О политической ситуации в Алжире после отказа президента А.Бутефлики участвовать в выборах

Президент Алжира А.Бутефлика в понедельник 11 марта вечером объявил о решении не баллотироваться на новый мандат и отложить запланированные на апрель выборы. Как полагают французские источники, коренной перелом настроений в рядах ближнего президентского круга произошел после последних массовых демонстраций 8 марта, в которых принимало участие около одного миллиона человек. Отметим, что изначально социальные протесты были вызваны серьезным недовольством населения экономической ситуацией в стране. В данном случае попытки братьев президента Саида и Насера «протащить» уже неадекватного президента на новый пятилетний срок были расценены как отказ правящей элиты от реальных шагов по выправлению ситуации в экономике прежде всего. Ну и конечно имеет место и недовольство тем фактом, что в таком случае президентом страны фактически становится Саид Бутефлика, которого никто на этот пост не выбирал. Но первичным моментом, который стимулировал нынешние социальные катаклизмы, был конечно экономический кризис, который страна не может преодолеть  после обвала мировых цен на нефть в 2014 году. Последующий бюджетный кризис вынудил Алжир принять болезненную программу жесткой экономии. Но вместо того, чтобы идти на международные долговые рынки, чтобы покрыть дефицит бюджета, правительство начала программу  заимствования у алжирского Центрального банка в рамках пятилетнего экономического плана, объявленного в 2017 году. И этот вариант действий резко увеличил темпы инфляции при сохранении высокого уровня безработицы. В этой связи отметим, что нынешний ход клана президента был во многом вынужденным, и  решение о таком сценарии было принято конечно не 8 марта, а неделей ранее. Отсчетом для начала реализации плана «Б», а такой план разрабатывался специальной группой политехнологов практически с осени прошлого года, надо полагать череду выхода ряда кандидатов из президентской гонки в начале марта.  2 марта такое решение приняла  Алжирская рабочая партия под руководством Луизы Ханун, которая в 2004 году стала первой женщиной, баллотировавшейся на пост президента Алжира. Немногим ранее один из наиболее влиятельных оппозиционных политиков Алжира, бывший премьер-министр (в 2000 — 2003 гг.) Али Бенфлис также объявил об отказе от участия в президентских выборах.  Аналогичное решение приняла в этот же день действующая в Алжире исламистская партия «Движение общества за мир» (ДОМ) во главе Абдраззаком Макри.  И в данном случае речь шла не бойкоте выборов, как это почему-то предположили западные эксперты. В этой связи всегда вызывает удивление некая наивность тех же американских и французских аналитиков, которые всерьез полагают, что в Алжире действуют некие самостоятельные политические партии. Последняя из таковых была разогнана военными в 1992 году, после того как она победила на выборах, и она называлась «Исламский фронт спасения» (ИФС). После этого и десятилетия военного положения никаких самостоятельных партий в Алжире нет.  В этой связи снятие всех подготовленных для создания нужного «демократического» фона кандидатов с гонки в один день, плюс смена предвыборного штаба А.Бутефлики вместе с его председателем и бывшим премьером Селаллем в общем-то и явилось точкой отчета для реализации нового плана президентского клана по сохранению своей власти. То есть, начался этап «ухода Бутефлики без его ухода». В этой связи совершенно непонятно, а чему так радовались тысячи алжирцев на улицах после опубликования решения о невыдвижении Бутефлики на новый президентский срок? Ну будет править тот же Саид Бутефлика страной (или вернее, попытается это сделать)  при «временном президентстве» своего брата до назначения новых выборов. Их, кстати, можно назначить и через год или два, а может и через три года. Ничего в этой ситуации принципиально не меняется. Обратим внимание на основные пункты предложенной президентом переходной программы.  Стране объявили о грядущем принятии до конца года новой конституции, формировании нового правительства технократов, которое, однако, возглавил силовик, глава МВД в последнем кабинете Нуреддин Бедуи, а портфели уже в другом порядке, похоже, распределят между старыми фигурами, и новом президенте, который будет избран. Дата выборов станет известна уже после проведения общенациональной конференции по разработке нового Основного закона.  И сейчас, после официальных заявлений Бутефлики, ясно, что выборы, скорее всего, состоятся не ранее начала 2020 года. Главными проблемами всего это плана является две принципиальных момента.

1.У клана нет потенциального преемника.    Как представляется, ни один потенциальный преемник в настоящее время не сможет предоставить членам клана президента гарантии их судебного иммунитета и сохранения их нынешних экономических преференций. Такого преемника клан президента настойчиво искал  уже давно, еще до того момента, как было объявлено о выдвижении А.Бутефлики на новый срок, но не нашел.  И в данном случае против любых преемников или введения поста вице-президента резко выступал нынешний глава Генштаба алжирской армии Ахмед Гаид Салах. В этой связи отметим, что эта позиция вызывает определенные вопросы. Рискнем предположить, что таким образом генерал расчищает себе путь к власти, и его нынешняя выжидательная позиция по сохранению своей лояльности нынешнему президентскому клану только лишь тактика. Генерал, ждет когда план «Б» братьев Бутефлики провалиться, и они сами попросят его взять власть и ввести чрезвычайное положение. Естественно в рамках сохранения порядка и стабильности в стране.

2.Это то, что очень скоро после общего ликования улицы протесты вновь возобновятся. Это вопрос времени, и вот тогда уже точно придется нивелировать влияние братьев президента в полной и принципиальной мере. Именно этот момент является ключом к выходу из нынешнего кризиса, а не косметические меры, типа обещаний о новой конституции. И Ахмед Гаид Салах просто ждет своего часа. Иных сил, которые могли бы относительно консолидировать нацию и элиты в Алжире просто на сегодня нет.

51.56MB | MySQL:101 | 0,353sec