К итогам международной министерской встрече по Ближнему Востоку в Варшаве

Организованная США и Польшей международная министерская встреча по Ближнему Востоку прошла в польской столице по большей части за закрытыми дверями. Польская сторона по итогам конференции пыталась убедить, что тема Ирана в ходе форума почти не обсуждалась, однако заявления американской стороны свидетельствовали об обратном. Все рабочие заседания форума, за исключением вступительных речей организаторов от Польши и США, были закрыты для СМИ. Известно, что в начале конференции гости из ближневосточных стран выступили с заявлениями, содержащими их оценку ситуации в регионе. На итоговой пресс-конференции глава МИД Польши Яцек Чапутович информировал, что в ходе форума состоялось обсуждение положения в Йемене и Сирии, вопросов палестино-израильского урегулирования, гуманитарных проблем. При этом министр заверил, что тема Ирана не фигурировала в повестке и что роль этой страны, по его словам, только прослеживалась «в ходе обсуждения разных тем», в основном, в негативном ключе. Тем не менее, если судить по публичным выступлениям приехавших в Варшаву вице-президента и госсекретаря США — Майкла Пенса и Майкла Помпео — в центре внимания участников форума все же был Иран, роль которого в регионе Вашингтон считает дестабилизирующей. «В зале заседаний не было никого, кто защищал бы Иран. Ни одна страна не опровергла основных фактов, которые были представлены нами по Ирану — об угрозе, сущности иранского режима», — сказал Помпео, выразив мнение о необходимости расширения санкций против этой страны. Россия получила приглашение на конференцию в Варшаве, но отказалась от участия. Как пояснил глава МИД России Сергей Лавров на большой пресс-конференции по итогам 2018 года, вся повестка форума подверстана под продвижение американских подходов к сдерживанию Ирана в этом регионе. Судя по прозвучавшим заявлениям, так и произошло — хоть и неофициально, но США и Израиль свели обсуждения к отрицательной роли Ирана в регионе. В этой связи ценности этого мероприятия равна нулю, поскольку на нем отсутствовали основные оппоненты американского плана по БВУ и его антииранской  политики, но суть не в этом, а в том, что Вашингтон пытается использовать в рамках своего  давления на Брюссель (а он в формате своих основных политических центров оппонирует американским планам по этим двум пунктам практически однозначно) младодоевропейцев в лице Польши. Выбор, мягко говоря неоднозначный, учитывая вес Варшавы на Ближнем Востоке и ее нынешнюю репутацию в ЕС. При этом Польша не имеет никакого влияния на процессы, которые происходят в рамках БВУ или по вопросу выстраивания единой политической позиции ЕС по отношению к Ирану. При этом сам созыв такой конференции накануне Мюнхена был расценен в Брюсселе как открытый вызов. Это к вопросу тактики Госдепа США, который не в состоянии учитывать и прогнозировать реакцию своих партнеров. Как следствие, Польше не удалось обеспечить участие в конференции высокопоставленных представителей Европейского союза. Сообщалось, что в Брюсселе с негодованием встретили инициативу Варшавы провести с Вашингтоном совместную конференцию по Ближнему Востоку, где на линии США — ЕС накопилось множество противоречий, в том числе из-за решения Белого дома о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — сделки, которая была заключена в 2015 году и ограничивала ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену санкций Совбеза ООН и односторонних ограничительных мер США и ЕС. В результате большинство стран ЕС воздержались от направления в Варшаву своих представителей в ранге министров. Не присутствовала даже Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини. Чуть более солидно на форуме были представлены страны Ближнего Востока, хотя на конференции не было Ирана, Палестины, Ливана и Турции. Министров иностранных дел в Варшаву отправили Саудовская Аравия, ОАЭ, Иордания, Йемен, Кувейт, Марокко, Оман и Бахрейн. Присутствие этих министров вообще ничего в принципе не решает, поскольку на встрече не было ни одного реально ключевого игрока в процессе БВУ с противоположной стороны. Идея американцев в данном случае был изначально провальной, что характеризует уровень стратегического мышления нынешнего Госдепа. Попытки найти точки давления в ЕС в рамках проталкивания своего плана БВУ (его архитектор Дж.Кушнер на такие заседания уже не приезжает) с заведомо слабыми игроками даже с точки зрения пиара не выдерживают никакой критики. Попытки Варшавы натянуть на себя одеяло некого нового главного посредника в вопросе БВУ вызывают лишь улыбку.

Польские власти назвали главной целью конференции запуск так называемого «варшавского процесса» — нового механизма, направленного на широкое и детальное обсуждение наиболее острых проблем, существующих на Ближнем Востоке, а также поиск путей их решения. «Надеемся, что эта конференция начнет процесс, который мы возможно назовем «варшавским процессом»», — сказал Чапутович на итоговой пресс-конференции. По его словам, они будут работать над такими вопросами, как противодействие терроризму и его финансированию, ограничение развития оружия массового поражения, безопасность на море и суше, кибернетическая и энергетическая безопасность, гуманитарные проблемы, беженцы, незаконные задержания и соблюдение прав человека. «Цель наших действий — выработка положительного образа будущего для всего региона», — подчеркнул глава МИД, выразив надежду, что деятельность этих рабочих групп «будет основой для новых встреч в рамках «варшавского процесса»». Как следует из совместного заявления, всего таких групп будет семь (да хоть тридцать, но любой диалог подразумевает наличие двух сторон, как минимум). В итоговом документе Чапутович и Помпео выразили надежду, что участники конференции в Варшаве встретятся в будущем, чтобы оценить эффективность их работы. То есть, в данном случае американцы самим созывом этой конференции признали фактически провал своей редакции БВУ в рамках попыток ее принятия и Брюсселем, и Москвой, и палестинцами. К тому же польское руководство в конце концов умудрилось поругаться еще с одним ключевым игроком в лице Израиля. Таким образом, главным итогом мероприятия в Варшаве следует считать тот факт, что с позицией США по Ирану и БВУ согласились ( в последнем случае очень условно)  только те, кто и так против этого не возражал.   Так, вице-президент США Майкл Пенс в своей речи заявил, что все участники встречи в Варшаве согласились, «что агрессивность Ирана в последние недели увеличилась». «Помимо риторики ненависти, иранский режим открыто высказывается за новый Холокост и ищет способы его реализации», — утверждал Пенс. Адвокат президента США Рудольф Джулиани в эфире Польского телевидения сказал, что «цель конференции в Варшаве — убедить страны, чтобы они не вступали в деловые отношения с Ираном». «Если это главный экспортер терроризма в мире, почему вы с ним сотрудничаете», — озвучил он один из главных лейтмотивов форума. Кого убедить — КСА, Польшу и Израиль? Но и они и без всякой конференции в этом убеждены. А те кого бы следовало убедить, решили в этом не убеждаться. И ровно синхронно с этой американской инициативой Брюссель объявил о фактической готовности нового финансового механизма расчетов с Ираном в условиях санкций. Механизм внешнеторговых расчетов INSTEX позволит сохранить участие Ирана в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по иранской ядерной программе, что отвечает интересам безопасности Европы. Об этом заявил в пятницу 14 февраля глава МИД ФРГ Хайко Маас на Мюнхенской конференции по безопасности. По словам Мааса, Европа решила придерживаться СВПД, потому что она уверена, что соглашение отвечает интересами европейской безопасности. При этом Евросоюз должен был внести вклад в сохранение экономического сотрудничества с Ираном в результате последствий санкций США. Глава МИД ФРГ поэтому обратил внимание, что Германия, Франция и Великобритания создали инструмент, который позволяет осуществлять расчеты в торговле с Ираном, и действовали в данном случае единым фронтом с целью достижения результата. «Я не согласен с программой баллистических ракет Ирана, с его ролью на Ближнем Востоке, но нам нужен Иран для того, чтобы достичь мирного урегулирования в Сирии и Йемене. Мы считаем правильнее идти тем путем, который мы для себя выбрали. Работа, которая была проведена под руководством Германии, Франции и Великобритании по обеспечению финансовых расчетов с Тегераном, сможет сохранить участие Ирана в СВПД, поскольку это отвечает интересам безопасности европейских стран», — указал Маас. В то же время германский министр отметил, что «если Иран прекратит свое участие в этом договоре [СВПД], возобновит свою ядерную программу, то это будет иметь самые негативные последствия».

В этой связи главным итогом  встречи в Варшаве стал провал планов Вашингтона по созданию   новой коалиции против Ирана. Американские аналитики констатируют, что «тусклое» представительство на этой конференции прежде всего был вызвано фактом именно изначально антииранского вектора ее работы. И сам по себе этот момент обозначил серьезные расхождения по этому вопросу между Брюсселем и Вашингтоном.

Второй момент — это попытка Вашингтона презентовать свой план по БВУ, который должен был быть представлен широкой общественности еще в прошлом году. По оценке тех же американских экспертов, при всей своей помпезности форум высветил расхождение, а не совпадение взглядов на пути обеспечения безопасности на Ближнем Востоке. В этой связи публичная презентация этой редакции вновь перенесена американцами на  более поздний срок. А если вернее — то до окончания парламентских выборов в Израиле в апреле. В этом нюансе кроется еще одна проблема в рамках реализации американской редакции БВУ. Нынешняя правящая коалиция в Израиле является крайним противником ряда положений этой редакции. В этой связи по ряду утечек из Вашингтона, Соединенные Штаты связывают будущее своего плана с новыми лицами в израильском руководстве. В частности, в администрации дали понять, что они попытаются наладить более тесные отношения с Израилем на эту тему  этой весной, поскольку Нетаньяху, который все еще у власти, категорически отвергает сразу несколько ключевых аспектов этого плана.   Надежды Вашингтона связываются с тем, что Нетаньяху и его правоцентристское правительство проиграют апрельские выборы Бени Ганцу. Бывший начальник Генштаба ЦАХАЛа заявил о готовности эвакуировать поселения на палестинских территориях, в отличие от Нетаньяху. После этого можно было бы вновь начать мирные переговоры, одновременно взяв курс на укрепление в этом ключе прямых  арабо-израильских связей в Персидском заливе. Американские аналитики делают вывод о том, что задержка в рамках реализации новой редакции БВУ губит на корню главную задачу Вашингтона на нынешнем этапе. А именно — дать толчок и дополнительный импульс установлению прямых связей между Израилем и монархиями Персидского залива. По итогам форума в Варшаве это стало окончательно понятно. Саудовская Аравия в его рамках еще раз четко обозначила перед американцами  свою официальную позицию о том, что установление связей на высоком уровне с Израилем должно подождать до заключения всеобъемлющего мирного соглашения с палестинцами. При этом некоторые надежды на прогресс в этом направлении, которые американцы усмотрели во встрече между  премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и министра иностранных дел Омана Юсуфа бен Аллауи, оснований под собой не имеют.  В этой ситуации принципиально важно понимать, что имеют арабы «под конечным итогом». А это то самое пресловутое палестино-израильское урегулирования, надежда на которое ныне отсутствует.

52.75MB | MySQL:107 | 0,600sec