О военной ситуации в Сирии (19 – 26 января 2019 г.)

По данным совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение прошедшей недели было зафиксировано 212 нарушений режима прекращения огня. Это почти в два раза выше показателя предыдущей недели (127). Продолжила очень  активно фиксировать нарушения турецкая часть комиссии, особенно – в части, касающейся провинций Хама и Идлиб.

В последующих данных учитывались максимальные показатели из представленной двумя частями комиссии информации. В частности, в провинции Латакия было зафиксировано по меньшей мере 20 нарушений (в течение предыдущей недели – 14), в провинции Алеппо – 26 нарушений (16). Большое число нарушений фиксировалось в провинциях Хама – 43 (50) и Идлиб – 72 (34).

Данных о работе в течение недели самолетов ВВС Сирии не имеется. Самолеты ВКС России наносили удары по целям боевиков в провинциях Идлиб, Алеппо.

20 января самолеты ВВС Израиля попытались нанести удар по целям в районе международного аэропорта «Дювали» к юго-востоку от Дамаска. Удар наносился из воздушного пространства над акваторией Средиземного моря. По данным Минобороны РФ, семь израильских ракет были уничтожены сирийскими комплексами ПВО «Бук» и «Панцирь».

21 января командование израильской армии сообщило о начале операции против иранских сил на территории Сирии. Сирийской армии было предложено не пытаться противодействовать этой операции. Понятно, она проигнорировала это предложение. Операция проводилась в ответ на попытку ракетного обстрела Голанских высот. По данным Минобороны РФ,  при отражении авиаударов сирийскими силами ПВО были сбиты более 30 израильских ракет и управляемых авиабомб. Погибли 11 сирийских военных. Частично была повреждена инфраструктура международного аэропорта Дамаска. Кроме иранских объектов целями удара были средства ПВО Сирии.

22 января стало известно, что при отражении израильских авиаударов днем ранее сирийские ПВО использовали новейшие зенитные ракетные комплексы (ЗРК) «Бук-М2Э» российского производства.

В течение недели продолжались активные боевые действия в ряде провинций страны.

В провинции Хасеке 21 января смертник на заминированной автомашине атаковал конвой, в котором находились бойцы «Сил демократической Сирии» (СДС) и американские военные. В результате атаки погибли 5 курдов, 2 американца получили ранения. Ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство»  (ИГ, запрещено в России)

В провинции Дейр эз-Зор 20 января командование СДС достигло договоренности с ИГ о том, что джихадисты оставят контролируемые ими населенные пункты на востоке провинции и уйдут в пустыню. Другой территории, кроме как на востоке провинции Хомс, там, как представляется, не имеется.

На востоке провинции 23 января формирования СДС отбили у боевиков ИГ деревню Багуз — последнюю на левом берегу Евфрата, остававшуюся под контролем ИГ. В этом районе джихадисты к тому моменту контролировали всего несколько ферм. Кроме того, никуда не делось их присутствие в пустынных районах в провинции Хомс.

24 января боевики ИГ предприняли попытку отбить у отрядов СДС деревню Багуз. Эта попытка провалилась. В бою погибли до 34 джихадистов и 16 бойцов СДС. До 20 джихадистов попали в плен. Атаке предшествовали подрывы трех смертников.

26 января ракетному обстрелу был подвергнут район близ деревни Богуз, остававшийся под контролем ИГ. В результате обстрела погибли 29 джихадистов и 13 мирных жителей, главным образом — родственников боевиков. Позднее стало известно, что артиллерийский удар наносился иракским формированием «Аль-Хашд аш-Шааби».

Также 26 января боевикам ИГ удалось восстановить контроль над несколькими территориями в районе деревни Багуз после того, как самолеты международной коалиции по ошибке нанесли удар по позициям СДС.

На севере провинции Хама 24 января сирийские войска нанесли артиллерийский удар по командному пункту боевиков группировки «Тахрир аш-Шам» (ранее «Джебхат ан-Нусра», запрещена в РФ) после того, как джихадисты попытались атаковать их позиции из демилитаризованной зоны.

В провинции Идлиб в одноименной зоне деэскалации 22 января боевики группировки «Тахрир аш-Шам» атаковали позиции правительственных сил в районах населенных пунктов Абу Духур и Абу Шарджа. Джихадистам удалось продвинуться на первом направлении вглубь позиций сирийских войск на 1,5 км. Затем подошедшими резервами они были отброшены на исходные позиции. Позднее стало известно, что в той атаке был уничтожен видный полевой командир группировки «Тахрир аш-Шам» Абу аль-Бара Кавкази. Из его псевдонима следует, что он — выходец с Кавказа, военную службу мог проходить в ВДВ. В «Тахрир аш-Шам» он возглавлял группу «Аджнад аль-Кавказ».

24 января США ввели санкции против двух проиранских формирований, участвующих в боевых действиях в Сирии. Речь идет о дивизии «Фатемийюн», сформированной из афганских добровольцев, и бригаде «Зайнабийюн», составленной из пакистанцев. По данным США, участники этих формирований были завербованы иранцами из лиц соответствующих национальностей, ставших беженцами и укрывшихся на территории Ирана.

25 января глава СДС Мазлум Кобани заявил, что в случае достижения политического соглашения между Дамаском и курдами этот альянс получит некий «специальный статус». В настоящее время СДС контролирует до трети территории Сирии.

26 января стало известно, что накануне близ населенного пункта Исрия на востоке провинции Хама прошел первый в новейшей истории Сирии конгресс племен Восточной Сирии, проживающих на западном и восточном берегах реки Евфрат. По его итогам было принято решение об образовании движения «За единую родину». Участники конгресса поддержали принцип территориальной целостности Сирии под руководством действующего президента страны Башара Асада. В съезде приняли участие также старейшины курдской, черкесской и других общин.

В целом очевидно, что второй по значимости проблемой для Дамаска после Идлиба сейчас является проблема СДС. Как представляется, ее решить можно будет только одним способом – путем предоставления курдам той или иной степени автономности в рамках Сирии. Без этого шага, как представляется, существующий режим вряд ли решит задачу сохранения единства страны. Хотя, понятно, категорически против него будет Турция.

52.22MB | MySQL:103 | 0,492sec