Сирия: о ситуации в зоне деэскалации в провинции Идлиб

Сирийские военнослужащие отражают атаки бандформирований на свои позиции в районе Абу-Духур на востоке провинции Идлиб. Об этом сообщил в пятницу 8 марта новостной портал «Сурия аль-Эн». По его информации, войска ведут ожесточенные боестолкновения с экстремистской группировкой  «Хорас ад-Дин», которая считается одним из филиалов террористической сети «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) в Сирии, и другими отрядами, состоящими из наемников. Боевики ранее пытались прорвать оборонительные порядки сирийской армии на линии Эс-Суккария — Брагейти — Телль-Кальба, но получили отпор. Артиллерия правительственных сил нанесла ракетно-артиллерийские удары по их базам в глубине Идлиба. В соседней провинции Хама бандформирования вновь подвергли обстрелу город Мхерде и пытались проникнуть из района Сермания в долину Сахль-эль-Габ у реки Оронт. Как передало агентство САНА, в ответ на эти вылазки армия нанесла массированные удары по форпостам противника в Хан-эс-Сибле и Маар-Шамарине на юге Идлиба. Уничтожены созданные террористами укрепления, командные пункты и склады с оружием, в рядах бандформирований есть убитые и раненые. Боевики экстремистских группировок подвергли в четверг 7 марта обстрелу из минометных установок населенный пункт Эль-Маликия в окрестностях города Алеппо на севере Сирии. Об этом сообщило агентство САНА. По его данным, в результате обстрела погибли двое мирных жителей, восемь человек доставлены в госпиталь с ранениями. В четверг 8 марта командование ВС республики расширило масштабы операций против вооруженных группировок на севере Сирии, которые нарушают действующее перемирие и нападают на населенные пункты, находящиеся под защитой армии. Военные действия охватили большинство районов на стыке провинций Хама и Идлиб, где должна быть создана демилитаризованная зона. Все это происходит на фоне заявлений о том, что вооруженные силы Турции и России приступят в пятницу к совместному патрулированию в сирийском регионе Идлиб на севере страны. Об этом заявил в пятницу 8 марта министр национальной обороны Турции Хулуси Акар на встрече с редакторами Анатолийского агентства. «Сегодня начнется патрулирование в Идлибе. Россия будет осуществлять его вдоль границ Идлиба, а вооруженные силы Турции — в регионах, в которых у террористов было изъято вооружение», — подчеркнул он. По его словам, «совместное патрулирование Москвы и Анкары важно с точки зрения сохранения режима прекращения огня на северо-западе Сирии». Такое решение Анкары, по нашей оценке, в первую очередь связано с усиливающимся российским давлением на турецкую сторону в рамках необходимости начала выполнения ею принятых на себе в рамках сочинских соглашений обязательства. Россия настраивает Турцию на выполнение совместного Меморандума по деэскалации в сирийской провинции Идлиб. Об этом заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в интервью кувейтскому агентству КУНА 3 марта. «В стране сохраняются отдельные очаги присутствия террористов. Прежде всего, речь идет об Идлибской зоне деэскалации, большая часть территории которой находится под контролем боевиков из «Хайят Тахрир аш-Шам» (одно из названий запрещенной в РФ террористической организации «Джебхат ан-Нусра» — прим. ТАСС), осуществляющих провокационные вылазки против мирных жителей, российских и сирийских военных, — напомнил Лавров. — В этих условиях необходимо продолжать эффективно бороться с терроризмом. Настраиваем турецких партнеров на выполнение обязательств по меморандуму о стабилизации обстановки в Идлибе от 17 сентября 2018 года». Министр также отметил важность того, «чтобы под предлогом соблюдения согласованного с Турцией режима прекращения боевых действий не происходило дальнейшее усиление террористического присутствия». «Пока же положения документа, предусматривающие, в частности, создание демилитаризованной зоны и вывод из нее всех радикалов и тяжелого вооружения, не полностью реализованы», — добавил он. Если называть вещи своими именами, то они вообще не реализованы, а турки на последних по времени переговорах на всех уровнях постоянно получали от Москвы все новые отсрочки в рамках начала более внятных действий на этом направлении. 17 сентября прошлого года в Сочи Владимир Путин и Эрдоган договорились к 15 октября создать в провинции Идлиб демилитаризованную зону глубиной 15-20 км вдоль линии соприкосновения правительственных войск Сирии и вооруженной оппозиции. Однако Анкара попросила дать ей дополнительное время и отложить начало совместного патрулирования в Идлибе из-за неспособности гарантировать условия безопасности со своей стороны.
В этой связи возникает закономерный вопрос: наблюдаем ли мы реальное начало выполнения сочинских соглашений? Рискнем предположить, что нет. Начало патрулирования ни в коей мере не решает главного условия соглашения. А именно — выдавливания из зоны деэскалации просаудовских и протурцких боевых групп, которые на постоянной основе дестабилизируют ситуацию путем регулярных вооруженных провокаций и попыток расширить зону своего контроля. В этой связи абсолютно не ясно, а что изменилось собственно за последние месяц-два. Никаких серьезных усилений турецких сил в этой зоне не наблюдалось, и никакие протурецкие или просаудовские группы из нее выведены не были. По нашим данным, катарско-турецкие переговоры на эту тему пока большого прогресса не принесли. Такие переговоры шли, по ряду данных, с ноября прошлого года. Согласно нашим источникам, руководство «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ), бывшая «Джебхат ан-Нусра»), возглавляемой Абу аль-Якзан аль-Масри, по прежнему отказывается покидать контролируемые позиции. При этом турецко-катарский мораторий по материально-техническому снабжению этих групп истек в конце прошлого года. При этом отметим, что и ряд других более мелких групп, которые, кстати, не аффилированны с ХТШ, такие как преимущественно проиорданская «Хурасс аль-Дин» во главе с Сами аль-Орейди, «Джунуд аль-Акса» и протурецкая «Исламская партия Туркестана», которая состоит из китайских уйгуров, чеченцев и других кавказских этнических групп на сегодня выходить из зоны деэскалации не желают. И в этой связи нынешние бои правительственных сил с «Хурасс Ад-Дин» надо полагать прежде всего как точечные операции против конкретной группировки, но никак не как глобальную зачистку зоны демилитаризации. Можно даже сказать точнее, что мы имеем пока только пробу сил на примере одной-двух мелких группировок. И позиция Анкары в данном случае проста: принести в жертву одну не из системообразующих групп в Идлибе с точки зрения «выпуска пара» и сохранения нынешнего общего патового состояния дел с реализацией Сочинских соглашений еще на неопределенный срок.

51.63MB | MySQL:101 | 0,238sec