Формирование американо-израильского альянса против Ирана: итоги визита Кондолизы Райс на Ближний Восток

В ходе состоявшегося 13-16 января с.г. визита госсекретаря США Кондолизы Райс на Ближний Восток наметились очень важные направления американской внешней политики в этом регионе. Собственно, самому визиту предшествовало одно событие, которое произошло 11 января на заседании комиссии сената США по иностранным делам. Тогда глава внешнеполитического ведомства К. Райс четко дала понять, что Белый дом не собирается следовать рекомендациям доклада комиссии Бейкера–Гамильтона, по крайней мере, той его части, которая касается необходимости участия Сирии и Ирана в решении проблем безопасности и стабильности в Ираке. Райс заявила, что «сирийцы и иранцы требуют за свою помощь в Ираке определенную цену, которую США платить не готовы». Речь шла о том, что Иран надеется получить за свою помощь США в решении иракской проблемы молчание Вашингтона по поводу своей ядерной программы. Сирия же надеется, что Белый дом откажется от твердых намерений довести до конца расследование дела об убийстве Рафика Харири в международном трибунале. Райс назвала эти предложения шантажом и заявила, что США не пойдут на такую сомнительную сделку. Более того, госсекретарь перед журналистами публично сказала, что армия США может нанести военный удар по Ирану и Сирии, чтобы прекратить поддержку со стороны этих стран иракским боевикам, которые дестабилизируют ситуацию в собственной стране. Касаясь же общей ситуации на Ближнем Востоке, глава внешнеполитического ведомства США отметила, что ситуация складывается сейчас таким образом, что в этом регионе идет противостояние между умеренными и экстремистскими силами. К умеренным силам Райс отнесла Иорданию, Ливан, Ирак, Египет, главу Палестинской администрации Махмуда Аббаса, Саудовскую Аравию и арабские страны Персидского залива. К лагерю экстремистов были отнесены Сирия, Иран, ХАМАС и «Хизбалла».

Проведя такую своеобразную геополитическую «классификацию», Райс отправилась в турне по Ближнему Востоку, которое, по ее словам, носило «ознакомительный характер». Однако за этой дипломатической фразеологией скрываются вполне понятные планы США по «прощупыванию почвы» для создания нового альянса на Ближнем Востоке, который будет носить антисирийский и в большей степени антииранский характер. Трудности, возникшие в Ираке, связанные с невозможностью разрешить весь клубок проблем, а также усилившаяся роль Тегерана в этом регионе толкают США на поиск союзников, которых можно объединить хотя бы путем противостояния Ирану.

13 января К. Райс прилетела в Израиль, где сразу же встретилась с министром обороны Амиром Перецом, его заместителем Эфраимом Снэ и главой военной разведки Амосом Ядлином. Хотя в разговоре Райс и коснулась ситуации вокруг похищенных солдат ЦАХАЛа (Гилада Шалита – в районе сектора Газы и Эхуда Гольдвассера и Эльдада Регева – на ливано-израильской границе летом 2006 года), однако очевидно, что госсекретаря США больше интересовал вопрос о выходе из затянувшегося палестино-израильского противостояния, главным образом, возможность дальнейшей реализации плана «Дорожная карта». Этот же вопрос Райс обсудила с министром иностранных дел Ципи Ливни. Последние события на Ближнем Востоке в 2006 году (победа на выборах в палестинский парламент ХАМАСа, формирование им правительства, военные операции Израиля на палестинских территориях, вторая ливанская война, перманентные стычки между ФАТХом и ХАМАСом и др.) сделали невозможным осуществление положений этого плана на практике. Израиль занял выжидательную позицию, поскольку ждет дальнейших шагов со стороны Палестинской администрации. Создание палестинского государства без участия Израиля невозможно, и его руководство само заинтересовано в появлении нового соседа, правда, при условии признания и прекращения противостояния, на что и указала министр иностранных дел Израиля: «Мы хотим, чтобы два государства жили в мире».

Таким образом, получив в целом поддержку Израиля плану Вашингтона по урегулированию палестино-израильского конфликта, Райс 14 января отправилась в Рамаллу на встречу с Махмудом Аббасом. Главным вопросом встречи стало обсуждение создания независимого палестинского государства. По этому поводу существуют разногласия. Одним из ключевых моментов, которые не приемлет палестинская сторона в ходе строительства собственного государства, это вопрос о так называемых временных границах, определяемых периметром забора безопасности (длина которого составит 600 км), причем Старый город Иерусалима остается под суверенитетом Израиля, а его дальнейшая судьба будет решена только на последующих переговорах.

М. Аббас четко заявил госсекретарю США: «Мы ясно сказали, что отказываемся от любых временных и переходных решений, то есть мы против государства с временными границами. Мы также подчеркнули необходимость мобилизации всех сил в регионе и в мире для достижения общей цели — положить конец конфликту». Райс, не нашла, что возразить на столь сильный довод Аббаса, и только сказала, что Вашингтону нужно более активно участвовать в миротворческом процессе на Ближнем Востоке. Это можно рассматривать как традиционную дипломатическую риторику при невозможности убедить противную сторону в своей правоте: «Мы хотели бы, чтобы палестинцы жили в единстве, демократии и мире и чтобы их правительство заслужило уважение международного сообщества», — отметила она.

Единственное, что можно считать плюсом для США (как и для Израиля), это заявление председателя Палестинской администрации о своем решении провести досрочные парламентские выборы, в случае если будет невозможно найти компромисс с ХАМАСом. Поскольку США, как и Израиль, заинтересованы в усилении ФАТХа, решение М. Аббаса, если оно действительно будет принято, может привести к подвижкам в палестино-израильском урегулировании, по крайней мере по плану «Дорожная карта». Победа ХАМАСа на январских выборах 2006 года в палестинский парламент «заморозила» реализацию этого плана, поскольку руководство ХАМАСа не желает признать Израиль, как и вообще с ним сотрудничать. Поэтому ФАТХ во главе с Махмудом Аббасом остается для Израиля единственным партнером по переговорам в решении палестино-израильских противоречий, что и подтвердила сама К. Райс: «Необходимо смотреть вперед и показать палестинским жителям, что ФАТХ предпочтительнее ХАМАСа».

После отъезда К. Райс М. Аббас выступил перед иностранными журналистами. Он отметил, что переговоры оказались малоэффективными и «не дали ничего нового». Вину глава Палестинской администрации возложил традиционно на Израиль и США, которые, по его словам, не заботятся об интересах палестинского народа.

Однако, несмотря на пессимизм Аббаса (он рассчитывал за свою ориентацию на США получить в итоге независимое государство), как и на явное фиаско самой Райс (неспособной удовлетворить желание Аббаса получить независимую Палестину в постоянных, а не во временных границах), госсекретарь США дала понять, что только ФАТХ является тем субъектом на палестинских территориях, который признается в качестве партнера на переговорах Вашингтоном, а заявление председателя Палестинской администрации о возможности проведения досрочных выборов в парламент стоит рассматривать как попытку избавиться от иранского влияния. Известно, что ХАМАС получает финансовые средства от Тегерана. Соответственно, смена власти в результате предполагаемых выборов (при условии поражения ХАМАСа) может означать одновременно снижение зависимости палестинского правительства от Ирана (если после выборов оно будет сформировано ФАТХом) и переориентацию на США, что явно выгодно Вашингтону. Поэтому «умеренный» ФАТХ, по «классификации» Райс, это одновременно и союзник США на палестинских территориях в противовес ХАМАСу, «спонсором» которого в последнее время стал Иран.

Встретившись с королем Иордании Абдаллой II, Райс сразу коснулась, похоже, главной цели своего «ознакомительного» визита: иранской ядерной программы и отношения к ней Иордании. Амман явно не радуется усилению Тегерана, поэтому опасения Иордании по поводу его ядерной программы стоит рассматривать как согласие на поддержку американской инициативы по созданию нового ближневосточного альянса. Чтобы как-то подключить М. Аббаса к этому процессу, К. Райс предложила Абдалле II посодействовать в решении затянувшегося палестино-израильского конфликта, после чего он дал согласие принять участие в трехстороннем саммите (Иордания, Израиль и Палестинская администрация). Целью саммита должны стать признание палестинским правительством Израиля (в противном случае оно само не будет признано ни Израилем, ни США) и выполнение принятых ранее соглашений. Такого же согласия Райс добилась от премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта, с которым встретилась после возвращения из Аммана в Иерусалим.

После этого Райс посетила Египет и Саудовскую Аравию. Здесь она в ходе встреч с Хосни Мубараком и королем Абдаллой она сделала упор на наметившийся небольшой прорыв в урегулировании палестино-израильских противоречий. Каир и Эр-Рияд крайне заинтересованы в создании независимого палестинского государства, поэтому Райс и преподносила будущий ближневосточный саммит, о котором она договорилась в Иордании и Израиле, как возможный прорыв в возрождении реализации плана «Дорожная карта».

Однако главная цель визита госсекретаря США стала очевидна в последний день ее турне по Ближнему Востоку. 16 января Райс отправилась в Кувейт, где встретилась с министрами иностранных дел арабских государств Персидского залива (Саудовской Аравии, Кувейта, Омана, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Катара), Иордании и Египта. Встреча группы «6+2» с К. Райс была посвящена проблеме Ирака и усилению роли Ирана в регионе. Опасения этих арабских (читай: суннитских) стран сложившейся ситуацией, в ходе которой амбиции Ирана только растут, и в первую очередь в ядерной сфере, могут быть использованы для создания в будущем возможного альянса между США и странами группы «6+2». К этому альянсу может присоединиться и Палестинская администрация, поскольку М. Аббас явно не желает усиления Ирана в регионе, так как любое усиление Тегерана означает и усиление ХАМАСа, что в свою очередь означает ослабление ФАТХа. А в случае скорейшего обретения Палестиной независимости у Аббаса будет роль на Ближнем Востоке как у полноправного правителя государства. Этим и можно объяснить его раздражение по поводу временных границ будущего независимого палестинского государства, о которых ему говорила К. Райс. Наличие временных границ для Аббаса будет означать неопределенность в будущем развитии палестинского государства, как и возможность проведения Израилем очередной антитеррористической операции, к которым, похоже, уже привыкло мировое сообщество.

Нельзя исключать, что к этому альянсу может присоединиться и сам Израиль, если не формально, то уж точно фактически, поскольку Иран представляет для него жизненную угрозу. Позиции по Ирану у Израиля и арабских стран схожи: обе стороны пугает усиление Тегерана, и обе стороны готовы поддержать США.

В ходе встречи в Кувейте группа «6+2» одобрила цели новой стратегии США в Ираке, что означает продолжение подавления шиитских вооруженных группировок, несмотря на нерешительность в этом деле премьер-министра Ирака Нури аль-Малики, которому тем самым было высказано недоверие со стороны арабских государств, считающих, что он действует в интересах Ирана.

По словам журналиста из «Le Monde» Муна Наима, «арабские страны оказались зажатыми между американским молотом и иранской наковальней». Именно на этом и будет играть Белый дом, начав формировать новую коалицию, в которую войдут арабские страны Персидского залива, Иордания, Египет, а также к ней могут присоединиться Палестинская администрация и неофициально Государство Израиль. Райс сумела сплотить вокруг США колебавшиеся до этого арабские страны, которые готовы поддержать США в решении проблем безопасности и нестабильности в Ираке, хотя бы потому, что в противном случае произойдет усиление Ирана в регионе, что особенно болезненно воспринимают арабские страны. Таким образом, сейчас мы видим процесс начала формирования альянса арабских стран и Израиля, пусть не де-юре оформленного, но де-факто уже создаваемого (и скорее всего де-факто он и будет существовать). Наконец-то арабские страны в лице их лидеров все больше начинают осознавать, что не Израиль, а Иран представляет угрозу для мира и стабильности на Ближнем Востоке, по крайней мере для устойчивости их собственных правящих режимов.

29.2MB | MySQL:67 | 0,905sec