О проблемах борьбы с терроризмом в Египте

Арабским и европейским странам нужно выработать и использовать единый подход в противодействии терроризму. Об этом заявил в воскресенье 24 февраля  на открытии саммита Лиги арабских государств (ЛАГ) и Европейского союза (ЕС) президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси. «Необходимо подтвердить единый подход, наше единство и сотрудничество и объединиться против эпидемии террора, у которого не может быть никаких оправданий», — сказал он. Ас-Сиси отметил, что у Египта имеется «всеобъемлющий подход к устранению угрозы терроризма и его негативного воздействия на осуществление гражданами своих незыблемых прав, в первую очередь права на жизнь и других основополагающих прав человека». Как считает президент Египта, надо использовать возможность диалога с тем, чтобы «увязать это видение с европейской позицией, основанной на важности уважения прав человека (по отношению к сторонникам экстремистов) и в период войны с террористами». «Мы не согласны с таким подходом, хотя на самом деле используем его на практике», — заметил египетский лидер. Встреча на высшем уровне ЛАГ — ЕС проходила в течение двух дней. Как сообщил официальный представитель египетского руководства Бассам Рады, в ходе саммита в Шарм эш-Шейхе будут, в первую очередь, обсуждены вопросы противодействия терроризму, нелегальной миграции в Европу из стран Африки и Ближнего Востока, кризисы в отдельных государствах региона, палестинская проблема.  По имеющейся информации, во встрече на юге Синая, которая проводится под лозунгом «Инвестиции в стабильность», принимают участие главы государств и правительств, министры иностранных дел, представляющие 21 арабскую и 28 европейских стран. Вкратце обозначим, что само вступительное заявление египетского президента свидетельствует только о том, что глубокие разногласия между ЕС и Каиром, в частности по вопросу тактики борьбы с терроризмом, присутствуют и не преодолены. И совершенно очевидно, что  египетские стандарты в этой связи не подходят  лекалам европейцев. Ключевой темой претензий Брюсселя в данном случае остается смертная казнь, которая активно используется египетскими властями в рамках своих репрессивных мер против не сбавляющего своих оборотов исламистского террора. Собственно показательная (как раз перед форумом в Шарм эш-Шейхе) казнь очередной группы террористов этот факт четко показывает и является ясным сигналом со стороны Каира европейцам о том, что ничего менять в своем подходе в угоду «демократическим ценностям» он не собирается.  Египетские власти привели в исполнение в среду 20 февраля смертные приговоры в отношении девяти человек, осужденных на казнь за причастность к убийству генерального прокурора страны Хишама Бараката в 2015 году. Об этом сообщил телеканал «Аль-Хадас». Всего по делу об убийстве генпрокурора проходили 67 человек, 16 из них находились в бегах. В июле 2017 года 28 обвиняемых были приговорены к смертной казни через повешение за подготовку и реализацию заговора против генерального прокурора республики, незаконное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Им также инкриминировалось членство в террористической группировке внутри Египта и присоединение к международной террористической организации за его пределами, сотрудничество с исламским палестинским движением ХАМАС, незаконное проникновение через границу. Генпрокуратура изначально добивалась для подсудимых максимального наказания. Хишам Баракат скончался 29 июня 2015 года в результате подрыва его автомобиля. Заложенная в припаркованную машину бомба была приведена в действие дистанционно на пути следования его кортежа. С тяжелыми ранениями генерального прокурора доставили в больницу, где он и умер. Баракат был назначен на свой пост в июле 2013 года — спустя неделю после низложения военными исламистов, и именно при нем были начаты судебные разбирательства по наиболее крупным процессам в отношении руководства ныне запрещенной и признанной террористической ассоциации «Братья-мусульмане» (запрещена в РФ), в том числе экс-президента Мухаммеда Мурси. Сразу скажем, что разногласия между Брюсселем и Каиром по вопросу квалификации террористов и средств воздействия на них не мешает тем же французам помогать (пусть и без лишней огласки) своим египетским коллегам в рамках их контртеррористической операции на Синае путем предоставления данных радиоперехватов, а немцам — продавать Каиру шпионскую технику, средства связи и подлодки. Но в общем политическом смысле эти разногласия безусловно накладывает на отношения ЕС и Каира негативный оттенок. Проблемы соблюдения прав человека в отдельно взятых странах не обсуждались на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) и Европейского союза (ЕС) в Шарм эш-Шейхе. Об этом заявил в понедельник на итоговой пресс-конференции генсек ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт, отвечая на вопрос немецкого журналиста о недовольстве европейских стран положением дел в этой сфере. «Мы не говорили о правах человека применительно к какой-либо конкретной стране, — указал он. — Я бы хотел, чтобы вы поучаствовали с нами в заседаниях саммита, чтобы увидеть, что никто из присутствующих не выражал недовольства. Встречи показали, что арабы и европейцы уделяют внимание философии концепций прав человека с обеих сторон, но никто конкретно не упомянул ту или иную страну или практики того или иного государства». В свою очередь, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер постарался возразить генсеку ЛАГ. «Минуту, — заявил он. — Я тоже был в зале и я могу сказать, что это не так. Я говорил о правах человека в своем вступительном слове, и эта тема поднималась на всех двусторонних встречах европейских лидеров с нашими арабскими партнерами и друзьями, которые проходили за закрытыми дверьми». Тема прав человека остается одной из самых неудобных проблем в отношениях ЕС с арабскими странами, особенно монархиями Персидского залива. Лидеры ЕС часто подвергаются критике активистов в Европе, общественных и правозащитных организаций за уклонение от обсуждения проблем прав человека для упрощения политического и экономического сотрудничества со странами арабского мира. И никакие совместные саммиты этой ситуации не изменят.

В этой связи отметим важный момент. «Братья-мусульмане», которых Каир собственно и полагает основными организаторами  терактов в городах Египта и на Синае, никогда не брали на себя ответственности за эти акции.  Для этого на Синае был специально образован филиал «Исламского государства»  (ИГ, запрещено в России) «Ансар Бейт аль-Макдис» или «Вилайет Синай». Хотя несомненно, что «братья» являются их основным вдохновителями.  И в данном случае работает четкая тактика дистанцирования политического движения «Братьев-мусульман» от террористической активности, что позволяет им оставаться в международно-легитимном поле (и Брюссель в данном случае снова расходится в оценке этой ситуации с Каиром), и продолжать позиционировать себя в качестве жертвы «произвола военных с точки зрения военного переворота».  И эта тактика продолжается использоваться «братьями» и сейчас.

Никто не взял на себя ответственность за недавнюю серию нападений в районе Каира, несмотря на существование многочисленных групп, стремящихся нанести удар по египетскому государству. По оценке американских экспертов, недавние нападения в египетских городах свидетельствуют о появлении в Египте новой тенденции в рамках формирования и нарастания массовой террористической угрозы. Даже несмотря на все усилия египетских силовиков. Отряды египетской службы безопасности ликвидировали около 20 экстремистов террористических группировок, действующих на севере Синайского полуострова. Об этом во вторник 19 февраля сообщил телеканал «Скай ньюс — Арабия» со ссылкой на представителя Управления безопасности. По его данным, в ходе проведенных полицейских рейдов на севере Синая было уничтожено 16 террористов. Информация о результатах этой операции на полуострове поступила спустя несколько часов после теракта, совершенного накануне ночью практически в самом центре Каира, что навевает мысли о спешном публичном реагировании египетских силовиков на новые акции исламистов  в столице. Взрыв прогремел в историческом квартале египетской столице Эль-Гамалия недалеко от мечети Аль-Азхар во время задержания преступника, подозреваемого в причастности к другим террористическим акциям. Когда полицейские окружили его, экстремист привел в действие находившееся при нем взрывное устройство. В результате взрыва погибли три сотрудника МВД, еще шесть человек получили ранения. А за три дня до этого группа боевиков атаковала одну из позиций армии на севере Синая. По заявлению официального представителя египетской армии полковника Тамера ар-Рифаи, в результате завязавшейся перестрелки семь экстремистов были уничтожены. Он также сообщил, что во время боя «были убиты или ранены 15 египетских военных, в том числе офицер». То есть, непонятно, кто кого атаковал. Скорее всего речь шла о встречном бое. Ответственность за это нападение на армейский пост взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство». Египетская армия совместно с МВД уже год проводит операцию против экстремистов под кодовым названием «Синай-2018». В отличие от всех предыдущих она проходит как на севере и в центре Синайского полуострова, так и в дельте Нила и пустыне на западе страны. В военной кампании участвуют полевые армейские подразделения, сотрудники внутренних дел, а также пограничные, военно-воздушные и военно-морские силы. При этом отметим, что согласно последнему докладу руководства силового блока президенту А.Фас-Сиси в конце прошлого года, ситуация на Синае в лучшую сторону не меняется.  По данным самих египетских силовиков, в настоящее время на Синае насчитывается около 2000 активных джихадистов. В докладе, представленным президенту в начале ноября 2018 г., египетская разведывательная служба «Мухабхарат» информировала его о том, что ситуация с безопасностью на Синае не улучшилась, и что там наблюдается увеличение числа иностранных боевиков. Некоторые из них из Сирии/Ирака, в то время как другие прибыли из Ливии. Одновременно  после своего визита на полуостров в конце октября 2018 г. министр обороны Мухаммед Заки  издал приказ о создании новой группы экспертов (как военных, так и специально приглашенных), которая должна рассмотреть новую программу по обузданию исламистского террора. Таким образом, фактически признано, что вся предыдущая стратегия Каира на этом направлении потерпела крах. В докладе также указывается на то, что координация усилий на этом направлении с Израилем принесла крайне ограниченный позитивный эффект. На протяжении более трех лет все разведывательное сообщество Израиля, включая Моссад и подразделение 8200, (израильский аналог АНБ) планомерно пытались оказать поддержку своим египетским коллегам, прежде всего в рамках предоставления данных радиоперехвата. В этой связи в докладе указывается, что такие обмены проходили с большим опозданием, что девальвирует оперативность и важность получаемых данных. Есть проблемы с переводом с местных наречий,  при этом израильтяне отказываются допускать египетских переводчиков на свои станции слежения. К этим проблемам прибавляется неразбериха в самом аппарате египетских спецслужб, их ненужная конкуренция и общая атмосферы паранойи, которая связан с опасением наличия в рядах силового блока агентуры «братьев».

Прямым доказательством такого положения дел является и нынешняя активизация террористической активности по всему Египту. После относительно спокойного с точки зрения терактов 2018 года Каир и прилегающее к нему туристическое направление Гизы пережили серию взрывов за последние два месяца.  28 декабря 2018 года СВУ на обочине взорвалось рядом с туристическим автобусом возле пирамид в Гизе, убив трех туристов и египетского гида и ранив еще 11 человек. 15 февраля с.г. полиция нашла три взрывных устройства также в Гизе. Одно из них взорвалось ранив двух полицейских и трех гражданских лиц. Во время вышеуказанного выше инцидента с подрывом смертника, который просто «расшлепал наружку» (на профессиональном сленге спецслужб)  и  после убил себя и трех полицейских, ранив при этом еще трех прохожих. Среди убитых числится и руководитель  одного из подразделений Национальной безопасности подполковник Рами Хиляль и два сержанта из следственного управления полиции Каира. По итогам инцидента в заявлении МВД отмечается, что «смертник имел криминальное прошлое и был причастен к закладке взрывных устройств в районе мечети Аль-Истикама в минувшую пятницу».  Установлена личность террориста — это 37-летний Хасан Абдалла, сторонник запрещенной в стране и признанной террористической исламистской ассоциации «Братья-мусульмане», участник сидячих забастовок исламистов 2013 года, позднее насильственно разогнанных армией. Интересно, что позже пришло опровержение в части его причастности к «братьям».  Сообщается, что три месяца назад его уже задерживали по подозрению в причастности к убийству, но, судя по всему, позднее отпустили. Известно, что его отец, педиатр по профессии, проживает постоянно в США, остальные члены семьи живут в одном из престижных районов Каира. По месту жительства террориста по горячим следам был проведен обыск, в ходе которого в квартире было обнаружено и обезврежено еще одно взрывное устройство. Телеканал «Скай ньюс — Арабия» обнародовал кадры момента взрыва, записанные камерами наружного наблюдения. На них видно, как молодой человек выходит из подъезда дома, садится на велосипед и начинает движение. В это время его уже ожидает группа полицейских в штатском. К мужчине практически вплотную подбегают двое, хватают за плечо, и в этот момент раздается взрыв. По факту произошедшего генпрокуратура начала расследование. Пока египетские власти не предоставили никаких доказательств, связывающих убитого подозреваемого  к существующим группам джихадистов.  При этом были получены доказательства, что именно он являлся «инженером», то есть человеком, который изготавливал бомбы для терактов. И, похоже, что он сам их и устанавливал. В результате обыска  его квартиры нашли хорошо укомплектованную лабораторию взрывчатых веществ, содержащую инструменты, трубу, проводку и, как представляется, химические вещества-прекурсоры для изготовления взрывчатых веществ. Подозреваемый, возможно, использовал большие участки обсадной колонны для изготовления крупной бомбы, скорее всего предназначенный для совершения резонансного теракта на транспортном средстве, а также более мелкие трубы, которые уже использовались при небольших терактах, связанных с джихадистами в других местах. Пока полиция не смогла выявить его связь ни с одной террористической группой, но совершенно очевидно, что именно он делал СВУ, которые использовались при нападении на туристический автобус 28 февраля. В частности, шарикоподшипники, найденные во время обыска идентичны шрапнели, используемой во время этого нападения. Убитому было  37 лет, что позволяет сделать вывод о том, что он был ветераном джихадистских структур,  а не просто молодым и недавно радикализированным рекрутом. При этом до своей депортации в АРЕ он проживал долгое время  в США и Франции, что предполагает его связи с местными исламистскими ячейками. Все это подтверждает высказанный нами ранее анализ о том, что существует четкое разделение труда у террористов: на Синае действуют группы боевиков формально из ИГ, а вот в городах работают специально нанятые профессионалы террора, которые получили свой опыт еще во времена битвы египетских спецслужб с «Джамият аль-Ислами» в конце прошлого века. И такие выводы напрашивались   еще по итогам расследования убийства прокурора Бараката: там чувствовалась хорошая техническая подготовка исполнителей. При этом  превентивный арест «инженера» после депортации из Франции,  а затем чудесное освобождение говорит только о том, что улик против него не было. Но зато была попытка перевербовки, с последующей попыткой спецслужб через наружное наблюдение выявить его связи в столице. Не удалось. Мы подробно остановились на этом эпизоде для того, чтобы продемонстрировать нынешние тенденции в рамках террористической активности в АРЕ.

В этой связи американские эксперты отмечают, что последние по времени нападения  со стороны отдельных лиц и небольших групп ограничены по своим масштабам и устойчивости, но властям предельно сложно  остановить их. Появление «низовой» угрозы в Каир делает такие атаки  более вероятными в среднесрочной перспективе, но они будут меньшими по своей резонансности и будут носить также в большей части конъюнктурный характер. При этом хотя власти обвинили в двух последних по времени взрывах многочисленные группы боевиков, которые в прошлом организовывали такие нападения в Египте, они не представили никаких внятных доказательств таких связей. И в то время как после таких нападений, как правило,  следуют заявления об ответственности той или иной группы, никакая из египетских террористических структур этого не сделала, что  говорит о том, что Египет в настоящее время сталкивается с угрозой боевиков на низовом уровне, наряду с сохраняющимся риском со стороны более крупных организованных групп боевиков на Синае и Дельте Нила. Это, в свою очередь, означает, что Египет, скорее всего, в самом ближайшем времени станет жертвой регулярных, хотя и менее мощных по ущербу, террористических нападений. Децентрализованный характер террористической угрозы на низовом уровне затрудняет предотвращение мелких, разрозненных нападений, хотя и имеет тенденцию ограничивать их масштабы. Ни одно из трех недавних нападений не было особенно технически сложным  или чрезвычайно смертоносным, но исполнитель сумел пройти через все  стационарные и мобильные посты наружного наблюдения незамеченным, что говорит только о том, что местные спецслужбы к такому повороту в изменении тактики террористов не готовы.  Работа в одиночку снижает риск внедрения информатора в группу, перехвата сообщений ее членов властями или создания угрозы для операции, когда силы безопасности арестовывают и допрашивают одного члена группы. Оперативная безопасность, однако, имеет свою цену: самая большой недостаток  заключается в том, что одиночка должен проводить каждый шаг цикла атаки самостоятельно, что увеличивает риски его провала. При этом американским экспертам совершенно непонятно, почему ни одна из групп не взяла на себя ответственность за инцидент.

По оценке американских экспертов, это может быть частично объяснено тем фактом, что египетским силовикам удалось добиться прогресса в подавлении джихадистских группировок в Египте за последний год. Агрессивные контртеррористические операции сорвали усилия различных джихадистских группировок по осуществлению нападений в столице и других густонаселенных районах, а это означает, что принадлежность к одной из этих крупных организаций создает оперативные риски для безопасности, перевешивающие выгоды  от использование ресурсов более крупной террористической сети. Это вынуждает заказчиков терактов все чаще использовать одиночек.  Отсутствие сообщений о дальнейших арестах после его смерти также говорит о том, что он работал автономно. Это свидетельствует о том, что ущерб крупным террористическим организациям или, по крайней мере, минимизация их активности совершенно не гарантирует того, что одиночки или  небольшие независимые ячейки прекратят готовить свои нападения. Динамика успешных контртеррористических операций против крупных террористических группировок уже наблюдалась в западных странах и Марокко, где энергичные контртеррористические программы препятствовали усилиям иерархических террористических организаций по проведению резонансных нападений. Рискнем с этим утверждением не согласиться, поскольку в Марокко относительное спокойствие обеспечивает присутствие умеренных исламистов в исполнительной и законодательной ветвях власти, а с Европой не все так хорошо, как это пытаются доказать американцы. По крайней мере, расследования терактов во Франции и Бельгии продемонстрировало полную раскоординированность служб безопасности этих двух стран. Но тенденция отмечена верно. Давление со стороны правоохранителей  вынудило джихадистские группы (а вернее — их кураторов и  заказчиков) полагаться больше на одиночек, которые нанимаются для проведения адресных акций без привязки к ним серьезных террористических структр.  Террористические организации, которые создают сети и ячейки и выделяют ресурсы для максимального усиления резонансности  своих нападений, представляют собой большую угрозу безопасности и внутренней стабильности страны. Но, как показывают последние по времени теракты в Египте, разрушение таких террористических организаций или, по крайней мере, их локализация не является гарантией того, что насилие вообще прекратится: радикализованные лица или небольшие независимые ячейки могут продолжать совершать нападения. Но их эффективность и продолжительность кампаний, как правило, ограничены. Что касается самих воинствующих группировок, то, по оценке американцев, несколько известных террористических групп продолжают представлять угрозу для населенных пунктов Египта, несмотря на краткосрочные успехи правительства в борьбе с ними. К ним относятся «Вилайет Синай» «Исламского государства», связанные с «Аль-Каидой» группировки и движение «Хасам».

«Вилайет Синай».

Эта группа является  самой организованной и многочисленной структурой повстанческого движения на Синайском полуострове, который она также использовала в качестве тыловой базы для организации атак в материковой части Египта. Среди основных актов надело отметить следующие: уничтожение российского авиалайнера в 2015 году, взрывы в коптских христианских церквях  в Каире и Александрии, атака  (погибло  более 500 человек) в ноябре 2017 года на суфийскую мечеть на Синайском полуострове. В то время как число нападений на Синае сократилось после операции «Синай 2018» — годичной контртеррористической кампании египетской армии — группа по-прежнему проводила регулярные нападения повстанцев на силы безопасности на полуострове и стояла за последним  по времени нападением в районе Каира, когда она атаковала на коптский магазин и церковь в Хелуане в декабре 2018 года. Неспособность власти урегулировать глубинные причины недовольства местных бедуинов способствует сохранению боевого потенциала   повстанцев, что автоматически означает высокую вероятность будущих нападений. Добавим также, что повстанцы продолжают получать регулярную материально-техническую поддержку со стороны Катара и Турции. И об этом очень ясно сказал генсек ЛАГ Аль-Гейт  на последнем по времени  форуме АРЕ-ЕС. Действия Ирана и Турции разжигают региональные кризисы. Об этом заявил в воскресенье 22 февраля генсек Лиги арабских государств (ЛАГ) Ахмед Абу аль-Гейт на открытии первого саммита стран регионального сообществ и Европейского союза (ЕС) в курортном городе Шарм эш-Шейх на юге Синайского полуострова. «Действия Ирана и Турции — это вмешательство, которое провоцирует и разжигает кризисы в регионе, — сказал Абу аль-Гейт, выступление которого транслировал телеканал «Скай ньюс — Арабия». — Военного решения региональных конфликтов не существует, и нам необходимо выработать политические решения, которые гарантировали бы сохранение единства государства». Что касается Ирана, то это реверанс в сторону КСА, ОАЭ и Бахрейна, который, впрочем, европейцы не поддержали. А вот упоминание в качестве главного спонсора терроризма Турции знаковое. Как примечательно и отсутствие в этом списке Катара, что надо уже расценивать как реверанс в сторону США, которые из всех сил стараются купировать кризис в рядах ССАГПЗ. И Доха всячески в этой связи пытается повысить свой международный имидж в этом плане. В феврале прошлого года Катар даже впервые создал собственный «черный список» террористов и экстремистских структур, действующих в регионе. В «черный список», созданный Дохой, вошли 19 экстремистов и 8 структур, в частности йеменская ассоциация «Аль-Ихсан», действующая в крупнейшей провинции Йемена Хадрамаут, и ячейка террористической группировки «Исламское государство» на Синайском полуострове — «Вилайет Синай», а также 6 катарских экстремистских групп. В него также включены 11 катарцев, по 2 подданных Саудовской Аравии и Иордании и четверо египтян. 12 июля прошлого года Доха и Вашингтон подписали протокол о взаимопонимании по вопросам борьбы с терроризмом, а в конце октября Катар принял общий черный список, сформированный в рамках международного Центра по противодействию финансированию террористических организаций, в который входят США и страны-члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). В реальности же катарцы лишь пошли в данном случае на упреждающий удар в рамках стремления «арабской четверки» опубликовать так называемую «Черную книгу», которая должна быть наполнена фактами поддержки катарцами международных террористических и радикальных организаций. Решение об этом было в принципе принято 5 июля прошлого года на совместном совещании в Каире глав спецслужб АРЕ, КСА, ОАЭ и Бахрейна. Причем главными инициаторами этого процесса был Египет при поддержке ОАЭ. Саудовцы заняли более взвешенную позицию. Глава разведки КСА Х.Хумадиан в этой связи высказался против, мотивируя это тем фактом, что «приведенные в такой книге данные могут привести к расшифровке источников информации в движении «Братья-мусульман». Но в общем-то это конечно более отговорка, поскольку то, что предложил египетский представитель, угрожало открыть «ящик Пандоры» и ударить автоматически по самим инициаторам этой затеи. И КСА, и ОАЭ (в значительно меньшей степени), и даже АРЕ активно используют фактор подконтрольных себе в той или иной степени радикальных и террористических групп для решения тех или иных задач в мусульманском мире. И в этой связи практика подрывных действий Дохи на египетском, в частности, направлении никаких изменений в лучшую сторону пока не зафиксировала.

Группы, связанные с «Аль-Каидой».

Различные группировки, связанные с «Аль-Каидой», действуют в разных частях Египта. «Ансар аль-Ислам», которая действует  в Западной пустыне, ответственна за гибель нескольких десятков египетских силовиков в октябре 2017 рейда. Группа также планировала  атаковать цели в Каире, но столкнулась со значительными неудачами в 2018 году. Она потеряла своего лидера Хишама Ашмауи, которого ливийские власти арестовали в октябре 2018 года по наводке израильских спецслужб. Как следствие, группа не совершала новых нападений в этом году. 43-летний египтянин Ашмауи (второе имя Абу Омар аль-Мухаджир) считался в обеих странах одним из наиболее опасных террористов, который причастен к множеству нападений не только на ливийской территории, но и на родине, жертвами которых стали сотни человек. Бывший офицер спецназа ВС Египта, уволенный со службы за радикальные взгляды в 2011 году, в частности, считается одним из организаторов повстанческой герильи в пустынных районах в ливийском приграничье. Он   был «бельмом на глазу» сразу для  двух египетских спецслужб, участвующих в борьбе с джихадизмом, — «Мухабарат аль-Амма», которую возглавляет Аббас Камель, и военной разведки  («Мухабарат аль-Харбия»)  во главе с генералом Мухаммедом аль-Шататом. Египетские эксперты в этой связи указывают на то, что в результате разгрома сети Ашмауи удалось самым серьезным образом нарушить оперативный джихадистский узел между Киренаикой и Синаем. Тем более, что Ашмауи  был в контакте и с суданскими джихадистскими ячейками. Ровно на этот момент указывал египетской президент своим силовикам постоянно, но насколько этот успех кардинальным образом повлияет позитивно на развитие ситуации с безопасностью на Синае, сказать пока сложно. От себя добавим, что говорить о связи Ашмауи с «Аль-Каидой» надо осторожно. Вот с Дохой он был связан точно и действовал с ливийского угла целенаправленно, оттягивая силы египетской армии от Синая. Тем временем еще одна группа, которая аффиллирует себя с «Аль-Каидой», «Джунуд аль-Ислам» действует на Синае, где, в соответствии с доктриной своей головной организации, она в основном предпочитает наносить удары по силам безопасности и иностранцам, а не по местным гражданским лицам. Иногда она даже нападала на боевиков «Исламского государства», пытаясь заручиться поддержкой племен синайских бедуинов.

Движение «Хасам».

Движение «Хасам» организовало многочисленные нападения, направленные против полицейских в Каире, Александрии и в дельте Нила, включая перестрелки и взрывы. В течение 2016 и 2017 годов группа поддерживала высокий темп нападений, включая убийства видных чиновников. Агрессивные меры безопасности со стороны египетских властей недавно затормозили ее усилия, и группа была связана в этой вязи только с тремя неудачными нападениями  с начала 2018 года, включая  нападение на посольство Мьянмы в Каире.

В этой связи американские эксперты прогнозируют, что эти группы и другие подобные им  продолжат свою активность. Однако недавние теракты в Каире и Гизе  убедительно свидетельствуют о том, что Египет сейчас также сталкивается с более многогранной, но менее мощной по последствиям угрозой на низовом уровне за счет использования одиночек и мелких ячеек.

52.86MB | MySQL:112 | 0,271sec