К вопросу о возвращении Сирии в ЛАГ и интересах России

Вопрос о возвращении Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ) будет рассмотрен в ходе саммита Генассамблеи, который пройдет 31 марта 2019 года в Тунисе. Об этом заявил в субботу 25 января в Тунисе министр иностранных дел Тунисской Республики Хмайес Жинауи в ходе совместной пресс-конференции с главой МИД России Сергеем Лавровым. «31 марта этого года мы примем у себя саммит ЛАГ. Члены организации должны будут высказаться по этому вопросу (восстановления членства Сирии в ЛАГ), это будет коллективное решение, — отметил он. — Руководители организации сами приняли решение о приостановке членства Сирии». «На предстоящем саммите должно будет решиться, каким образом будет возвращаться и будет ли возвращаться Сирия в ЛАГ, а также в каком качестве», — добавил министр. Членство Сирии в ЛАГ было заморожено в ноябре 2011 года после начала внутреннего конфликта. Большинство арабских стран отозвало своих послов из Дамаска и свернуло торговые связи с Сирией. В этой связи отметим, что возвращение Сирии в ряды ЛАГ является на сегодня практически основной задачей российской дипломатии применительно к Дамаску, и эта тема постоянно муссируется Смоленской площадью в рамках переговоров со своими арабскими партнерами. Российская сторона заинтересована в возвращении Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ). Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров по итогам переговоров в пятницу с марокканским коллегой Насером Буритой. «Мы заинтересованы в восстановлении отношений Сирии с Лигой арабских государств, чтобы Сирия вернулась в арабскую семью, — отметил он. — Сирия нуждается в активизации гуманитарного содействия по созданию условий для возвращения беженцев, и в этом мы видим резерв для серьезной работы, которая должна быть проделана для выполнения решений Совета Безопасности ООН». Россия призывает Тунис поддержать процесс возвращения Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ). Об этом заявил в субботу 25 января министр иностранных дел РФ Сергей Лавров по итогам переговоров с тунисским коллегой Хмайесом Жинауи.  «Как мы обсуждали и в Алжире, и в Марокко в последние дни, мы хотели бы, чтобы Тунис также поддержал процесс возвращения Сирии в арабскую семью, в ЛАГ, тем более что в марте здесь состоится очередной саммит ЛАГ», — сказал глава дипведомства. Та же самая тема активно обсуждалась и в рамках российско-иракских переговоров, которые прошло на этой неделе. Ирак выступает за возвращение Сирии в Лигу арабских государств (ЛАГ). Об этом заявил в среду 29 января глава иракского МИД Мухаммед Али аль-Хаким по итогам переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым. «Правительство Ирака выступает за восстановление членства Сирии в ЛАГ», — сказал министр на пресс-конференции. Глава МИД Ирака отметил, что ситуация в Сирии может разрешиться только, когда удастся справиться с терроризмом, «как это было сделано в Ираке». «Мы подчеркнули важность сохранения единства и суверенитета страны и выразили надежду на создание единого правительства в Дамаске», — добавил аль-Хаким. Спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД Михаил Богданов и министр иностранных дел Египта Самех Шукри на встрече во вторник в Каире подтвердили намерение двух стран наращивать усилия по урегулированию обстановки в Сирии и Ливии. Об этом говорится в сообщении российского дипведомства. «Проведен обстоятельный обмен мнениями по ключевым проблемам Ближнего Востока и Северной Африки. При этом была подтверждена нацеленность Москвы и Каира на наращивание усилий в интересах скорейшего нахождения скоординированных политико-дипломатических развязок кризисных ситуаций, в том числе в Сирии и Ливии, а также справедливого решения палестинской проблемы», — подчеркнули в МИД. Ранее Богданов провел в египетской столице встречу с генеральным секретарем Лиги арабских государств (ЛАГ) Ахмедом Абу аль-Гейтом, в ходе которой обсудил подготовку Российско-арабского форума сотрудничества и вопросы региональной повестки дня. Все эту активизацию на ближневосточном треке со стороны МИД России надо в том числе и прежде всего связывать именно с вопросами подготовки необходимого фона для возвращения Дамаска в структуру ЛАГ уже в марте с.г. Другой вопрос, что переговоры на эту тему с теми же марокканцами или тунисцами по своей сути отличаются от таких же консультаций с теми же иракцами или ливанцами. Прежде всего по той причине, что на сегодня основной проблемой для возвращения Дамаска в ЛАГ является позиция исключительно одной страны — это КСА. И переговоры на эту тему с теми же марокканцами, египтянами или иорданцами имеет под собой прежде всего смысл направления соответствующих сигналов в этом отношении именно Эр-Рияду и Абу-Даби, которые являются ближайшими союзниками трех этих стран.  При этом отметим, что российская дипломатия работает сейчас именно на двух этих направлениях (саудовском и эмиратском), тем более, что позиции Эр-Рияда и Абу Даби по этому вопросу демонстрируют различный подход.   27 декабря Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) приняли решение возобновить работу своего посольства в Дамаске. В заявлении МИД указывалось, что правительство ОАЭ пошло на такой шаг «с тем, чтобы усилить арабскую роль в поддержке независимости, суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также с целью сдерживания опасного регионального вмешательства в ее внутренние дела». Согласно заявлению, опубликованному МИД ОАЭ, «Министерство иностранных дел ОАЭ подтверждает возобновление работы в посольстве эмирата в Дамаске. Этот шаг свидетельствует об энтузиазме, с которым ОАЭ намерены восстановить отношения между двумя странами на братском пути». Причем руководство ОАЭ принимает конкретные шаги по восстановлению своих отношений с Сирией не только по чисто дипломатическим каналам, но и в рамках оживления деловых связей и восстановления полномасштабного авиасообщения. Королевство Бахрейн вслед за Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) возобновило работу своего посольства в Сирии после семи лет перерыва. Об этом сообщил в пятницу 29 декабря МИД Бахрейна в «Твиттере». «Объявляем о продолжении работы посольства Бахрейна в Сирийской Арабской Республике», — заявили во внешнеполитическом ведомстве. В Манаме также подчеркнули стремление поддерживать отношения с Дамаском и «важность общеарабской роли и ее активизации для сохранения стабильности в Сирии, ее суверенитета и территориальной целостности». Кроме того, Бахрейн высказался за «недопущение регионального вмешательства во внутренние дела» Сирии. Вот этот момент имеет очень большое значение, поскольку Манама безусловно в данном случае является неким индикатором настроений на эту тему своих ближайших союзников в лице КСА и ОАЭ. Ряд экспертов в этой связи отметили, что открытие посольства говорит прежде всего о настрое на этом направлении со стороны Эр-Рияда и является первым шагом к тому, чтобы в Дамаск уже в этом году окончательно вернулась дипмиссия КСА. При этом не все так однозначно и линейно. Саудовское руководство пока колеблется между двумя вариантами: оставить этот процесс в его нынешнем качестве в рамках постепенного восстановления отношений с Дамаском в формате его отношений с той или иной страной без полномасштабного возвращения Дамаска  в ряды ЛАГ, либо пойти на полномасштабное возвращение Сирии в ряды организации. В данном случае Эр-Рияд волнует несколько проблем и прежде всего, если мы берем в расчет чисто тактические моменты, это перспективы сохранения саудовского оплота в Идлибе, где монополией на власть фактически обладают просаудовские группировки. И этим аспектом в том числе объясняется и промедление со стороны Москвы в рамках ликвидации это оплота непримиримого сопротивления чисто военным путем. Это соображение вкупе с соображениями на турецком треке позволяет сделать вывод о том, что ожидать крупных военных операций правительственных сил не стоит ожидать, как минимум, до марта с.г. Такой сценарий может затормозить возвращение Дамаска в ряды ЛАГ. С другой стороны, рискнем предположить, что некая даже имитационная, но внятная военная деятельность сирийской армии при поддержке российских ВКС в Идлибе может иметь обратный эффект. А именно — станет сильным стимулом для тех же Эр-Рияда (и, кстати, Анкары) более положительно отнестись к идее восстановления членства Сирии в ЛАГ уже в марте с.г. Но пока КСА колеблется. Это стало очевидно по итогам мероприятия ЛАГ в Ливане 20 января, на котором тема поддержки Сирии со стороны других стран арабского мира звучала не так громко, как ожидалось в преддверии саммита. В итоговую декларацию саммита и отдельное заявление по миграционному кризису вошли призывы к мировому сообществу поддержать проекты содействия сирийским беженцам, но на территории тех стран, которые их приняли. В итоговых документах также не говорится о перспективах возвращения Сирии в ЛАГ. При этом представители Дамаска на этом заседании не присутствовали. Но процесс идет, и собственно нынешняя активизация дипломатических усилий Москвы лишнее тому подтверждение. Если мы возьмём этот процесс по своей сути, то его можно охарактеризовать следующим образом. В последние месяцы среди членов Лиги арабских государств — особенно государств Персидского залива — формируется консенсус о том, что возвращение Сирии в ряды ЛАГ принесет им больше пользы, чем вреда. В преддверии следующего ежегодного саммита Лиги в марте в Тунисе арабские страны могут оказаться на грани серьезного сдвига в подходе к Сирии  во главе с президентом Башаром Асадом. Но опять же это только вероятная, но пока только одна опция из многих. При этом надо отметить главное. Независимо от того, состоится ли возвращение Сирии в ЛАГ перед ежегодным саммитом в Тунисе, или нет, ситуация характеризуется общим трендом на то, что страны арабского мира пытаются перевернуть страницу (некоторые более неохотно, чем другие) жесткого конфликта в Сирии. Такое развитие событий влечет за собой ряд экономических и политических последствий, которые неизбежно изменят регион.
В данном случае в Эр-Рияде имеют ввиду и стратегические аспекты этой проблемы. Восстановление членства Сирии в ЛАГ будет фактом нормализации высокого уровня отношений с Дамаском, а также официальной констатацией того момента, что саудовская стратегия противодействия Дамаску в гражданской войне провалились, а подрывная работа против Сирии больше не является стратегическим вариантом действий. Или еще проще — признанием необходимости перехода от военного сценария свержения Асада к политико-дипломатическим методам, в том числе и  рамках формирования нового Конституционного комитета и проведения всеобщих выборов. Восстановление Лигой арабских государств членства Сирии не будет автоматическим признанием коллективного Запада легитимности режима в Дамаске, но при этом станет первым индикатором такого признания. С политической точки зрения, постепенное возвращение Сирии в ЛАГ будет свидетельствовать о том, что арабские государства Персидского залива меняют свою позицию в рамках выстраивания своих отношений с Сирией, правительство которой они и другие арабские государства пытались сместить в течение многих лет. Принимая Сирию обратно в ряды Лиги, эти страны признают свою неспособность привести к власти кого-то другого, Во-первых, потому, что повстанцы, которых они поддерживали, в значительной степени проиграли битву против Асада, а во-вторых, потому, что их план «B» по поддержке «Сил демократической Сирии» (СДС) рушится, поскольку Соединенные Штаты планируют свой уход из из этой страны. Для таких стран, как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, поддержка возвращения Сирии в ЛАГ не означает, что они признали, что проиранский (с их точки зрения) режим остается у власти в Дамаске, но это означает, что они признают, что лучший курс действий на сегодня — работать с Асадом в попытке оторвать его от орбиты иранского влияния. То есть, сделать то, что КСА и ОАЭ сейчас пытаются реализовать в Ираке, стараясь за счет финансовой подпитки части шиитской элиты уменьшить влияние Тегерана. У других арабских стран свои резоны. Для арабских государств, граничащих с Сирией, таких как Иордания, Ливан и Ирак, остро стоит вопрос налаживания экономического взаимодействия. Гражданская война в Сирии разрушила традиционные прибыльные морские и сухопутные торговые маршруты, которые эти правительства хотят быстро восстановить. Возвращение Сирии в ЛАГ позволит Бейруту публично укрепить свою торговлю с Дамаском, в то время как Багдад и Амман могут возродить давно бездействующие грузовые логистические маршруты. И учитывая, что война вызвала приток в эти страны миллионов сирийских беженцев, эти страны стремятся минимизировать этот кризис путем развития контактов на этом направлении с дипломатически реабилитированной Сирией.
В более широком смысле восстановление членства Сирии в Лиге может дать толчок реализации процесса экономического восстановления страны. Хотя санкции со стороны США и ЕС останутся в силе против режима в Дамаске на долгосрочную перспективу, это не будет для других арабских стран решающим аргументом. Если Сирия возвратится в ЛАГ, то это само по себе резко облегчит ситуацию с привлечением инвестиций из стран Персидского залива. Для торговых и морских центров, таких как Объединенные Арабские Эмираты и Катар, увеличение числа имеющихся торговых партнеров является потенциально выгодным. Для Саудовской Аравии, для которой в данном случае приоритетом в сирийском досье является продолжение политики сдерживания иранского влияния в регионе, возможность построения позитивных экономических связей с Сирией в долгосрочной перспективе может стать частью стратегического перехода к работе с арабскими союзниками Ирана с точки зрения их отрыва экономическими методами из орбиты Тегерана.

52.8MB | MySQL:104 | 0,335sec