О некоторых итогах конференции по Ближнему Востоку в Варшаве

13-14 февраля польская столица принимала у себя международную конференцию по вопросам безопасности на Ближнем Востоке. Применительно к околоизраильской повестке дня этот саммит, по мнению высокопоставленного представителя ФАТХа Дж.Мухессена, был задуман для того, чтобы «продать арабам «сделку века» с целью ликвидации палестинской проблемы и превращения Ирана в вопрос номер один в мире». При таком раскладе, по мнению противников мероприятия, с одной стороны, происходит отказ от Арабской мирной инициативы, которая предусматривала нормализацию с Израилем на условиях его отхода к т.н. «границам 1967 г.», а палестинцы, в свою очередь, превращаются в еще одно оружие борьбы с иранским режимом. Российские СМИ усмотрели в варшавской встрече еще один подтекст – соревновательный. Среди тем для обсуждения в Польше в числе прочих значилась и сирийская проблематика. При этом альтернативная группа игроков в лице России, Ирана и Турции в рамках астанинского процесса созвала свое заседание в Сочи в четверг.

Для Израиля и США лейтмотивом встречи стала необходимость перемен,  построения новых и укрепления давних партнерских отношений. При этом были не только в очередной раз подчеркнуты налаживающиеся связи между Израилем и арабскими умеренными режимами, готовыми идти на контакт с Иерусалимом, свидетельством чего стала, к примеру, встреча израильского премьер-министра Б.Нетаньяху с главой внешнеполитического ведомства Омана Юсефом аль-Алави. Помимо этого и сам Вашингтон пытался продемонстрировать иллюзию единства Запада по отношению к проблемам ближневосточного региона. Так, на открытии конференции госсекретарь М.Помпео подчеркнул, что на мероприятии среди делегатов 60 стран присутствуют представители ЕС и НАТО, хотя Евросоюз далеко не во всем согласен с американской администрацией, что особенно видно на примере СВПД, а Североатлантический альянс, скорее, хотел бы минимизировать риск вовлеченности в тамошние конфликты. Наконец, о близости позиций европейцев и американцев должен был говорить и тот факт, что саммит был подготовлен Вашингтоном и Варшавой, хотя не секрет, что США поддерживают «секторальные» переговоры Израиля с отдельными странами-участницами ЕС или их подгруппами именно для воздействия на общую позицию организации.

Продолжая тему общности интересов, вице-президент США М.Пенс в своем выступлении отметил «вместе мы сильнее, чем когда-либо». Однако на практике в ходе конференции не удалось даже четко закрепить единство мнений США и Израиля в том, что касается центральной темы повестки дня, хотя ранее с этим проблем не наблюдалось. Так, согласно совместному заявлению внешнеполитических ведомств США и Польши, основное внимание планировалось уделить конфликтам в Сирии, Йемене и палестино-израильскому противостоянию. При этом, американская сторона, судя из-комментариев ее представителей, не коснулась ни самого проекта «сделки века», о возможной готовности которого в преддверии конференции говорили СМИ, ни своего же плана отказаться от обнародования мирной инициативы до выборов в Израиле. А вот Б.Нетаньяху об этом помнил и именно потому подчеркнул, что главным акцентом должна стать борьба с ростом иранского присутствия в регионе. При этом уже в четверг, выступая перед журналистами в присутствии главы израильского правительства, М.Помпео четко дал понять, что согласен с подходом Иерусалима. Так, по его словам: «Нельзя добиться стабильности на Ближнем Востоке, не столкнувшись с Ираном», влияние которого он охарактеризовал как «зловредное».

Наиболее же интересной, из всего сказанного госсекретарем кажется формула «трех Х: Хоуситы, ХАМАС, «Хизбалла»». Нельзя с уверенностью утверждать, задумывался ли сам М.Помпео или его спичрайтеры о глубоком смысле трех Х, но с точки зрения субкультуры они означают и «четкую грань» (strait edge), что может трактоваться по-разному от правильного образа жизни до борьбы с дискриминацией. В практическом же смысле в сказанном может читаться намерение на фоне планов США сократить свою прямую вовлеченность в ближневосточные дела добиться от Израиля не только борьбы с двумя его непосредственными угрозами, но и повышенного внимания к ситуации в Йемене. Особенно интересна такая ремарка звучит на фоне резолюции Палаты представителей Конгресса США о прекращении американской поддержки саудовской коалиции в Йемене, появление которой совпало по времени с варшавской конференцией. Примечательно и неожиданно в данном случае то, что резолюция по этой проблеме включила в себя и пункт о необходимости «в интересах национальной безопасности Соединенных Штатов бороться с антисемитизмом во всем мире», что способствует дополнительному увязыванию интересов Израиля и йеменской проблематики. Впрочем, эта ремарка все же стала следствием внутренней ситуации в Конгрессе, где при демократическом большинстве в нижней палате стали активно заявлять о себе члены этой партии, отличающиеся негативным настроем в отношении к Израилю.

Несмотря на это перспектива вопроса о более серьезном вмешательстве Израиля в йеменские дела все же есть. Так, в августе прошлого года под влиянием нападений хоуситов на нефтяные танкеры в Баб эль-Мандебском проливе Б.Нетаньяху не исключил сценарий отправки туда военных для участия в международной коалиции, поскольку главным инициатором враждебных действий счел Иран. Вместе с тем желание выступить на стороне Эр-Рияда у Иерусалима могло в последние дни поубавиться, ввиду заявлений, прозвучавших на фоне конференции от представителей КСА. Так, с одной стороны, король Сальман встретился во вторник с главой ПНА М.Аббасом и заявил о приверженности поддержке палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. С другой стороны, принц Турки бен Фейсал, в прошлом руководивший Службой общей разведки и занимавший несколько важных дипломатических постов, заявил в интервью в среду, что Израиль игнорирует попытки КСА добиться мира, а Б.Нетаньяху «обманывает израильскую общественность», представляя палестинскую проблему «мертвой». Выходом из тупика он назвал уход Израиля с «оккупированных» территорий, после чего последует признание государства со стороны арабских стран. Нельзя не отметить, что такие комментарии вопреки опасениям палестинской стороны выдают желание придерживаться Арабской мирной инициативы. Разумеется, побуждают к этому Саудовскую Аравию собственные интересы, связанные с необходимостью сохранять позиции в арабском мире и бороться с негативным влиянием, оказанным на королевство в связи с обстоятельствами смерти Дж.Хашогги, однако мирному процессу на палестино-израильском треке под эгидой США такие ремарки на пользу не идут.

В целом, можно сказать, что конференция в Варшаве выглядит несколько лучше, нежели мирный саммит в Париже в ноябре прошлого года, однако, в большей степени сигнализирует о проблемах, нежели имеет шанс их решить. Вашингтон предпринимает попытку возвратиться к первоначальной концепции широкого регионального мира, где ключом к примирению с палестинцами должно стать общее сближение Израиля с региональными умеренными странами. Затем привлечение последних на проамериканскую сторону позволило бы сформировать действительную коалицию по борьбе с Ираном, ранее добившись хотя бы частичной нейтрализации угрозы в Газе. Однако этот поэтапный механизм не жизнеспособен без Саудовской Аравии, где за следование данным принципам отвечал наследный принц Мухаммед бен  Сальман. При сокращении его участия в принятии решений, равно как в условиях аналогичной ситуации, сложившейся вокруг старшего советника Д.Трампа Дж.Кушнера, прежняя схема, в значительной степени строившаяся вокруг личностей, а не государств, не работает. Требуется выдвижение если не новой, то скорректированной стратегии. Для этого, прежде всего, важна согласованность между Вашингтоном и Иерусалимом, которую во время мероприятий в польской столице они не смогли в полной мере продемонстрировать.

52.75MB | MySQL:104 | 0,354sec