Турция и война в Йемене: трансформация подходов

Йемен на протяжении нескольких лет стал ареной противостояния между сторонниками президента Абд Раббо Мансур Хади, которого мировое сообщество считает легитимным лидером страны и мятежниками-хоуситами. Хоуситы — живущие преимущественно на севере Йемена шииты-зейдиты, составляют около трети из более 27 млн преимущественно суннитского населения Йемена. Одним из главных требований мятежников было предоставление большей автономии их северной провинции Саада. Боевым крылом мятежников считается группировка «Ансар Аллах».

Начавшиеся в феврале 2011 года антиправительственные выступления в Йемене привели к острому внутриполитическому кризису.

Хоуситы пользуются поддержкой Ирана.  Фактически Йемен в последние годы превратился в поле битвы Тегерана, их поддерживающего, и его регионального противника — Эр-Рияда, выступающего на стороне Хади.

Разрушительная война и последующий гуманитарный кризис в Йемене затронул все региональные страны, в том числе и Турцию.

Турецкое правительство прямо поддержало операцию Саудовской Аравии в Йемене весной 2015 года. В письменном заявлении Министерства иностранных дел Турции отмечается: «Мы поддерживаем военную операцию, начатую силами коалиции, возглавляемую странами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива против движения хоуситов по просьбе законно избранного президентом Хади. Саудовская Аравия заранее проинформировала Турцию об операции».

Кроме того, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил, что Турция готова оказать материально-техническую и разведывательную поддержку силам коалиции, хотя Анкара и не будет активно участвовать в военной операции.

Это была открытая поддержка Турции нового короля Саудовской Аравии Сальмана и попытка нормализовать натянутые отношения между этими двумя странами в связи с государственным переворотом в Египте в 2013 году. Переворот был организован генералом Абделем Фаттахом ас-Сиси при поддержке Саудовской Аравии против избранного президента и сторонника «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси, которого поддерживала Турция.

В сложившихся обстоятельствах обострение отношений между Турцией и Ираном стало неизбежным.

На пресс-конференции в конце марта 2015 года Р.Т.Эрдоган прямо осудил Иран за его усилия по укреплению своего влияния в регионе. Он заявил: «Иран пытается доминировать в регионе. Можно ли это терпеть? Это стало раздражать многие страны региона, включая нас, Саудовскую Аравию и страны Персидского залива. Это невозможно терпеть».

Иранская сторона, в свою очередь, дала резкий ответ, заявляя, что запланированный визит турецкого президента в Иран в данных условиях является нежелательным.

Более того, после открытой поддержки Саудовской Аравии, в Турции снова вспыхнула волна «ностальгии по имперским временам». Как отмечает турецкий эксперт по внешней политики Фехим Таштекин, как только президент Турции Р.Т.Эрдоган поддержал военную операцию под руководством Саудовской Аравии против хоуситов в Йемене, некоторые в Турции поспешили приводить «таинственный аргумент», что Йемен по-прежнему принадлежит османам. «Это, однако, вряд ли стало неожиданностью, поскольку мы уже знакомы с «новым османским» мышлением, которое предполагает, что в каждом уголке мусульманского мира люди смотрят на Турцию».

Йемен — арабская страна площадью 528 тысяч кв. км. Йемен не богат нефтью и природным газом и это бедная страна. Но географическое положение Йемена, расположенного у входа в Красное море из Индийского океана, придает этой стране большое стратегическое значение (с точки зрения контроля над международными морскими путями). Для Саудовской Аравии Йемен, с которым она имеет общую протяженную границу на юге, обладает еще большим значением. Очевидно, распространение иранского влияния на эту страну, расположенную непосредственно на юге от Саудовской Аравии, Эр-Рияд воспринимает в качестве серьезной проблемы национальной безопасности.

Однако такое географическое расположение Йемена имеет важное значение также для Турции. И с этой точки зрения не является совпадением расширение турецкого военного присутствия вокруг Йемена. Вдобавок к размещению военного контингента в  Катаре, по мнению ряда экспертов, Турция планирует построить военно-морскую базу на Красном море и вероятна oна появится на уже суданском острове Суакин. В конце декабря 2018 года президент Судана Омар аль-Башир и Р.Т.Эрдоган подписали соглашение о передаче острова «Анкаре для восстановления и руководства им в течение неопределенного срока».

Согласно двустороннему договору, Турция обязуется построить на острове порты для обслуживания гражданских и военных судов. По этому поводу турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу отметил, что Турция уже имеет 3000 военнослужащих, дислоцированных возле Красного моря в Сомали.

Есть конкретные действия Турции, которые дают нам возможность предположить, что Анкара вознамерилась создать линию военных объектов вдоль восточноафриканского побережья Красного моря. Вероятнее всего, Суакин станет стратегическим наблюдательным пунктом, контролирующим движение в Красном море, где смогут останавливаться корабли ВМС Турции.

Тем не менее, важно отметить, что с начала 2000-х на протяжении многих лет Турция воспринимала Йемен в качестве страны, где она реализует «мягкую силу». Этим же обуславливается тот факт, что Турция является одним из главных поставщиков гуманитарной помощи в Йемен.

С начала войны в 2015 году Турция доставила различные виды гуманитарной помощи жителям Йемена. В 2017 году в порт Аден поступил новый пакет с почти 11 тысячами тонн гуманитарной помощи на сумму 9 млн долларов США. Так же Турция приняла участие в «Мероприятии по объявлению взносов высокого уровня по гуманитарному кризису в Йемене» 25 апреля 2017 года в Женеве.

Город Ходейда на берегу Красного моря — важнейший порт, контролируемый хоуситами. Предполагается, что отсюда в страну поступает значительная часть оружия и боеприпасов для хоуситов. Если город-порт Ходейда перейдет в руки сил президента Хади, это как создаст серьезную проблему для хоуситов, так и приведет к значительному повышению давления на Сану, которая находится в руках шиитских сил.

Практически реализовать такие предложения, как передача порта Ходейда под контроль ООН и возобновление поступления гуманитарной помощи в страну, представляется крайне сложным в нынешних условиях. Турция не однократно выступала с заявлениями в защиту перехода контроля над портом ООН.

С другой стороны, можно видеть, что в конфликт Саудовской Аравии и Ирана, который набирает обороты на Ближнем Востоке, активно включаются Израиль (еще одна региональная сила) и США (глобальная сила). США во главе с Д.Трампом могут напрямую взять на прицел Иран, и в таком случае Россия не сможет остаться в стороне и поддержит своего союзника по Астанинской площадке Иран. Третьему участнику Астанинских переговоров Турции придется маневрировать, так как в изначально находясь в коалиции возглавляемой Саудовской Аравией, в Сирии ей жизненно необходим альянс с Россией и Ираном.

 

Учитывая новые геополитические реалии на Ближнем Востоке по сравнению с 2015 годом, не является случайностью комментарий Р.Т.Эрдогана на пресс-конференции в Буэнос-Айресе в декабре 2018 года. Он подошел к йеменской войне с совершенно иной точки зрения, подчеркнув ответственность международного сообщества за оказание помощи «голодающим детям и страдающим невинным людям».

Р.Т.Эрдоган, в частности, заявил: «Инклюзивное политическое решение является единственным способом достижения прочного мира и стабильности. Мы поддерживаем усилия в рамках Организации Объединенных Наций по стимулированию переговорного процесса. В этом контексте мы надеемся, что процесс начнется со встречи конфликтующих сторон, которые не встречались более двух лет в Швеции».

Если сравнить такое «миролюбивое» заявление с заявлением 2015 года о «необходимости в немедленном выводе иранских военных подразделений и террористических группировок с территории Йемена», то становится очевидным трансформация турецкой политики за прошедшие годы.

Причиной такой трансформации являются изменяющиеся региональные цели Турции после появления новых реалий на Ближнем Востоке. Эта новая ситуация привела Турцию к сотрудничеству с Ираном в Сирии и столкновению с Саудовской Аравией.

Кроме того, убийство саудовского журналиста Джамаля Хашогги в генеральном консульстве в Стамбуле вновь обострило давнюю напряженность в отношениях между Турцией и Саудовской Аравией.

Сегодня Турция четко осознает, что она могла бы сделать гораздо больше в деле «поощрения и защиты независимости, суверенитета, территориальной целостности и единства Йемена», если бы она придерживалась нейтральной позиции или традиционно выступала с готовностью стать посредником между соперничающими сторонами, а не поддержала военную операцию Саудовской Аравии в Йемене. Сейчас Анкара официально остается в коалиции возглавляемой Саудовской Аравией, однако у нее нет иного варианта, кроме как делать призывы к миру в Йемене и доставлять гуманитарную помощь, так как на Ближнем Востоке существует другая арена столкновений интересов, куда Турция ввязалась по всем направлениям — Сирия.

44.8MB | MySQL:115 | 1,159sec