта Кавано» в израильской политике перед досрочными выборами

Американский  судья Б.Кавано, рекомендованный к назначению в Верховный суд США президентом страны Д.Трампом и утвержденный в должности несмотря на разразившийся вокруг него скандал с обвинением в домогательствах, не помешавший в итоге продвижению в карьере, создал после себя весьма интересный политический эффект, названный его именем. На промежуточных выборах в США его пример обеспечил республиканцам благоприятные условия в борьбе с представителями конкурирующей партии, поскольку позволил распространиться среди электората слухам, в соответствии с которыми, демократы, голосовавшие против назначения Б.Кавано и настаивавшие на его виновности, затем лишились права на победу в ключевых штатах, т.к. их стали рассматривать в качестве участников клеветнической кампании против лидера страны. Однако у эффекта была и «обратная петля», приведшая к сокращению поддержки республиканцев со стороны избирателей-женщин, для которых этот вопрос оказался чувствительным. В итоге, как полагает социолог Д.Джуди из North Star Opinion, это стало одной из причин, по которой Республиканская партия не получила большинства в Палате представителей Конгресса.

В Израиле на фоне досрочных выборов в Кнессет сложились условия для проверки действия аналогичного эффекта после того, как в адрес председателя Коллегии адвокатов Э.Навэ поступили обвинения в продвижении по службе в обмен на оказание услуг сексуального характера. Впрочем, возможность проводить параллели с делом Б.Кавано связана не с Коллегией адвокатов, а с тем, что как раз, от нее подозреваемый входил в комиссию по назначению судей. Дебаты по вопросу реформирования израильской судебной системы, включая кадровую политику, являются одной из острых политических тем, напрямую касающихся министра юстиции страны А.Шакед.

Пока разрешена публикация информации о двух случаях: обеспечение назначения женщины-адвоката в мировой суд в обмен на сексуальные услуги, а также продвижение судьи мирового суда в районный суд в обмен на сексуальные отношения с его женой,  также адвокатом. О подробностях дела стало известно в среду, в четверг сам Э.Навэ объявил об отставке из коллегии.  В СМИ сообщается, что частичное опубликование материалов дела началось после того, как часть лиц, причастных к нему, были заподозрены в попытке сорвать расследование.

Надо сказать, что Э.Навэ для израильской юридической системы является весьма спорной фигурой. С одной стороны, его называли успешной медийной личностью, строившей карьеру. С другой стороны, в прессе и ранее фигурировали обвинения против него, однако, найти должное количество свидетелей, готовых выступить против, не удавалось. Эту задачу пытались взять на себя журналисты, что вылилось в иск о клевете, в рамках которого Э.Навэ потребовал компенсацию в размере 1 млн шекелей. Помимо этого в октябре прошлого года уже была предпринята попытка убрать Э.Навэ из комиссии по назначению судей из-за обвинений в том, что он помог своему знакомому нелегально попасть в Израиль без прохождения паспортного контроля.

Несмотря на то, что напрямую это нигде не звучит, в разных источниках появляются новые и новые намеки на то, что своей прежней неуязвимостью Э.Навэ был обязан альянсу с А.Шакед. Каких-либо скандальных подробностей об их дружбе также не упоминается, в этой связи можно предположить, что логика их взаимоотношений проста. Министр юстиции, проводя свои реформы, в том числе за счет утверждения в должности судей со схожими взглядами, должна была обеспечивать себе большинство в 7 из 9 голосов в комиссии по назначениям. Туда, напомним, входит она сама, как глава Минюста, еще один член кабинета министров (министр финансов М.Кахлон), два депутата Кнессета (один оппозиционный), два представителя Коллегии адвокатов и три судьи Верховного суда. Таким образом, контакты с Э.Навэ давали право рассчитывать на один, а то и на два голоса в свою пользу от Коллегии. Помимо этого любопытным фактом, позволяющим судить об их возможной общности интересов, является то, что Э.Наве, к примеру, писал статью по случаю выхода в отставку прошлой главы Верховного суда М.Наор, где много говорил о проблемах, которые необходимо было решать в период срока ее полномочий. А А.Шакед, как мы помним, с М.Наор не сработалась.

Больше всего в связи с разразившимся скандалом на А.Шакед сейчас пытаются нападать в рядах оппозиции со стороны левых и близких к ним центристов. Так, Ц.Ливни, встретившая новость о досрочных выборах не в лучшей политической форме, отметила, что вместо «конституционной революции» страна получила «непристойный акт». Т.Зандберг (МЕРЕЦ) сообщила, обращаясь к А.Шакед: «вся грязь, которую вы принесли в судебную систему, всплыла на поверхность». Из сказанного очевидно, что напрямую свидетельств того, что министр юстиции знала о «наклонностях» своего союзника в комиссии по назначениям судей, у депутатов нет. Да и с высокой долей вероятности, их не найдется, ибо большинство рассматривает действия Э.Навэ как помешательство, о котором сложно было догадываться, особенно принимая во внимание тот факт, что будучи юристом, он должен был предвидеть последствия. Вместе с тем в вину министру все же пытаются поставить то, что она пошла на договор со спорной фигурой, несмотря на то, что от него можно было ожидать, как минимум, демонстрирующих отсутствие этики действий. Помимо этого есть доля скептицизма относительно лидерского потенциала А.Шакед, хотя еще до объявления даты досрочного голосования в среде политических обозревателей распространялось мнение, что она довольно перспективный политик, имеющий шанс даже занять премьерское кресло, хотя и не по итогам ближайшего голосования.

Такой расклад несколько омрачает предвыборную картину для самой А.Шакед и «Новых правых». Ранее они избавились от необходимости нести ярко выраженное «религиозное бремя» в избирательной кампании, показав, что намереваются составить реальную оппозицию популярности партии Ликуд. При этом важен был контраст между А.Шакед и Н.Беннетом, имеющими хорошую политическую репутацию, с одной стороны, и Б.Нетаньяху, которому обвинения в коррупции могут помешать вновь получить ключевой в стране пост. Теперь же, следуя прогнозам тех же обозревателей, считавших, что А.Шакед может укрепить позиции за счет перехода в Ликуд и претензий на смену Б.Нетаньяху в качестве лидера партии, министр юстиции вполне может это сделать, т.к. препятствие, касающееся репутации, несколько размылось.

В таких условиях А.Шакед предпочитает дистанцироваться от опального юриста, пусть и не делая громких заявлений, осуждающих его или показывающих отсутствие между ними каких-либо деловых контактов. Пока она пытается отстоять правомерность более 300 назначений, сделанных комиссией, и предпочитает координировать работу с главой Верховного суда Э.Хайют. На начальном этапе А.Шакед не выражала большого одобрения по поводу ее кандидатуры, однако, в сложившихся обстоятельствах вокруг Б.Нетаньяху они, кажется, нашли общий язык. Так, министр туризма Я.Левин (Ликуд) даже обвинял их в сговоре по «отбеливанию полиции» в рамках «дела 4000» (Б.Нетаньяху и сайт Walla).

Если говорить о возможности применения на израильском примере американского эффекта, последовавшего от ситуации с назначением Б.Кавано, то такая возможность маловероятна. В глазах израильских избирателей идея борьбы за справедливость в политической и юридической системе не выглядит привлекательным компонентом профессиональной биографии и, как следствие, серьезно не повышает популярность. Частично в свое время это уже доказал лидер партии «Наш дом — Израиль» А.Либерман, прошедший во многом схожий с Б.Нетаньяху путь, оправданный, но не заработавший на этом политических очков.

52.51MB | MySQL:104 | 0,282sec