Ситуация в Марокко: февраль 2019 г.

В феврале вновь остро встал вопрос о тех марокканцах, которые стали возвращаться в королевство, повоевав в рядах джихадистов в Ираке и Сирии. Напомним, что в 2015 году число марокканских джихадистов в этих двух странах оценивалось в более чем 1600 человек. Согласно официальным данным, к середине 2018 года свыше 200 «возвращенцев» были арестованы и преданы суду. Как правило, они получали от 10 до 15 лет тюрьмы.

Стоит заметить, что в Марокко действует неправительственная организация «Координация защиты узников – исламистов» (КЗУИ). Как заявил для АФП 13 февраля ее представитель Абдеррахим аль-Газали, она выступает против арестов «возвращенцев», возлагая ответственность за их отъезд на фронты джихада на официальных улемов, которые «призывали мусульман к отъезду на войну в Сирию в 2013 г.».

12 февраля марокканские власти объявили об аресте днем ранее в Сале трех французов, в том числе одного алжирского происхождения. Всех их подозревают в причастности к «финансированию терроризма». По данным следствия, они поддерживали связи с действующими боевиками «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в Сирии и Ираке.

7 февраля королевский дворец объявил, что в ходе заседания Совета министров, проходившего под председательством монарха, был окончательно принят закон о восстановлении в Марокко обязательной военной службы. Этот документ устанавливает условия призыва на военную службу и ее прохождения, а также процедуры для освобождения от нее.

По данным королевского кабинета, предполагается, что в 2019 году под знамена Королевских вооруженных сил (КВС) будут призваны 10 тысяч человек. В 2020 году их число будет увеличено до 15 тысяч.

Предполагается, что на срочную военную службу продолжительностью 1 год могут быть призваны марокканцы в возрасте от 19 до 25 лет. Как сообщил представитель правительства Мустафа Халфи, первые новобранцы будут призваны осенью 2019 г.

Законом предусмотрено, что случаи уклонения от военной службы будут наказываться тюремным заключением сроком от 1 месяца до 1 года. Предусмотрены отсрочки от военной службы в случае физической неспособности, а также учебы в университетах.

Для женщин и лиц, имеющих двойное гражданство/подданство, срочная военная служба является факультативной.

Вопросами учета и призыва займется МВД страны. Призванные при  прохождении военной службы в зависимости от специальности будут получать ежемесячно от 1050 до 2000 дирхамов (96 — 185 евро). Бюджетом на 2019 год предусмотрено выделение на оплату службы срочников 500 млн дирхамов (46 млн евро).

До этого призыв на военную службу в КВС не существовал течение 12 лет.

Объявление о возобновлении призыва на военную службу вызвало смешанную реакцию. Одни увидели в нем стремление властей вывести часть молодежи из под влияния протестных движений, другие расценили его как решение властей создать социальный мост для выходцев из наиболее депрессивных регионов страны.

8 февраля формально запрещенное, но терпимое властями исламистское движение «Аль-Адль валь-Ихсан» («Справедливость и благочестие») осудило решение властей опечатать жилища трех его активистов, которые использовались для встреч сторонников этого наиболее влиятельного в Марокко исламистского движения. Эти жилища находятся в Касабланке, Кенитре и Инезгане. Как заявили власти Касабланки, опечатанное жилье одно из активистов «Аль-Адль» использовалось в качестве «места совершения молитв, незаконных собраний и незаконной деятельности». По их данным, на исламистов пожаловались соседи, недовольные встречами, которые затягивались допоздна.

«Аль-Адль» не признает статус монарха как предводителя верующих. Со своей стороны этот статус признает исламистская Партия справедливости и развития (ПСР), возглавляющая в настоящее время правительственную коалицию.

13 февраля с 2-хдневным государственным визитом в Марокко прибыл король Испании Филипп VI и королева Летиция. В тот же день монархи двух стран приняли участие в церемонии подписания 11 двухсторонних соглашений. В частности, подписаны документы об установлении «стратегического партнерства» в ряде областей — энергетике, борьбе против организованной преступности, строительстве третьего электрического «моста» между двумя странами.

14 февраля был учрежден мароккано-испанский «Экономический совет».

Как известно, в настоящее время Испания является первым по значимости торговым партнером Марокко. Торговый оборот между ними в 2018 году превысил 12 млрд долларов.

Мероприятия 13 февраля были отмечены отсутствием Лаллы Сальмы, на которой король Мухаммед VI женился в 2002 году и которая исчезла из видимости в декабре 2017 г. Испанская пресса сообщила в 2018 году о том, что королевская чета распалась. Официально королевский кабинет ничего не сообщал на этот счет.

Визит Филиппа VI в Марокко стал вторым со времени его интронизации. Первый был совершен в июле 2014 года. Второй визит неоднократно переносился.

18 февраля международная организация «Репортеры без границ» (РБГ) осудила факты устрашения участников конференции о свободе прессы в Марокко, организованной 15 февраля в Париже. РБГ потребовала от французских властей начать расследование на этот счет.

Эта конференция была организована Ассоциацией в защиту прав человека в Марокко (ASDHOM). В ней участвовали марокканские журналисты и правозащитники, многие из которых имеют сложные отношения с Рабатом. В место проведения конференции ворвалась группа неизвестных людей, которые сыпали оскорблениями в адрес ее участников и угрозами в адрес тех, кто осмелится «оскорбить короля Мухаммеда VI».

РБГ потребовала от французских властей идентифицировать тех, кто мешал проведению конференции, а также принять меры для обеспечения безопасности марокканских журналистов на территории Франции.

20 февраля в Рабате прошла массовая манифестация с участием нескольких тысяч преподавателей, занятых в государственном  секторе марокканской системы образования. Она была разогнана полицией. В результате применения силы ранения получили несколько человек. Шествие проходило под лозунгами «Нет разрушению государственной школы!», «Нет контрактам с ограниченными сроками действия (CDD)!». Последние стали применяться начиная с 2016 г. Скандировались также антирежимные лозунги. Шествие по времени совпало с очередной годовщиной протестного «Движения 20 февраля», возникшего в 2011 году на фоне «арабской весны».

Полиция применила водометы и дубинки в момент, когда участники шествия направились к мешуару — королевскому дворцу, что не было указано в заявке на проведение шествия.

Основные профобъединения Марокко заявили о своей солидарности с учителями и призвали к всеобщей забастовке в госсекторе. Со своей стороны исламистское движение «Аль-Адль валь-Ихсан» также попыталось использовать протестные настроения учителей, призвав своих сторонников принять участие в шествии.

27 февраля Верховный комиссариат по планированию сообщил, что уровень безработицы в Марокко в 2018 году слегка снизился — с 10,2% до 9,8% при том, что жертвами этого явления остаются главным образом городская молодежь и дипломированные специалисты — выпускники марокканских университетов. По данным этой структуры, из каждых 10 молодых жителей городов в возрасте от 15 до 24 лет свыше 4 (43,2%) не имеют работы. По данным авторов доклада, «уровень безработицы растет вместе с уровнем образования». Если среди неграмотных уровень безработицы составляет 3,4%, среди обладателей дипломов марокканских университетов он составляет 25,9%.

Эти данные в очередной раз показали низкую эффективность марокканской высшей школы и ее несоответствие требованиям рынка — выпускники марокканских университетов предпочитают ждать места на государственной службе другим видам трудовой деятельности.

В любом случае безработные стали движущей силой ряда протестных движений, которые развернулись в Марокко за последние годы, и с ними нельзя не считаться.

51.56MB | MySQL:101 | 0,428sec