К отставке начальника Генерального штаба израильской армии Д. Халуца

Отставки начальника Генерального штаба израильской армии Дана Халуца ожидали так долго, что все уже смирились с тем, что дождаться ее не суждено. Буквально с момента окончания неудачно проведенной военной кампании против ливанской радикальной шиитской организации «Хизбалла» от Дана Халуца требовали уйти в отставку. «Действующему начальнику Генерального штаба Израиля Дану Халуцу не удастся избежать отставки уже в ближайшее время», – писала ведущая израильская газета «Гаарец» еще 14 августа. «Если Дан Халуц не подаст в отставку с поста начальника Генерального штаба ЦАХАЛа до того, как увидят свет эти строки, не волнуйтесь! – патетически обращался к читателям «Гаарец» Исраэль Харэль 17 августа. – Это обязательно произойдет, недаром его коллеги в Генштабе не сомневаются в скором уходе Халуца, равно как и моралисты в СМИ». «Отставка Халуца весьма вероятна», – сказал 18 августа в интервью влиятельной московской газете «Ведомости» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

13 сентября, т.е. спустя менее месяц после окончания боевых действий, не выдержали нервы командующего Северным военным округом генерал-майора Уди Адама, подавшего рапорт об отставке. Многие в тот же день – и, в частности, бывший министр обороны, а ныне – министр национальных инфраструктур Биньямин Бен-Элиэзер — призвали Д. Халуца последовать примеру подчиненного, «принять на себя ответственность и уйти в отставку». 17 сентября за скорейший уход Дана Халуца выступил и профессор Уриэль Рейхман, занимавший 11-е место в предвыборном списке, возглавлявшемся нынешним премьер-министром Эхудом Ольмертом партии Кадима. Глава Генштаба, однако, раз за разом отклонял эти призывы, и даже на пресс-конференции, состоявшейся 2 января с.г., вновь повторил, что он относится «к тем, кто предпочитает нести ответственность за свои действия, а не сбегать от нее».

Опубликованная за три недели до этого крайне эмоциональная статья одного из крупнейших политических комментаторов в стране, Дана Маргалита, казалось, никак не повлияла на настроение начальника Генштаба. «Вопрос: сколько эгоизма, надменности и спеси может уместиться в одном отдельно взятом начальнике Генерального штаба? Как же низко нужно опуститься, насколько оторванным от действительности нужно быть, чтобы, меняя следственные комиссии и возглавляющих их генералов запаса, оставаться в своем кресле, как ни в чем не бывало?» – вопрошал Дан Маргалит в газете «Маарив» 8 декабря. Его вывод был более чем недвусмысленным: «Карфаген должен быть разрушен, Халуц должен уйти!» Подобные статьи выходили одна за другой, общественные движения резервистов и родителей павших солдат вновь и вновь требовали его отставки – Д. Халуц оставался на своем посту как ни в чем не бывало.

Он объявил о своем уходе тогда, когда этого практически никто не ожидал: пять месяцев Д. Халуц при каждом удобном случае повторял, что покинет армию только, если премьер-министр и министр обороны примут решение о его увольнении, и даже те, кто настаивал на его уходе, мысленно смирились с тем, что этого не произойдет. В конце декабря бывший начальник Генерального штаба Дан Шомрон представил отчет, в котором утверждалось, что Д. Халуц не должен уходить в отставку (не следует забывать, впрочем, что готовить этот отчет Д. Шомрону поручил никто иной, как сам Д. Халуц). Напротив, Д. Шомрон призвал Д. Халуца остаться на своем посту и работать над восстановлением боеспособности израильской армии. При этом многие в Израиле предполагали, что рекомендация об отставке Д. Халуца может появиться в отчете следственной комиссии во главе с судьей Э. Виноградом – в этом случае начальнику Генерального штаба пришлось бы уйти. Впрочем, дата окончания работы комиссии Э. Винограда неизвестна, не говоря уже о том, что такой рекомендации в ее выводах вполне могло и не появиться: все это позволяло Д. Халуцу относительно спокойно оставаться на своем посту. Он, однако, решил иначе.

Свой уход Дан Халуц окружил несколько странной атмосферой секретности. Он не пожелал объясниться ни с обществом (выступив, например, по телевидению), ни с парламентом, ни с правительством и подал прошение об отставке лично премьер-министру, лишь направив копию (!) в Министерство обороны, что само по себе отчетливо свидетельствует о том, насколько невысоко он оценивает значение этого ведомства и личность его главы.

Кстати, фамилия Амира Переца в письме не упоминается ни разу; Д. Халуц ограничился крайне обтекаемой формулировкой: «Я благодарю министров обороны, под началом которых мне довелось служить». Более того: хотя рапорт об отставке был подан еще 14 января, на протяжении трех дней никакой информации об этом в печати не появлялось. При этом даже и в письме премьер-министру о своем уходе в отставку Дан Халуц никак не объясняет мотивы принятого им решения. «Я прослужил в ЦАХАЛе более сорока лет и горд тем, что мне было поручено защищать Государство Израиль. Я прошел все ступени военной службы, от нижних до самых ответственных, выполнял все задания, которые мне поручались. И что бы я ни делал, я всегда согласовывал свои действия с требованиями долга, верности, этики и солдатского братства. … Слово “ответственность” имеет для меня огромный смысл: все мои мысли и действия определяются именно ею. Чувство ответственности привело меня к тому посту, который я сегодня занимаю, и оно же вынуждает меня сегодня написать это письмо. … Этим письмом я объявляю о своем намерении оставить пост начальника Генштаба сразу по завершении текущих задач – как того требует мое чувство ответственности». Вот, собственно, и все, что счел нужным сказать наиболее высокопоставленный израильский офицер, объясняя мотивы своего ухода. Никто – подчеркнем, никто – не может сказать, что его деятельность вынудила главу Генерального штаба уйти в отставку: Д. Халуц ушел сам, в выбранный им самим срок, спустя пять (довольно спокойных, надо сказать) месяцев после окончания военной кампании.

Д. Халуца, мягко говоря, трудно назвать чрезвычайно высокоморальным человеком. На пресс-конференции после неудачной операции по ликвидации палестинского террориста Салаха Шхаде в июле 2002 года, когда погибли 15 ни в чем не повинных арабов, Дана Халуца – тогда еще не начальника Генштаба – спросили о его чувствах. Ответ профессионального летчика и командующего военно-воздушными силами был весьма неожиданным. «Сбрасывая бомбу, я чувствую лишь легкое сотрясение фюзеляжа, да и то лишь на мгновение» – это все, что счел нужным сказать глава военной авиации, когда в ходе проведенной руководимыми им войсками операции погибли 15 непричастных к террору жителей.

12 июля 2006 года, в день похищения «Хизбаллой» двух солдат ЦАХАЛа (с чего, собственно, и началась последняя израильско-ливанская война), Дана Халуца беспокоил вопрос о сохранности его личных сбережений, для чего он позвонил в отделение банка «Леуми» в Тель-Авиве и дал указание полностью продать принадлежащий ему пакет акций – вероятно, опасаясь снижения котировок акций из-за начинавшейся войны.

Обе эти крайне неприятные истории не нанесли Д. Халуцу особого ущерба. Его отставки требовали не по моральным, а по профессиональным соображениям: израильская армия не сумела выиграть войну против считавшегося слабым противника, и здесь уже действовали не законы «чистоты оружия», а принципы эффективности (или неэффективности) менеджмента. Коли армия в Израиле «народная», то народ и есть ее совет директоров, и этот совет директоров требовал отставки генерального директора в связи с провалом реализовывавшейся им стратегической концепции. Если бы «Хизбалла» была повержена, а судьба ее лидера Х. Насраллы была бы сродни судьбе, например, С. Хусейна, никого бы в Израиле не интересовало, когда и по какой цене продавал Д. Халуц свои акции. Моральные аргументы («подумать только: когда наши солдаты проливали кровь, защищая Родину, начальник Генштаба звонил своему брокеру!») были нужны исключительно как приложение к главному обвинению в профнепригодности.

За годы израильской истории пост начальника Генерального штаба занимали 18 человек. Для кого-то (как, например, Мордехая Маклефа, Моше Леви, Цви Цура или того же Дана Шомрона) этот пост оказался высшим в их карьере, тогда как некоторые генералы, закончив каденцию главы Генштаба, практически сразу или через какое-то время занимали ведущие посты в правительстве страны. Двое отставных начальников Генштаба – Ицхак Рабин и Эхуд Барак – впоследствии возглавили правительство страны, еще двое (Моше Даян и Шауль Мофаз) – Министерство обороны. Дан Халуц, занявший высший пост в иерархии израильской армии 1 июня 2005 года, явно рассматривался как потенциальный претендент на самые высшие правительственные должности. Неожиданно как для него самого, так и для общества в целом пост, который должен был стать плацдармом для последующего рывка, стал, по всей вероятности, последним в его общественной карьере. Понятно, что, у не выигравшего войну Дана Халуца нет шансов выиграть выборы, а если карьера уже заведомо не пойдет вверх, у него нет особой заинтересованности в продлении срока своего пребывания в кресле начальника Генштаба. Как человеку, всю жизнь шедшему вперед и вверх, ему было важно если и уйти, то самому, а не под давлением – и этой цели Дан Халуц смог достичь.

Трудно сказать, кто именно займет пост начальника Генерального штаба: наиболее реальными считают трех кандидатов, ни один из которых не может быть в полном смысле слова антитезой Дану Халуцу, причем всем троим, как и самому Д. Халуцу, грозят не самые приятные оргвыводы со стороны комиссии Э. Винограда. Нынешний генеральный директор Министерства обороны (формально – генерал в отставке) Габи Ашкенази в прошлом возглавлял оказавшийся недостаточно подготовленным к войне Северный военный округ, причем именно в то время, когда в конце 2000 года боевиками «Хизбаллы» были похищены и убиты трое израильских солдат. Командующий сухопутными войсками Бени Ганц также возглавлял Северный военный округ, и вопрос о том, насколько в период его руководства были сделаны необходимые приготовления на случай возможной эскалации напряженности в связи с той или иной террористической вылазкой «Хизбаллы», не может не возникнуть. И наконец, заместитель начальника Генерального штаба Моше Каплинский занимал в ходе недавней войны второй по значимости пост в военной иерархии, и совершенно непонятно, почему он должен быть повышен в звании и должности, а не отправлен в отставку вслед за Д. Халуцем.

Самое же важное состоит в том, что в последние сложные годы ни в период реализации правительством А. Шарона – Ш. Переса весьма проблематичной с военно-стратегической точки зрения так называемой программы размежевания, ни в период второй ливанской войны все эти люди никак не проявили (по крайней мере, публично) независимости своего мышления, будучи неотъемлемой частью того механизма, за провал которого и вынужден расплачиваться Дан Халуц. Израилю же нужны сейчас другие военачальники – генералы, говорившие другие слова другим голосом, не причастные ни к зигзагообразной реализации так называемой программы размежевания, ни к неудачной ливанской кампании. После не особенно удачной войны Судного дня (1973) возглавить армию предложили военному атташе Израиля в Вашингтоне Мордехаю (Моти) Гуру, непричастному к выработке ошибочной концепции. Думается, что сейчас для израильской армии и общества было бы крайне полезно пойти тем же путем. В этой связи автору вспоминаются два имени: предшественника Дана Халуца на посту главы Генерального штаба Моше (Буги) Яалона и бывшего главы отдела планирования Генерального штаба, ставшего затем главой Совета национальной безопасности Гиоры Айленда. Эти самостоятельно стратегически мыслящие офицеры видятся оптимальными кандидатами на освободившийся пост главы Генштаба.

Можно с очень высокой степенью вероятности предположить, что ни М. Яалон, ни Г. Айленд на эту должность назначены не будут, ибо несведущим в военно-стратегических вопросах премьер-министру Э. Ольмерту и министру обороны А. Перецу во главе армии не нужен сильный человек, имеющий свое видение региональных проблем и не обязанный им лично своим возвышением. Э. Ольмерту и А. Перецу, над которыми также занесен дамоклов меч следственной комиссии и за отставку которых выступают большинство израильтян, нужен не независимый профессионал, а скорее «подельник». По данным опроса от 12 января 2007 г., проведенного по заказу газеты «Гаарец», доверие Э. Ольмерту сегодня оказывают лишь 14% респондентов, А. Перецу – 10%; согласно опросу, проведенному по заказу 10-го канала израильского телевидения 17 января, 85% израильтян полагают, что А. Перец должен незамедлительно подать в отставку. Сильный, профессиональный и независимый во взглядах начальник Генштаба будет еще более подчеркивать вопиющую некомпетентность высшего политического руководства, которое наверняка не будет собственными руками рыть могилу своей карьере. Поэтому следующим начальником Генерального штаба почти наверняка окажется более или менее профессиональный военный чиновник, едва ли способный предложить кардинальные перемены в концепциях и методах, которыми руководствуется в своей деятельности израильская армия. Для того чтобы израильская армия получила адекватного нынешним задачам руководителя, нужна отставка хотя бы нынешнего министра обороны, а, может быть, и главы правительства. Пока же этого не происходит, будут тасоваться и перетасовываться карты из одной и той же кадровой колоды.

42.44MB | MySQL:92 | 0,981sec