О политической ситуации в Алжире на фоне кампании по выборам президента, тяжелой экономической ситуации и состоянии здоровья А.Бутефлики

Избирательная комиссия Алжира в воскресенье объявила об обязательном условии регистрации в качестве кандидата на президентских выборах в стране. Как сообщило агентство Рейтер со ссылкой на главу избирательной комиссии, кандидаты должны лично подать соответствующие документы. В воскресенье документы действующего президента Алжира Абдельазиза Бутефлики были поданы в конституционный совет для регистрации его в качестве кандидата на выборах главы государства, которые состоятся 18 апреля, личность человека, подавшего документы от его имени, неизвестна. 2 марта телеканал «Аль-Маядин» сообщил, что 82-летний Абдельазиз Бутефлика был доставлен в Швейцарию в почти бессознательном состоянии и был помещен в отделение реанимации. Первый инсульт случился с Бутефликой в 2013 году, с тех пор алжирский лидер перемещается только в инвалидном кресле. Он с трудом говорит и крайне редко появляется на публике, проводя много времени в зарубежных клиниках. Однако, несмотря на все эти обстоятельства, в 2014 году он был переизбран на четвертый президентский срок. В феврале этого года правящая партия выдвинула его на пятый президентский срок. По этому поводу было распространено письменное заявление президента, в котором Бутефлика заверил своих сторонников в готовности еще пять лет управлять страной, однако лично к избирателям он так и не обратился.  Согласно избирательному кодексу Алжира, выдвиженец на высший государственный пост в стране должен вместе с пакетом документов предоставить в избирком официально завизированную консилиумом врачей медицинскую справку о состоянии своего здоровья.  В воскресенье в столице Алжира, городе Алжир, возобновились манифестации против выдвижения Бутефлики на пятый срок. В прошлый раз манифестации прошли 1 марта. По данным портала TSA, по всей стране в них приняли участие не менее 800 тыс. человек. В ряде случаев произошли стычки между манифестантами и сотрудниками сил правопорядка. Как сообщили в Министерстве здравоохранения, народонаселения и медицинской реформы, пострадали более 180 человек. На этом фоне пришли сообщения, что новым главой предвыборного штаба действующего президента Алжира Абдельазиза Бутефлики назначен в субботу Абдельгани Заалян. Об этом сообщило в субботу 2 марта алжирское агентство АПС. «Выдвиженец на президентских выборах действующий глава государства Абдельазиз Бутефлика заменил руководителя своего предвыборного штаба Абдельмалека Салаля на Абдельгани Зааляна», — передало агентство со ссылкой на заявление штаба. О причинах замены не сообщается. 54-летний Заалян до настоящего момента занимал пост министра общественных работ и транспорта страны. Такой шаг может свидетельствовать о том, что к настоящему моменту никаких изменений в планах выдвижения 82-летнего Бутефлики на пятый президентский срок, против чего выступают граждане страны, выходя на массовые акции протеста, не ожидается. О причинах этой ротации мы поговорим ниже

Пока остановимся на общем фоне, на котором Алжир приходит к своим апрельским выборам. Прежде всего это серьезные социальные волнения и позиции основных оппозиционных партий по вопросу бойкота предстоящего волеизъявления.  Оппозиционные партии провели в субботу 2 марта встречи для обсуждения плана действий в контексте запланированных на 18 апреля президентских выборов, в том числе возможности их бойкота. Так, Алжирская рабочая партия под руководством Луизы Ханун, которая в 2004 году стала первой женщиной, баллотировавшейся на пост президента Алжира, объявила в субботу об отказе от выдвижения своего кандидата на выборах. Ранее один из наиболее влиятельных оппозиционных политиков Алжира, бывший премьер-министр (в 2000 — 2003 гг.) Али Бенфлис объявил об отказе от участия в президентских выборах. Экс-премьер дважды — в 2004 и 2014 гг. — принимал участие в президентских выборах, но оба раза проигрывал. В 2015 году Бенфлис основал и возглавил партию «Талаи аль-Хуррийат», многие эксперты называли его одним из наиболее серьезных соперников Бутефлики. Такое же решение приняла в субботу действующая в Алжире исламистская партия «Движение общества за мир» (ДОМ), которая  не будет  выдвигать кандидатуру своего председателя Абдраззака Макри на предстоящих выборах главы государства, которые состоятся 18 апреля текущего года.  В ходе состоявшегося в столице заседания консультативного совета партии было принято решение отозвать кандидатуру Макри. «Да, решение об отказе от участия [в выборах] принято», — сказал Макри и добавил, что объяснит причины такого решения позднее. Мы постараемся сделать это сейчас, но немного ниже. Как сообщается, выход из президентской гонки поддержали 145 членов совета, против него проголосовали 97 членов. Ранее в конце января партия выдвинула своего кандидата, объяснив это «желанием участвовать в строительстве будущего страны». Макри тогда заявил, что «присутствие ДОМ на политической сцене объясняется желанием реализовать национальный консенсус, в котором нуждается Алжир, и обеспечить надежный переход к новому этапу». Партия «Движение общества за мир» выразила поддержку состоявшимся 1 марта во многих городах Алжира, в том числе столице, многотысячным акциям протеста, участники которых выступили против выдвижения на пятый срок Бутефлики, находящегося на посту главы государства с 1999 года.  В специальном коммюнике исламисты приветствовали «мирный и цивилизованный характер уличных акций». «Народ ясно выразил свое категорическое и окончательное неприятие пятого срока [Бутефлики]. Всем чиновникам в различных государственных учреждениях следует слушать голос народа», — подчеркнула партия. По мнению партии, глава государства «не в состоянии продолжать управлять страной из-за болезни». «Выдвижение на пятый срок не в его интересах, а в интересах тех, кто извлекает выгоду из сложившейся ситуации. Они будут нести полную ответственность за то, что произойдет, и за те опасности, которые встанут перед страной», — отмечается в коммюнике. К настоящему моменту заявление о регистрации в избирком подали два человека, в том числе один самовыдвиженец. Еще несколько человек планировали сделать это в воскресенье 3 марта.

Отметим оценки американских и французских экспертов перспектив развития ситуации в Алжире. По оценке, в частности, американских аналитиков, президентские выборы в Алжире в апреле дадут очень четкое представление о глубине ухудшающихся настроений населения в отношении того, как правительство справляется со своими насущными экономическими проблемами. Независимо от того, кто победит, социальные протесты могут  вынудить правительство трансформировать свою постколониальную изоляционистскую позицию в ближайшие годы. Требования политической оппозиции к экономическим и политическим переменам сохранятся и после выборов. 18 апреля алжирцы отправятся на выборы, чтобы либо переизбрать действующего президента А.Бутефлику, либо заменить его одним из множества оппозиционных кандидатов, вступивших в гонку (с учетом  бойкота кампании со стороны структурной  оппозиции и настроений в этом спектре в пользу выжидательной тактики, такой сценарий представляется нам маловероятным. Самый очевидный вариант действий оппозиции на сегодня — ожидание физического ухода А.Бутефлики — авт.). Но, в отличие от прошлых выборов, есть небольшой шанс, что следующий президентский срок — и социальные волнения, которые его  сопровождают, — могут подстегнуть проведение структурных перемен в Алжире. Слабая экономика и политическая система, которая, казалось бы, не способна (или не желает) ее укреплять и расформировать, вызвали массовую народную волну поддержки оппозиции, увеличив вероятность беспрецедентной явки населения на избирательные участки и, возможно, на улицы. Как и все североафриканские арабские государства и другие крупные региональные производители нефти и газа, Алжир приближается к краю давно назревшего экономической  трансформации.  В то время как страна пытается ослабить свою зависимость от доходов от нефти и природного газа до того, как мировой спрос достигнет своего неизбежного пика, правительство Алжира также сталкивается с растущим давлением со стороны своих граждан, которые требуют повышения своих жизненных стандартов. Алжир занимает второе место по площади суши среди стран Африки, наряду с самым большим населением среди шести  соседских государств.  Обладая очень серьезными запасами природного газа и нефти, которые обеспечили устойчивый поток экспорта в Южную Европу на протяжении последних десятилетий, и тысячами миль богатой ресурсами средиземноморской береговой линии, Алжир в последние десятилетия проводит  практически изоляционистскую политику и сознательно занимает второстепенную роль в региональных делах — будь то в Сахарском, средиземноморском или ближневосточном районах или в большом арабском мире. Исключение составляет лишь традиционная региональная конкуренция с соседним Марокко,  что требует постоянного наращивания и без того огромных для страны военных расходов. На нынешний момент  военные расходы Алжира в расчете на душу населения составляют 226 долларов США, в то время как у Египта этот показатель составляет 77 долларов, а у Марокко — 40 долларов. Эта изоляционистская позиция уходит корнями в тяжелую постколониальную историю Алжира.  Наследие французского колониального контроля над алжирскими средствами производства повлияло на правила инвестирования в нефть и природный газ, которые были приняты после обретения независимости для сохранения контроля Алжира над своими запасами. В результате Алжир имеет сейчас жестко контролируемую государством экономику, которая отвергает любое иностранное вмешательство в алжирские дела, и прежде всего в экономике. По сравнению с другими странами Ближнего Востока и Северной Африки алжирская система часто считается наиболее «недружественной» по отношению к иностранным инвестициям с точки зрения сложности участия. Это же обстоятельство объясняет и причины  создания в значительной степени управляемой и непрозрачной правительственной системы.

Нынешний президент А.Бутефлика известен тем, что смог вывести страну из «кровавого десятилетия» вооруженного противостояния с исламистами  после своего вступления в должность в 1999 году. Но теперь, два десятилетия спустя, возраст 82-летнего Бутефлики вызывает неуверенность населения и значительной части элиты в его способности руководить страной, и все большее число населения считают своего президента  слишком больным и  старым. То, что заявление об участии в выборах (пусть и с явным нарушением всех законов) от Бутефлики все-таки поступило,   отражает убеждение его клана и части элиты в том, «преемственность — это лучшее сейчас для Алжира». При этом подчеркнем, что речь идет именно о части элиты, а не о самом престарелом президенте, который слабо ориентируется сейчас в реальности. Свидетельством такого тренда на «преемственность» является и массовый выход оппозиционных деятелей из предвыборной гонки, что демонстрирует сейчас только одно: другие политические заинтересованные стороны пока взяли паузу, но активно против победы Бутефлики в апреле выступить не будут. Партии в правящей коалиции Алжира официально поддержали Бутефлику, что отражает их беспокойство по поводу изменений, которые могут произойти в результате неуправляемой преемственности лидера, не связанного с правящим кланом Бутефлики. Это прежде всего касается  Фронта национального освобождения (ФНО) Бутефлики  — крупнейший партии в стране — и Демократического национального  форума, членом которого является премьер-министр Ахмед Уяхья.  Это стремление политической элиты было поддержано и армией. Выступая от имени алжирских военных, начальник Генерального штаба Вооруженных сил Алжира  генерал Ахмед Гаид Салах также выразил поддержку Бутефлике. Салах, которого полагают одним из ключевых сторонников клана Бутефлики, весь прошлый год настойчиво работал над созданием устойчивого оплота президента в армии, проведя кадровые перестановки и увольнения среди высших чинов алжирской армии. В этой связи отметим, что не все так благостно, как это пытаются представить американские эксперты.  Есть предположение, что Салах, которого в народе называют еще «алжирский ас-Сиси», работает таким образом над укреплением своей политической поддержки в армии перед лицом неизбежной в среднесрочной перспективе внутриполитической конкуренции с целым рядом потенциальных будущих соперников, таких как прежде всего брат президента Саид Бутефлика. Но пока его действия, тем не менее, потенциально помогают укрепить кандидатуру действующего президента. И при этом он решает проблему удаления своих откровенных конкурентов из силового блока. Таких, как  бывший начальник Генштаба ВС Алжира Али Шедири, который сейчас открыто встал на сторону протестующих.

Но главным вызовом для алжирского правительства сейчас является экономика. В предыдущие два десятилетия  правящая коалиция смогли добиться относительной политической стабильности во многом за счет доходов от нефтяного и газового экспорта.  В государственной экономике Алжира, которая критически зависит от доходов от экспорта энергоресурсов, назревает серьезный  кризис в связи с волатильностью цен на углеводороды и общим структурным дисбалансом. По оценке американских экспертов, страна до сих пор испытателя на себе последствия падения цен на нефть и газ в  2014 году. Это способствовало возникновению множества проблем для рынка труда Алжира, которая уже испытывает трудности с доступом к образованию и возможностям трудоустройства из-за обширной географии страны. Помимо 12-процентного уровня общей безработицы, алжирский рынок труда страдает еще более высоким уровнем безработицы среди молодежи (24 процента), а также хронической неполной занятостью и ужасающим уровнем участия алжирских женщин в экономике.  В прошлом году Международный валютный фонд также поставил Алжир на первое место по антирейтингу среди остальных стран на Ближнем Востоке и в Северной Африке по эффективности государственных расходов, включая такие показатели, как расточительность, качество инфраструктуры и контроль над коррупцией. При этом еще одним негативным моментом является тот факт, что 40 процентов всей алжирской рабочей силы занято в государственном секторе. При этом правительство не решилось на серьезные структурные экономические реформы  и вместо этого попыталось обойтись краткосрочными мерами, такими как прежде всего  печатание большего количества денег для решения проблемы растущего долга Алжира. И  закономерно, что основным лозунгом нынешних социальных протестов стали на первом этапе именно экономические требования, что на сегодня стало главным стимулом  к сплочению различных и  набирающих силу  политических оппонентов клана Бутефлики. В этой связи произошедшее, как по команде, снятие кандидатов от структурированной оппозиции с предвыборной гонки, свидетельствует о том, что они вынуждены прислушиваться к настроениям улицы и фактически самоустранилась от участия во внутриполитической борьбе.  Тем временем новая группа гражданского общества под названием «Муватана» проводит публичные демонстрации и дискуссии среди студентов университетов по вопросу оспаривания выдвижения кандидатуры Бутефлики на пятый срок. Алжирские власти традиционно стараются противодействовать  активности оппозиции в социальных сетях, оказывая давление на государственные СМИ с целью склонить освещение выборов в пользу правительства. Но даже этот канал оказался сейчас менее надежным, и сотрудники алжирского государственного радио недавно опубликовали неподписанное письмо, в котором заявили, что они отказываются подчиняться требованиям правящего правительства. В этой связи ряд экспертов говорит о том, что в ФНО задумались об изменении своей нынешней медиа-стратегии, чтобы избежать дальнейшего раздражения населения. По оценке американцев, впервые за 20 лет существует вероятность (пусть и мало реальная) победы оппозиционного кандидата на выборах в Алжире, особенно если уличные протесты будут продолжаться и набирать силу. Если это произойдет, новый лидер может начать открывать  Алжир для более широкой экспансии со стороны иностранных компаний, более активно работая с североафриканскими коллегами, такими как Марокко и Египет. Политический переход мог бы также уступить место новой тактике структурного реформирования экономики, а также более прагматичным подходам к корректировке регулирования иностранных инвестиций.

Несколько иные прогнозы у французов. По их оценке, столкнувшись с крупнейшим народным протестным движением за два десятилетия, клан Бутефлика согнулся, но не сломался. В то время как президент, который находится в Женеве с 24 февраля в рамках проведения «периодических медицинских осмотров», его окружение заняло более гибкую примирительную позицию, но не имеет намерения отклоняться от своей основной программы в рамках переизбрания его на новый срок. Такую стратегию французы оценивают, как в высшей степени рискованную. Согласно французским источникам, президентский клан во главе с братьями президента Саидом и Абдеррахимом («Насер») Бутефлика  были изначально готовы к сильной народной протестной реакции на заявление 10 февраля о том, что президент будет баллотироваться вновь. Это следует из секретного письма    о «мерах по сдерживанию» нового руководителя Управления национальной безопасности СГСН Абделькадера Кара Бухадбы в прошлом месяце. Они предусматривали «управляемое воздействие» на демонстрации, которые бы сочетали «выпуск пара» с одновременным контролем и управляемостью этих процессов. И действительно, 22 февраля по всей стране протесты прошли без особых проблем. В Алжире, где протесты теоретически законодательно запрещены, только один марш, который направлялся к президентской резиденции в Мурадии, был насильственно разогнан. Студенческая демонстрация  26 февраля также прошла в относительном спокойствии. Такие деятели режима, как премьер-министр Ахмед Уяхья и уже бывший глава перевыборного штаба президента Абдельмалек Селаль, даже допустили в этой связи некие публичные заявления  для того, чтобы попытаться нивелировать  волну возмущения населения в силу «излишних репрессивных мер» со стороны  сил правопорядка в отношении демонстрантов и минимизации излишне агрессивных высказываний в отношении протестующих со стороны главы  ФНО Муада Бушареба. При этом отметим, что с продолжением демонстраций и с идеей по переносу  выборов категорически не согласен начальник Генерального штаба ВС Алжира Ахмед  Гаид Салах,  который торпедировал вариант переноса выборов после того, как между Саидом Бутефликой и партией ДОМ Абдеразака Макри  было фактически заключено соглашение на эту тему в конце прошлого года. Напомним, что в декабре прошлого года секретные консультации о вероятности переноса президентских выборов  проводили ведущие деятели президентского альянса (Амар Гуль) и оппозиции (Абдерразак Макри). Оно было в конечном счете одобрено Саидом Бутефликой, но с рядом оговорок. Это прежде всего состояние здоровья А.Бутефлики. За этой инициативой стоял тогда именно президентский клан во главе с братьями Саидом и  Абдеррахимом Бутефлика, что  они были  просто вынуждены сделать  всего через несколько недель после того, как было принято принципиальное  решение в пользу пятого мандата президента. И это было обусловлено тем фактом, что состояние здоровья А.Бутефлики в последние недели декабря прошлого года серьезно ухудшилось до такой степени, что стало очевидным тот факт, что  он не сможет пойти в Конституционный совет для того, чтобы лично зарегистрировать свою кандидатуру, как того требует закон. То есть, состояние здоровья А.Бутефлики уже тогда было критичным, и ничего нового в его регистрации через посредника нет. Тогда же на вилле в столичном районе Бен Акнун была создана команда «эмбриональной кампании действующего президента», и результаты ее работы мы сейчас и видим. Принципиальным в данном случае является факт того, что братья президента и командование армии на сегодня отказались практически окончательно от любой идеи переноса выборов или выдвижения альтернативного кандидата. Об этом свидетельствует и факт выхода основных кандидатов из предвыборной гонки и смена начальника штаба предвыборной кампании А.Бутефлики. Причина прозаична — его окружением не было найдено ни одного кандидата, который мог бы стать его преемником и при этом предоставить гарантии защиты, необходимые клану. Президентский клан на сегодня по-прежнему убежден в том, что переизбрание его лидера будет простой формальностью. Ставка делается на то, что ни один оппозиционный кандидат не сможет обуздать протестное движение, которое, как ожидалось, начнет только набирать обороты после начала предвыборной кампании 25 марта. На этом фланге пока достаточно активны только отставной генерал  Али Шериди и Рашид Некказ, которые  изо всех сил пытаются завоевать симпатии избирателей. Все остальные явные или неявные кандидаты взяли паузу и вышли из гонки. При этом отметим, что сейчас планируются новые массовые демонстрации, и их отличительной чертой является выход из-под контроля структурных политических оппозиционных партий или профсоюзов. В то же время традиционная предвыборная социальная «щедрость» правительства в виде субсидий, предоставления бесплатного жилья в государственном секторе и кредитов для молодежи, к которым режим регулярно прибегал и прибегает для ослабления конкуренции и напряжения, как это имело место во время беспорядков 2011-2012 годов, рискует оказаться неэффективной. Правительство Уяхьи уже одобрил щедрый бюджет на текущий год, несмотря на существующие экономические проблемы.  Однако самое главное и настораживающее в этих протестах заключается в том, что, что гнев демонстрантов все более перетекает с социальных вопросов на чисто политические в рамках требования по уходу в отставку Абдельазиза Бутефлики и отказу от лейтмотива его кампании в рамках «сохранения преемственности». При этом будущее после выборов остается весьма неопределенным, что вынуждает основных оппозиционеров занять выжидательную позицию. Клан Бутефлики, который в настоящее время полностью сосредоточен на переизбрании президента, не подготовил никаких планов на поствыборный период. На самом деле, все будет зависеть от условий, в которых А.Бутефлика будет переизбран, и  состояния его здоровья. Если уровень народного протестного движения начнет снижаться, институциональная структура Алжира останется практически неизменной. Но если глава государства будет переизбран в спорных условиях или его здоровье еще больше ухудшится, то вопрос о назначении вице-президента, а такая опция действий предусматривалась в свое время президентским кланом, но затем была  отложена, снова будет востребована. Однако  Ахмед Гаид Салах, как говорит ряд источников, весьма враждебно относится к этой идее. Также плохо он относится и перспективе назначения на этот пост бывшего премьер-министр Абдельмалека Селаля, который  хотел бы  стать кандидатом от «системы» в рамках вынужденной замены Абдельазиза Бутефлики. И его смещение сейчас с поста главы перевыборного штаба говорит о том, что линия армии на сегодня победила. Выход из гонки Абдеразака Макри имеет иные причины. Изначально он должен был по согласованию с президентским кланом играть роль магнита для разобщения протестного электората, прежде всего исламско-ориентированного. Его исламистская партия ДОМ не имела никаких трудностей с поиском необходимых спонсоров для участия в президентской гонке, но сейчас понятно, что он абсолютно не хочет быть «согласованным партнером» ФНО на апрельских выборах. Фактически, он готовится к следующим выборам в 2023 году. Или, если вернее, гораздо раньше с учетом состояния здоровья президента Бутефлики. Бывший союзник режима, Макри надеется стать в этой связи единственным приемлемым партнером для правящей группы  в оппозиции, что позволит ему инициировать свой приход во власть в условиях вынужденного разделения власти, как это сделали исламисты в Тунисе и Марокко после 2011 года.

51.97MB | MySQL:111 | 0,473sec