Ливанский, израильский и нефтегазовый фактор в современной политике США на Ближнем Востоке

Соединенные Штаты готовы помочь Ливану и Израилю преодолеть противоречия вокруг освоения месторождений нефти и природного газа в Средиземном море. Об этом сообщил в пятницу 15 марта на специальном телефонном брифинге для журналистов представитель Госдепартамента США высокого ранга. «США по-прежнему готовы, как были готовы в последние несколько лет, содействовать обсуждению правительствами Ливана и Израиля <…> вопроса об урегулирования взаимовыгодным образом спора, касающегося потенциальных офшорных [энергетических] ресурсов», — заверил этот сотрудник американского внешнеполитического ведомства. «Остальная часть Восточного Средиземноморья — Греция, Кипр, Турция, Египет, Израиль — движется вперед с разведкой и добычей [нефти и газа на шельфе] на благо своих народов. Будет прискорбно, если народ Ливана лишится способности присоединиться к этому вследствие действий «Хизбаллы» и других. Мы готовы помочь», — добавил дипломат. США считают ливанскую шиитскую партию «Хизбалла» террористической организацией. Брифинг был посвящен поездке госсекретаря США Майкла Помпео на Ближний Восток, запланированной на будущую неделю. Как объявила ранее пресс-служба Госдепартамента США, Помпео в период с 19 по 23 марта будет находиться в Бейруте, Иерусалиме и Кувейте. Ссылка о посредничестве США в решении спорных между Ливаном и Израилем вопросах разведки и добычи углеводородов на шельфе Средиземного моря в общем-то не случайна. По ряду данных, американская ExxonMobil в настоящее время тщательно изучает  вопрос о том, следует ли делать ей делать ставки и участвовать в тендерах в рамках разведки и разработки нефтяных и газовых блоков на шельфе во втором раунде офшорных торгов в Израиле. Компания, представители которой уже провели переговоры с министром энергетики Израиля Ювалем Штайницем относительно возможной заявки, должна до 28 марта представить письмо о заинтересованности и документацию для предквалификации в качестве оператора блока. (Было ли это уже сделано, пока остается неясным. По ряду осведомленных источников, такое письмо будет направлено только после поездки Помпео по странам региона) Затем ExxonMobil должна была до 17 июня подать заявку на любой из 19 доступных блоков. Если это состоится, то в июле в случае утверждения ее заявки ExxonMobil станет первой влиятельной нефтяной и газовой компанией США, которая вошла на рынок углеводородов в Израиле и секторе Газа. При этом очевидно, что такому шагу будут предшествовать тщательные консультации американского руководства со всеми возможно заинтересованными игроками на этом направлении. С этой точки зрения предстоящий вояж госсекретаря Помпео по странам Ближнего Востока будет решать и эту задачу. По оценке американских экспертов, ExxonMobil не будет принимать решение инвестировать в нефтегазовый сектор Израиля без положительных итогов для себя в рамках предстоящих политических контактов. Американским и другим западным компаниям из нефтегазового сектора уже давно приходится балансировать в сфере своего бизнеса между Израилем и его арабскими соседями из стран Персидского залива, таких как Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт и, конечно же, Саудовская Аравия. Западные энергетические компании закономерно опасаются, что инвестиции в Израиль ограничат инвестиционные возможности на гораздо более крупных и прибыльных арабских рынках. Таким образом, возможное начало участия ExxonMobil в тендерных торгах в Израиле будет означать только то, что компания получила прямые заверения (в том числе и линии двусторонних политических контактов) от стран Персидского залива в том, что ее выход на израильский рынок не вызовет никакого негативной или санкционной реакции с их стороны. На сегодня ExxonMobil сделала многомиллиардные инвестиции в Ирак и Объединенные Арабские Эмираты, а также аналогичные по объемам инвестиции в Кувейт, Катар и Саудовскую Аравию. Возможный выход компании на израильский рынок будет свидетельствовать о том, что американским фирмам в целом больше не нужно опасаться экономического возмездия со стороны арабских стран в рамках их стремления привлечь иностранные инвестиции с тем чтобы диверсифицировать свою экономику и уменьшить зависимость от нефтегазового сектора.
По оценке американских экспертов, хотя Израиль и страны Персидского залива тайно сотрудничают в сфере безопасности течение многих лет, нынешняя антииранская политика Белого дома стимулирует их к большему геополитическому сближению, в том числе и в рамках развития официальных экономических контактов. На фоне спекуляций по вопросу иранской угрозы, президент США Дональд Трамп подталкивает обе стороны к сотрудничеству по сдерживанию Ирана, полагая, что этот момент может дать необходимый импульс в рамках оформления уже какого-то более осязаемого сотрудничества между Израилем и арабскими странами и в политико-экономической сфере. А оттуда уже прямой шаг к созданию единой военно-политической региональной антииранской оси. На этой же теме активно спекулирует и израильский премьер-министр Б.Нетаньяху в ходе нынешней предвыборной кампании в Израиле. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил во вторник 12 марта, что еврейское государство осуществляет контакты с рядом арабских и мусульманских стран, которые ранее были ему враждебны. Соответствующее заявление он сделал на церемонии памяти третьего израильского премьера Леви Эшколя в Иерусалиме. «Мы активно продвигаем процесс признания и достижения согласия с нашими соседями, не со всеми, но с многими из них. Мы делаем это с широкими сегментами арабского и мусульманского мира, проводя ускоренный процесс нормализации, только часть которого доступна общественности. Мы ведем этот процесс в тайне. В настоящее время Израиль поддерживает контакты с полудюжиной важных арабских и мусульманских стран, которые до недавнего времени были ему враждебны», — цитирует Нетаньяху его пресс-служба. Месяц назад в ходе визита в Варшаву израильский премьер сообщил, что ряд стран Ближнего Востока следуют примеру Омана и осуществляют контакты с Израилем. Тогда, как и сейчас, он не стал уточнять, о каких государствах идет речь. Напомним, что у Израиля на сегодня установлены дипотношения с двумя арабскими странами — Египтом и Иорданией.  Признаки этого сближения проявились публично в последние месяцы, когда в конце октября 2018 года израильский премьер посетил Оман по приглашению султана Кабуса бен Саида Аль Саида. Это стало первым официальным контактом двух государств с 1996 года. В канцелярии Нетаньяху тогда отметили, что поездка премьера в эту арабскую страну является важным шагом в реализации его политики по укреплению связей со странами региона. 26 ноября 2018 года сообщалось, что что член израильского кабинета министров получил приглашение принять участие в конференции в Бахрейне. Появились также сведения о том, что Объединенные Арабские Эмираты и Израиль заключили соглашения по кибертехнологиям.
Последнее утверждение требует определенных уточнений. Национальное управление электронной безопасности (NESA), которое является эмиратским эквивалентом АНБ США, было переименовано в рамках реорганизации в сентябре прошлого года в Signals Intelligence Agency (SIA). При этом известно, что в том же месяце эта структура заключила крупный контракт на поставку оборудования и рекрутинга кадров с американо-израильской фирмой Verint, с которой эмираты сотрудничают еще с 2017 года. При этом, по данным ряда специалистов, эта же структура использовалась ОАЭ для организации незаконной прослушки телефонных переговоров ряда саудовских и катарских чиновников. С этой же целью они использовали возможности и другой израильской фирмы NSO, теперь переименованную в Q Cyber Technologies. При этом эту работу курировал лично руководитель служб безопасности Абу-Даби Халед бен Мухаммед Аль Нахайян, сын наследного принца Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна (MБЗ). Хотя NSO не заключило соответствующий контракт с NESA, его дочерние фирмы получили контракты от ОАЭ на общую сумму в несколько миллионов долларов. Сейчас эта фирма пытается выиграть тендер на техническое оснащение дубайской полиции, за который она конкурирует с Verint. Представителем этой структуры в ОАЭ является бывший сотрудник израильской разведки Дэвид Мейдан, который теперь работает консультантом по Ближнему Востоку. По ряду данных, Мейдан и его партнер Ави Леуми поддерживают контакты с органами безопасности ОАЭ, по крайней мере, с 2015 года. В том числе и через эмиратскую компанию Al-Thuraya Consultancy & Research, которая близка к бывшему главе палестинской Службы превентивной безопасности (СПБ) и советницу MБЗ по тайным операциям Мухаммеду Дахлану. Таким образом, говорить о чисто государственных контактах между ОАЭ и Израилем в сфере кибербезопасности рано. Тем более, что такому сотрудничеству категорически препятствует Министерство обороны Израиля, а правительство Израиля в ноябре прошлого года заблокировало все попытки тогдашнего министра обороны страны А.Либермана облегчить условия для экспорта кибертехнологий в рамках ВТС с другими странами. В этой связи отметим, что главным конкурентом израильского экспорта в этой области в страны ССАПГЗ вступают как раз США. В частности, используя дело Хашогги в качестве аргумента, власти США вновь поставили перед Израилем во время последней по времени встречи израильского премьера и госсекретаря США в Брюсселе требование по резкому ужесточению контроля над своим экспортом оборудования и услуг по перехвата и кибер-разведки. И это требование усилило вовремя подоспевшая жалоба, поданная на Изриль в американский суд в ноябре Омаром Абдулазизом, саудовским диссидентом, проживающим в Монреале. Этот иск базируется на том, что существует связь между смертью Хашогги и контрактом между КСА и израильской кибер-компанией Q Cyber Technologies (ранее NSO Group). США уже оказывали соответствующее давление на Израиль несколько месяцев назад по этому вопросу, но добились только ограниченных уступок. В их контексте Израиль изменил свои международные правила купли-продажи, укрепив критерии предоставления экспортных контрактов, но в то же время отказавшись от выдачи своим компаниям лицензий на экспорт такого вида оборудования. Израильские власти считают, что это давление США имеет чисто коммерческие мотивы. Израильские средства перехвата более востребованы на международном уровне, чем эквивалентные американские средства, что ставит американские компании априори в невыгодное положение. Израиль также недавно подписал последние добавления к Вассенаарскому соглашению, которые регулируют международный экспорт кибернетических материалов, что Вашингтон до сих пор отказывался делать.
В этой связи отметим, что Вашингтон открыто ставит в вышеуказанной выше своей ближневосточной стратегии на саудовского наследного принца Мухаммеда бен Сальмана и других руководителей ССАГПЗ, с тем чтобы они приняли новую редакцию Вашингтона в рамках БВУ и помогли гарантировать участие палестинцев в переговорах. И вот это является главной проблемой. Израильско-палестинский мирный план с реалистичными шансами на успех вряд ли материализуется во время администрации Д.Трампа, прежде всего по причине того, что улучшение отношений между аравийскими монархиями и Израилем может вызвать непредсказуемые риски для внутренней стабильности в самих этих  странах. Отсюда и пошаговая стратегия США в рамках получения косвенных уступок от аравийских монархий. Вступление ExxonMobil или любой другой крупной американской нефтяной компании в израильский морской газовый сектор является хорошим знаком для Израиля в отношении долгосрочных перспектив. Крупные нефтегазовые компании в последние годы устойчиво демонстрируют интерес к газу Восточного Средиземноморья. Это было показано в Египте и на Кипре, где опять же среди ключевых игроков надо отметить ExxonMobil и итальянскую Eni. В феврале ExxonMobil объявила о крупном открытии в кипрских водах. Даже соперничающий с Израилем Ливан добился некоторого успеха, когда французская Total вошел в его нефтегазовый сектор. До сих пор лишь несколько независимых компаний, таких как Noble Energy, доминировали в оффшорной отрасли Израиля, поскольку только они были готовы рискнуть выйти на рынок страны. Теперь, однако, Израиль, похоже, готов при политической поддержке США прорвать эту блокаду.
Что же касается посредничества Вашингтона в рамках разрешения споров между Ливаном и Израилем, то отметим, что в начале декабря прошлого года двусторонние отношения по ливанскому досье самым серьезным образом осложнились. И эксперты в этой связи отметили, что этот был первый серьезный конфликт между двумя странами впервые с тех пор, как Дональд Трамп пришел в Белый дом. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху тогда провел в Брюсселе встречу с госсекретарем Майком Помпео, в частности, для того, чтобы специально поговорить о Ливане. Прежде всего в контексте поддержки Вашингтоном Бейрута в области ВТС. После обнаружения построенных «Хизбаллой» подземных туннелей, пересекающих границу между Ливаном и Израилем (на тот период времени были найдены три туннеля) Израиль попросил Вашингтон усилить давление на ливанское правительство, чтобы ввести дополнительные ограничительные рестрикции против лидеров и структур «Хизбаллы». Однако, к удивлению и разочарованию израильтян, Вашингтон остался глух к этому призыву. На встрече Нетаньяху также попросил Помпео прекратить поставки американских военных материалов ливанской армии, отметив, что «Хизбалла» инфильтрована в армию настолько глубоко, что, по его мнению, это практически одно и то же. Он предупредил, что в случае конфликта израильская армия не будет проводить различия между боевиками «Хизбаллы» и регулярными силами. При этом израильтяне безусловно перегнули палку: такая настойчивость израильского премьера, по данным экспертов, очень сильно разозлило М.Помпео, который транслировал ее позже хозяину Белого дома и получил от него в этом вопросе полную поддержку. В этой связи американцы в рамках раздутого израильтянами скандала в отношении тоннелей «Хизбаллы» ограничились исключительно только дежурными официальными дипломатическими реляциями. Также отметим, что Вашингтон подтвердил Бейруту в этой связи свою готовность продолжать свои программы по перевооружению ливанской армии. Контуры сотрудничества между США и Ливаном стали очевидными еще в конце прошлого года. В конце сентября прошлого года Вашингтон с этой целью посетил глава General Directorate of General Security (GDGS) Ливана Аббас Ибрагим и его старшие офицеры, второй представитель Центрального командования США Чарльз Браун отправился в Бейрут, где 29 сентября 2018 г. встретился с президентом Ливана Мишелем Ауном и обсудил с ним основные условия предстоящих контрактов. Вашингтон работает сейчас над амбициозными программами поддержки ливанской армии. Помимо предоставления оружия и средств наблюдения, 12 самолетов Super Tucano, которые США предоставят Бейруту, американцы также берут на себя полный пакет подготовки пилотов по их действиям в рамках антиповстанческой борьбы. Ожидается, что обучение будет проводиться на базе в Иордании, где уже присутствуют ливанские офицеры. Американские инструкторы уже начали подготовку в Ливане офицеров Сил специального назначения, которые активно участвуют в боевых действиях против исламистских боевиков в горных районах на границе с Сирией.

52.02MB | MySQL:101 | 0,350sec