Об использовании неправительственных организаций в информационной борьбе против Ирана

Неправительственная организация «Репортеры без границ» (RSF) опубликовала  доклад, в котором сообщила о преследовании, задержаниях и смерти 860 журналистов в Иране с 1979 года по 2009 год. В этой связи глава НПО призвал Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет обратить внимание на данную ситуацию и повлиять на иранские власти. «Согласно данным официального реестра иранского правосудия, который оказался в распоряжении «Репортеров без границ», 860 [профессиональных] и гражданских журналистов подвергались преследованиям, задерживались, были помещены под стражу и даже были казнены в период с 1979 года по 2009 год», — гласит заявление НПО. Организация утверждает, что в большинстве случаев работникам СМИ было отказано в соблюдении основных прав и свобод, в том числе за счет суровых условий заключения и отсутствия необходимой медицинской помощи. В общей сложности данный список, полученный тайно через информаторов, содержит имена около 1,7 млн человек, в отношении которых выдвигались какие-либо обвинения. Авторы доклада упрекают Тегеран в сокрытии содержащихся в списке фактов и того, что людей преследуют за их убеждения и из-за рода их деятельности. «В связи с этой ложью государства «Репортеры без границ» обращаются к Верховному комиссару ООН по правам человека Мишель Бачелет с тем, чтобы Иран ответил за эти действия», — заявил генеральный секретарь организации Кристоф Делуар. НПО приводит в пример несколько случаев, связанных с задержанием журналистов, в том числе закончившихся их гибелью. Также «Репортеры без границ» обращают внимание на большое количество задержаний и судебных приговоров по политическим мотивам — почти 62 тыс. человек, согласно подсчетам организации. Соответствующие выводы авторы доклада сделали после нескольких месяцев изучения списка, а также сравнения с данными других НПО и ООН. Обратим внимание, что этот эпизод не является единичным случаем, а скорее набирающей силу тенденцией в рамках противостояния США и аравийских монархий с одной стороны,  и Ирана — с другой. И она заключается прежде всего в том, что информационная война межу Ираном и США (и частью их союзников) начинает все больше затрагивать сферу деятельности различных НПО и СМИ. В данном случае Тегеран явно рассматривает эти инструменты, как прежде всего средство для проведения против Ирана подрывных акций в рамках общей стратегии Вашингтона и его союзников в Персидском заливе по смене иранского режима. В этой связи отметим, что за последний месяц широкую огласку получило так называемое «дело экологов», которое, как полагают французские эксперты, было сфабриковано  Тегераном в ответ на активизацию подрывных акций именно с этого гуманитарного угла. Судебный процесс над восемью членами Персидского фонда наследия дикой природы (PWHF), который начался несколько недель назад, привлек большое внимание средств массовой информации и подвергся критике со стороны Human Rights Watch (HRW), которая заявила, что обвинения против экологов не имеют под собой никаких оснований. За этим делом и обвинениями, по данным экспертов, стоит исключительно  КСИР, который утверждает, что  исследователи-активисты под  прикрытием экологических миссий осуществляли шпионские миссии в пользу ЦРУ США. Подсудимым грозит смертная казнь.  При этом  отмечается, что  Министерство разведки (MOIS или VAJA) Ирана публично дистанцировалось от этого дела. Эксперты также убеждены в том, что экологи из этой организации были выбраны не случайно. Дело в том, что между PWHF и «американским» фондом Panthera существует тесная связь. А в последний, помимо известных публичных фигур  типа Шанайи Твейн и Гленна Клоуза, входят и те люди, чья враждебность по отношению к Ирану хорошо известна. Такие как, например, посол ОАЭ в Вашингтоне Юсеф аль-Отейби и бывший шеф ЦРУ Дэвид Петреус.

Panthera была основана и возглавляется швейцарско-американским бизнесменом Томасом Капланом. Он же  является главой компании Electrum Group, частной акционерной компании, специализирующейся на горнодобывающем секторе. Каплан также финансирует и управляет лоббистской группой  United Against Nuclear Iran (UANI), которая возглавляется правой рукой Каплана Марком Уоллесом и имеет в совете директоров того же Петреуса, и в рамках которой  удалось публично собрать вместе министра иностранных дел Саудовской Аравии Аделя бен Ахмеда аль-Джубейра и главу Моссада Йоси Коэна. Главной задачей UANI является лоббирование в США и Европе законодательных актов, которые бы минимизировали участие западного бизнеса в сделках с Ираном.  Отметим в этой связи, что UANI тесно связано с еще одной лоббистской американкой группой Counter Extremism Project (CEP), которая очень популярна у американских консерваторов-республиканцев и активно задействуется в антииранских усилиях на международной площадке. Эти две группы имеют почти одинаковый состав руководства и обе возглавляются Марком Уоллесом, который также управляет различными другими фирмами, принадлежащими Каплану. Среди консультантов СЕР надо отметить  также  бывшего президента немецкой БНД А.Хэннинга,  бывшего помощника министра внутренней безопасности и борьбы с терроризмом при Джордже Буше Фрэнсиса Таунсенда, бывшего руководителя иранского отдела Национальной разведки США Н.Руля.  Одним из агентов группы является и  базирующейся в Париже консультант Жана-Шарль Брисар, который любит использовать журналистское прикрытие. В условиях последних по времени  попыток Вашингтона обнулить иранский нефтяной бизнес и в рамках убеждения европейцев присоединиться к антииранским  санкциям  эти усилия приобретают особое значение и особое внимание со стороны Тегерана. Таким образом, надо констатировать, что удар по одному из филиалов структуры Т.Каплана носил не случайный, а четко выверенный характер. При этом руководство КСИР также учитывает тот факт, что одним из главных спонсоров Каплана является один из самых стойких антагонистов Ирана , наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид Аль-Нахайян (MБЗ). Его эмиратский общественный фонд Mubadala поддерживает большинство проектов Каплана на Ближнем Востоке (по выражению самого Каплана, «ОАЭ — мой самый близкий партнер в жизни, кроме жены»). В 2014 году Panthera получила 10-летнее финансирование в размере 20 млн долларов непосредственно от Мохамеда бен Заида и Джо Лоу, малазийского бизнесмена, который в настоящее время является фигурантом расследуемого ФБР уголовного дела за его предполагаемую причастность к скандалу с хищениями в фонде 1MDB в Малайзии. В ходе этого расследования были получены данные о том, что в рамках этих махинаций  Лоу и Mubadala также инвестировали в Electrum Group Каплана. Лоу также поддерживает фонд Леонардо Ди Каприо, который способствует защите уязвимых видов флоры и фауны. Голливудская звезда является другом брата MБЗ Мансура бен Заида Аль Нахайяна, и его фонд регулярно работает в тандеме с Panthera. 6 февраля Ди Каприо опубликовал твит, в котором призвал своих последователей подписать петицию об освобождении иранских экологов.

Помимо этого, Каплан также возглавляет Международный альянс по охране наследия в районах конфликтов (ALIPH).  Основанный в Женеве в 2017 году по инициативе MБЗ и президента Франции Франсуа Олланда, этот альянс в качестве своей основной деятельности провозгласил  «защиту культурного наследия в Сирии и Ираке», которые являются основными точками приложения  иранских усилий в регионе. Не будем забывать и о российском присутствии в Сирии, и в этой связи деятельность структур этого фонда там безусловно должно привлечь соответствующее внимание. При этом отметим, что швейцарский миллиардер Томас Каплан, предприниматель в горнодобывающей промышленности, коллекционер произведений искусства и защитник исчезающих видов животных, становится все более близким соратником наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида Аль-Нахайяна. В начале 2019 года Каплан демонстрировал свою коллекцию голландского искусства в музее Лувр Абу-Даби, всего через два года после того, как Мухаммед бен Заид лично назначил его главой Международного альянса по защите наследия в конфликтных зонах (ALIPH).  В тени этого союза с Мухаммедом бен Заидом таятся гораздо более стратегические вопросы, нежит чем просто защита природы и артефактов. На протяжении многих лет Каплан строил горнодобывающую империю через свою инвестиционную фирму Electrum Group (названа в честь сплава золота и серебра, из которого были изготовлены первые монеты), основным акционером которой является все та же фонд Mubadala. При финансировании со стороны последней структуры  этот миллиардер создал чрезвычайно хорошо связанные благотворительные и лоббистские группы, которые в основном действуют на Ближнем Востоке. Одновременно он активно обрастал нужными связями. Для достижения этой цели Каплан (его отец Джей Каплан был предпринимателем в Нью-Йорке, а затем во Флориде), полагается на влиятельное окружение, культивируемое им еще со времен свое учебы  в престижной швейцарской школе-интерната Le Rosey, а затем в Оксфорде, где он не только получил степень бакалавра, магистра и доктора исторических наук, но и познакомился со своей будущей женой Дафной Реканати (дочерью израильского инвестора Леона Реканати). Среди друзей Капана называют представителей  несколько могущественных кланов, включая  саудовских Хашогги и немецкого промышленника Тиссена. Каплан сделал себе имя, когда он правильно предсказал вторжение Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году, за несколько лет до того как это произошло – событие, которое большинство людей в то время считали неправдоподобным сценарием. После этого его привлек к своей работе израильский инвестор Ави Томкин, который нанял его в качестве младшего партнера в 1991 году. Каплан быстро зарекомендовал себя как мастер рыночных биржевых операций. Он еще раз доказал свое мастерство в финансовом прогнозировании, когда  инвестировал значительные средства в серебро и цинк в 1990-х годах. В 2000 году он обратил свои взоры на золото, и в настоящее время продолжает развивать свои отношения  с рядом компаний, которые владеют несколькими из крупнейших в мире доказанных золотых запасов. При этом только в 2007 году состояние Каплана действительно резко возросло, когда он продал активы своей компании по разведке углеводородов за 2,55 млрд долларов и сосредоточился на инвестициях в произведения искусства (ему принадлежит, по оценке экспертов, порядка 40 процентов всех полотен Рембрандта и мастеров «лейденской школы»). Таким образом, под эгидой Каплана (и соответственно ОАЭ)   в настоящее время находиться   значительный арсенал влияния, который сосредоточен в основном на антииранских усилиях, и, в меньшей степени,  на антикитайских. И по оценке практически всех экспертов, его деятельность активно используется в своих интересах  ЦРУ США и французской разведкой. Это в принципе абсолютно логично и правильно: использовать гуманитарную вывеску для входа в зоны локальных конфликтов. Достаточно обратить внимание на нынешнее фокусирование деятельности ALIPH. В настоящее время она сосредоточена на восстановлении музея Мосула, монастыря Мар Бехнам в Ираке и восстановлении гробницы Аскии в Гао, Мали. Отметим, что в последнем случае эта реперная точка туарегского восстания на севере Мали и основная зона притяжения французской разведки, а первые две являются традиционными оплотами «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

51.53MB | MySQL:112 | 0,719sec