О проблемах финансового сектора Ливана

Первоочередной задачей нового правительства Ливана, наконец-то сформированного в конце января с.г. после затяжного политического кризиса, является улучшение экономической ситуации в стране. В числе острых экономических проблем, с которыми сталкивается Ливан – развал инфраструктуры (энерго- и водоснабжения, плохие дороги), безработица, достигшая двузначных цифр, проблема обустройства сирийских беженцев, а также высокий государственный долг. На последнем феномене необходимо остановиться подробнее, так как несмотря на астрономическую величину этого долга, Ливан не столкнулся и не столкнется в ближайшее время с проблемой дефолта, которую пережила несколько лет назад Греция.

По данным на 2017 год, величина государственного долга Ливана достигла 80 млрд долларов или 150% ВВП (ВВП Ливана исчисляется в 51,8 млрд долларов). Это третий показатель в мире после Японии и Греции. По мнению ливанских экономистов, к 2021 году этот долг может достигнуть 160%  ВВП. Обслуживание долга обходится Ливану ежегодно в 5 млрд долларов, что составляет четверть государственного бюджета (19,1 млрд долларов). Экономисты МВФ убеждены в том, что к 2025 году эта доля может достичь 60% госбюджета.

Для того, чтобы нести необходимые расходы и обслуживать долг, правительство Ливана должно обеспечить рост  финансовых поступлений. В настоящее время доходная часть ливанского бюджета (налоги, таможенные поступления, доходы от государственной собственности и собственности местных администраций) состоит из 13 млрд долларов. Это означает, что дефицит бюджета ближневосточного государства составляет 7 млрд долларов. По мнению инвестиционного банкира из Merril Lynch Абу Тайеба Чиситияна, это приведет к новым займам и увеличению нагрузки на обслуживание госдолга на 37%. В настоящее время 70% госдолга деноминированы в ливанских фунтах и  30% в долларах. При этом правительство выплачивает достаточно высокий процент по долгам (9% по кредитам, деноминированным в фунтах и 7% в долларах). В то же время относительная «уверенность в завтрашнем дне» ливанского правительства обеспечивается тем, что держателями 85% долга являются ливанские коммерческие банки и Banque du Liban (BDL, ливанский аналог Центробанка). Необходимо также отметить, что 16 из 20 крупнейших коммерческих банков Ливана прямо или косвенно принадлежат ведущим ливанским политикам (заимам) или тесно связанным с ними бизнесменам.

Что же позволяет ливанским банкирам с такой легкостью давать деньги в кредит собственному правительству? Прежде всего, значительные депозиты, размещенные в ливанских банках на сумму в 200 млрд долларов. То есть, ливанские банковские депозиты в четыре раза превышают ВВП страны. При этом 80% депозитов деноминированы в долларах. 40% вкладов принадлежат ливанской диаспоре. Ее богатые представители охотно кладут свои капиталы в банки родины в связи с, во-первых, высокими процентами по вкладам, во-вторых, с соблюдением банковской тайны (которая сейчас стала относительным явлением даже в Швейцарии). Доходность по вкладам составляет 12% по вкладам в долларах и 14% по вкладам в ливанских фунтах. По мнению экономиста из агентства Synaps Розали Бертье, постоянный приток капиталов в банки необходим стране для обслуживания госдолга и исполнения текущего баланса платежей, деноминированных в иностранной валюте (11,6 млрд долларов в 2018 году). Такая высокая доля долларов в экономике страны объясняется значительным импортом (90% товаров в торговую сеть страны приходит из-за рубежа).

Однако в последнее время все больше проявляются отрицательные тенденции. Приток денег на банковские вклады замедлился. Даже состоятельные семьи ливанской буржуазии вкладывают все меньше в банки страны. Это объясняется рядом факторов. Во-первых, уменьшением доходов. Во-вторых, ростом доходности по процентным ставкам в США. В-третьих, общей политической нестабильностью.  В результате финансовая система страны тратит больше долларов, чем привлекает. «Короче говоря, Ливан имеет очень долларизированную экономику, которая тратит больше валюты, чем может привлечь», — говорит Розали Бертье.

Несмотря на политические конфликты в самом Ливане и региональные войны вокруг него, курс национальной валюты к доллару остается стабильным с 1997 года и составляет 1507,5 ливанских фунтов за доллар. Этот курс не смогли поколебать ни убийство Рафика Харири в 2005 году, ни вторжение израильской армии в 2006 году, ни падение кабинета Саада Харири в январе 2011 года, ни арест С.Харири в Саудовской Аравии в ноябре 2017 года. Ливанцы настолько уверились в его нерушимости, что расчет в большинстве магазинов Бейрута ведется как в фунтах, так и в долларах. Значительная заслуга в обеспечении такой стабильности принадлежит президенту Banque du Liban Рияду Саляме. Этому человеку, возглавляющему Центробанк Ливана с 1992 года, принадлежит большая заслуга в поддержании стабильной и исправно работающей банковско-финансовой системы. Однако авторитет одного человека имеет и оборотную сторону. В случае его ухода с поста главы Banque du Liban возможно, что отсутствие такого доверия к его преемнику вызовет нарушения в функционировании финансовой системы.

Большой проблемой Ливана является то, что экономика страны и, прежде всего, реальный сектор не создают возможности для притока денег в госбюджет. Рост ВВП зафиксирован на низком показателе 1,9% в год, в то время как, по мнению экономистов МВФ, Ливану необходимы хотя бы 5%. Безработица удерживается на двузначных показателях (в процентах), а инфляция – на уровне 6,3%. Капиталовложения в производственный сектор составляют менее 1% ВВП (мировой показатель – 8,2%). Индикатором проблем в ливанской экономике является застой в секторе недвижимости, некогда одном из наиболее доходных в стране. 2007-2011 годы были периодом неуклонного и опережающего роста для ливанского сектора недвижимости, который обеспечивал значительную часть прироста ВВП страны. Покупателями на рынке недвижимости были, прежде всего, выходцы из государств Персидского залива и представители ливанской диаспоры за рубежом. Сектор недвижимости является вторым по значению после банковского в экономике Ливана. Замедление в его росте наступило в 2011 году, в 2013 году перестали расти цены, а в 2015 году наступило падение спроса, которое к 2017 году достигло 40%. Несмотря на это, сами цены снизились только на 10%. Причинами снижения являются общая экономическая рецессия, региональная нестабильность (конфликт в соседней Сирии и напряженность в отношениях с Израилем) и падение в 2014 году мировых цен на нефть. Падение спроса касается, прежде всего, элитной недвижимости и коммерческой недвижимости в новостройках, недоступной для большинства простых ливанцев. В былые времена главными покупателями здесь выступали инвесторы из аравийских монархий.

Пытаясь улучшить ситуацию, правительство намерено изыскать новые источники доходов. Выбор небольшой – либо увеличение налогов, либо сокращение количества госслужащих. Предполагаемое увеличение налога НДС с 10% до 11% является мерой, крайне непопулярной в Ливане. Кроме того, многие бедные ливанские семьи уже неспособны ни платить налог, ни даже коммунальные расходы. По данным Министерства финансов, 65% потребителей электроэнергии являются хроническими неплательщиками и государству приходится возмещать убытки энергетическим компаниям. В то же время массовые увольнения сотрудников госсектора, в котором находят работу немало образованных ливанцев, приведут к подрыву относительной социальной стабильности.

Несмотря на очевидные экономические трудности Ливана, тот факт, что кредиторами правительств страны являются отечественные банкиры и политики, делает маловероятным худший сценарий – дефолт этой страны по греческому образцу. Вице-президент Byblos Banque Насиб Гобриль убежден в том, что «Ливан не последует по пути Греции, где большой госдолг вынудил правительство на проведение экономической программы, предусматривающей «кровопускание» собственного населения. Наш долг является нашим семейным делом».

52.46MB | MySQL:104 | 0,297sec