Президент Ирана Хасан Роухани: «Мы не против переговоров с США».

Похоже, в Иране вызревает ситуация, когда руководство страны поворачивается лицом к возможности смягчить конфронтацию с США, своим давним и непримиримым врагом.  Повод думать так дают высказывания главы исполнительной власти страны – президента Хасана Роухани – во время рутинной поездки по северным провинциям страны.  Беседуя в Гиляне с местной элитой, Х.Роухани заявил, что за последние два года США не раз предлагали Исламской Республике сесть за стол переговоров, но он всякий раз отвечал отрицательно. «Только в прошлом году такие предложения поступали восемь раз,  но я их отклонял». Но нельзя утверждать, сказал президент, что это невозможно. У Ирана есть свои условия и они заключаются в том, что Америка должна прежде всего вернуться в ядерное соглашение — СВПД,  и признаться в том, что совершила ошибку, выйдя из этого соглашения. Как сказал президент, надо понять, кто в этой ситуации ведущий, а кто – ведомый. По мнению иранского президента, «Америка ищет нашего участия в переговорах, а не мы.  Мы не убегаем от переговоров, мы хотим переговариваться, и знаем, о чем необходимо говорить».

Обратим внимание на то, что еще до выхода США из ядерного соглашения в мае 2018 г. иранский президент не раз официально заявлял, что Иран никогда не пойдет на переговоры с Америкой. Известно, что попытки выйти на переговоры предпринимались не раз, но в прошлом успеха не имели. Что же изменилось за прошедшие месяцы,  почему вдруг произошла такая перемена, заставившая  иранского президента обратиться вновь к теме переговоров, изменив своим принципам вообще не говорить на эту тему, ибо «на переговорах говорить не о чем».  Думается, к этому подталкивает тяжелая и деградирующая с каждым днем экономическая ситуация и растущая изоляция. Днем ранее Х.Роухани обвинил США в том, что Вашингтон хочет путем экономического давления свергнуть иранский режим. При этом иранский президент вновь отрицал любую возможность переговорного процесса на этом треке.

Повторим, что  уже почти 10 месяцев прошло с тех пор, как США покинули СВПД, введя следом два пакета санкций, оказавших серьезное влияние на иранскую экономику. Несмотря на то, что другие участники переговорного процесса – Великобритания, Германия, Франция, Китай и Россия – не покинули СВПД и продолжают утверждать, что верны взятым на себя обязательствам, Иран потерял динамику торгового сотрудничества на международной арене и близок к экономическому коллапсу. Для спасения ядерного соглашения, трое из подписантов СВПД – Германия. Англия и Франция – предложили средство для обхода санкций, представив в конце января нынешнего года платежную систему INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges – Инструмент поддержки торговых расчётов) со штаб-квартирой в Париже и евро и фунтом стерлингов в качестве валюты. Но INSTEX до сих пор не введен в действие, ибо для этого требуется несколько месяцев доводки и введения в действие дополнительных финансовых инструментов. Когда это случится, непонятно, но заместитель министра иностранных дел ИРИ и бывший глава иранской делегации на ядерных переговорах с шестеркой международных посредников Аббас Аракчи оптимистично высказался во вторник 6 марта, что  надеется на запуск этого финансового механизма в течение ближайших нескольких недель. Как считает дипломат, это произойдет накануне Новруза, традиционного иранского Нового года, то есть менее, чем через дне недели. Но маловероятно, что INSTEX решит все проблемы торговли Ирана с Западом: по всей видимости, сфера его деятельности ограничится продовольствием и медицинскими препаратами, что переводит вопрос в  чисто гуманитарную плоскость. Но, как рассчитывает в Иране, так будет лишь на первом этапе работы INSTEX, затем этот механизм вберет в себя всю номенклатуру иранских товаров, в том числе самое главное для ИРИ – нефть.

И вот по нефти нынешние оценки иранских специалистов как раз очень пессимистичны. Ее экспорт за время после введения санкций  уменьшился вдвое, хотя, как считают независимые аналитики, на самом деле речь идет о потерях примерно в две трети от того, что было до ведения последнего пакета американских санкций. Даже министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане расценил действующие ныне санкции как самые жесткие за все время существования режима Исламской Республики в Иране. По оценке министра, экономическая ситуация в стране  сегодня гораздо хуже, чем в годы ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Более того, по словам Зангане , нынешние американские санкции против Ирана по своей силе не имеют прецедента в сегодняшнем мире. «Я в разные годы был министром нефти, но не помню такого давления на отечественную нефтяную отрасль. По сути, мы находимся в ситуации полномасштабной войны. Ее разница с другими войнами лишь в том, что нынешняя непосредственно не имеет убитых и раненых. Я видел много бомбардировок в настоящих войнах, но нынешнее давление еще более эффективное, способное покончить с нашим существованием».  Несмотря на такое очевидное признание успешности американских санкций, министр нефти Ирана, подытоживая, сказал, что США не достигают успеха. Он считает, что Ирану удается обходить санкции, но никаких фактов об этом не приводит.

Становится все более очевидным, что санкционный прессинг на Иран не ограничивается  США. Израильские СМИ опубликовали информацию о том, что Великобритания готова ввести санкции против иранской ракетной баллистической программы, если она не будет свернута. Их пакет уже сформирован, основой послужила информация, предоставленная британскими спецслужбами и внешнеполитическим ведомством. В данный момент Лондон согласовывает  свои планы с Парижем и Берлином, полагая, что, возможно, они изъявят готовность  присоединиться к санкциям. Франция уже не раз делала заявления о том, что и она готова ввести меры, способные остановить реализации иранской программы разработки баллистических ракет как создающей реальные угрозы стабильности не только на региональном, но и  глобальном уровне. Хотя в целом страны Европы не согласны с США в вопросе выхода из ядерного соглашения, но по ряду других вопросов, например, в отношении ракетной программы и вмешательства Ирана во внутренние дела региональных государств, придерживаются почти сходных взглядов. Формированию их готовности ввести санкции против ракетной программы ИРИ способствует то, что Иране не снижает уровень своих воинственных заявлений. Так, в пятницу 1 марта 2019 г. Тегеран Иран провел презентацию новых видов вооружений, включая новейшую радарную батарею. В ходе презентации генерал Хоссейн Салами, заместитель главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) вновь пригрозил Израилю физическим уничтожением. Милитаристская риторика направлена не только против Израиля. В конце ноября, выступая по иранскому государственному телевидению, командующий военно-космическими войсками КСИР  генерал Амир-Али Хаджизаде пригрозил, что Иран может обстрелять американские военные базы в ближневосточном регионе и военные корабли США, базирующиеся в Персидском заливе и Оманском море. Он сказал, что при этом США понесут громадные людские потери, исчисляемые тысячами военнослужащих. Жесткие заявления раздаются и из уст иранского президента. Выступая недавно в провинции  Западный Азербайджан, он позволил себе прямые угрозы в адрес США, пообещав реализовать военную операцию, в которой вооруженные сила Ирана под руководством религиозного лидера аятоллы Али Хаменеи  страны всей своей силой дадут Америке «зубодробительный  отпор». Понятно, что такая риторика еще более укрепляет решимость Запада реально противостоять иранским угрозам, даже путем новых санкций.

51.49MB | MySQL:101 | 0,304sec