О реальной ситуации в правящей семье Саудовской Аравии

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд не принимал участие в ряде важных совещаний на уровне министров и дипломатических встречах в королевстве в течение последних двух недель после того, как якобы был лишен некоторых своих полномочий в сферах экономики и финансов. С таким утверждением в понедельник выступила британская газета «Гардиан». По информации издания, предполагается, что решение ограничить, даже если и временно, обязанности наследного принца было раскрыто группе старших министров на прошлой неделе его отцом, королем Сальманом бен Абдель Азизом Аль Саудом. Монарх, как указывает издание, попросил кронпринца присутствовать на этом заседании правительства, но он не смог принять в нем участие.  Неназванные собеседники газеты уточняют, что один из доверенных советников короля Мусаед аль-Айбан, недавно назначенный советником по национальной безопасности, будет неофициально контролировать решения об инвестициях от имени короля. Саудовское посольство в Вашингтоне не прокомментировало эту информацию. По информации «Гардиан», кронпринц не пришел на два последних еженедельных заседаниях кабмина, которые возглавляет король, а также не присутствовал на встречах с главой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), премьер-министром Ливана и послами Индии и Китая. Официальный представитель правительства королевства в Вашингтоне отказался комментировать эту информацию, а также не предоставил данные о местонахождении саудовского наследного принца. Несмотря на то, что Мухаммед бен Сальман и раньше пропускал встречи, источник, знакомый с работой королевского двора, заявил изданию, что отсутствие кронпринца в последние две недели стало большим сюрпризом. Предполагается, что король был особенно недоволен отсутствием сына на заседании кабмина во вторник, во время которого он обсуждал множество проблем, стоящих перед королевством. В двухчасовом обращении король, как отмечает газета, выразил обеспокоенность по поводу потерянных инвестиций в экономику Саудовской Аравии&  Как отмечает издание, из недавних официальных заявлений, появившихся в прессе, о деятельности короля и кронпринца остается неясно, отсутствовал ли Мухаммед бен Сальман и на других мероприятиях высокого уровня. Газета также указывает, что наследный принц не запечатлен на фотографиях, опубликованных в СМИ, и в заявлениях, кроме упоминания телефонного разговора с премьер-министром Японии Синдзо Абэ на прошлой неделе.    Как отмечает издание, отношения короля и наследного принца находятся под пристальным вниманием с момента убийства в прошлом году саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Существовали предположения о причастности к этому Мухаммеда бен Салмана, но саудовское правительство отвергло эти данные. Напомним, что Хашогги, критиковавший политику Эр-Рияда, пропал при посещении генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле 2 октября 2018 года. 20 октября саудовские власти сообщили, что журналист был убит в здании дипломатической миссии «в результате конфликта». Мировое сообщество решительно осудило это преступление, призвав Эр-Рияд провести открытое расследование. Тело Хашогги до сих пор не найдено. Генпрокуратура Саудовской Аравии 15 ноября обнародовала предварительные итоги расследования. По данным ведомства, по делу Хашогги был задержан 21 человек, 11 подданным королевства предъявлены обвинения в причастности к убийству, пятерым из них грозит смертная казнь. Как заявляет Эр-Рияд, изначально журналиста намеревались вывезти в Саудовскую Аравию, а не убивать.

В этой связи отметим основное в этой истории. Дистанцирование Мухаммеда бен Сальмана от его прежней координирующей роли в рамках курирования ключевых инвестиционных проектов в королевстве началось не вчера, а практически сразу же после инцидента с Хашогги. И в данном случае это надо расценивать не как опалу наследного принца, а как рациональную политику короля Сальмана по искусственному уводу своего сына в тень (прежде всего в деликатной сфере инвестиций), что должно облегчить нужный уровень инвестиционного климата путем снятия для зарубежных инвесторов одного из основных препятствий с точки зрения европейского общественного мнения. И это ни в коей не означает отказ короля от своих планов по передаче власти именно Мухаммеду бен Сальману. Остается еще один резервный вариант в рамках назначения вторым кронпринцем его брата Халеда. Но  это назначение не состоялось. И это говорит только о том, что это стремление короля оставить «пальму первенства» в рамках престолонаследия  за Мухаммедом бен Сальманом остается в силе и никуда не делось. И наследный принц продолжает курировать (пусть и не так публично, как ранее) несколько ключевых направлений в королевстве, в том числе и торговлю оружием (хотя некоторые шаги по либерализации этого рынка королем делаются), сферу строительства,  сирийское и йеменское досье.

Он четко дистанцировался пока и только публично от таких деликатных областей, как сфера развлечений и  культура, что связано прежде всего в необходимостью удержать положительную тенденцию на этом направлении. Тем более, что тревожные звонки на этом направлении для Эр-Рияда со стороны ЕС и США уже прозвучали. Миланский театр «Ла Скала» решил отказаться от финансирования со стороны Саудовской Аравии в связи с убийством Джамаля Хашогги. Об этом со ссылкой на мэра Милана Джузеппе Сала сообщила в понедельник 18 марта итальянская газета «Стампа». 7 марта издание писало о договоренности между театром и властями Саудовской Аравии, которая предусматривает выплату Эр-Риядом 3 млн евро ежегодно на протяжении пяти лет. В обмен на это в совет директоров театра должен был войти саудовский представитель. «Мы единогласно решили вернуть деньги, — заявил Сала. — На сегодняшний день никакие другие формы сотрудничества не одобрены». Как отмечает издание, решение принято на совете директоров театра. Мэр отметил, что директор театра Александр Перейра «добросовестно действовал в этом вопросе с точки зрения поиска партнеров», но ситуация «вышла из-под контроля». Ранее сообщалось, что новость о сотрудничестве театра с Эр-Риядом вызвала протест со стороны ряда итальянских политиков. Еще ранее американское агентство Endeavor («Индевор») вернуло суверенному фонду Саудовской Аравии 400 млн долларов, предназначавшихся для приобретения около 10% акций этого крупнейшего в мире агентства по найму представителей шоу-бизнеса. Как информировал в субботу 9 марта телеканал Си-эн-би-си, такой шаг призван продемонстрировать возмущение агентства ролью Эр-Рияда в убийстве саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Первой о намечавшейся сделке сообщила в прошлом году газета «Уолл-стрит джорнэл». По ее данным, Саудовская Аравия стремилась таким образом создать себе оплот в индустрии развлечений США. Endeavor фактически представляет самых успешных представителей американских кинематографа, музыки, спорта и СМИ. Среди них телеведущая Опра Уинфри, актер Дуэйн Джонсон и теннисистка Серена Уильямс. В этой связи отметим один нюанс. Все эти шаги европейцев и американцев носят характер отработки «нужного номера» в рамках сохранения лица и не несут никакого внятного экономического смысла. Основные деньги крутиться в сосем других проектах.  Во-первых, культурную программу обменов и развития сейчас официально курирует уже не Мухаммед бен Сальман, а его брат Султан.  В этой связи отметим, что самым главным изменением в новом составе правительства КСА с точки зрения усиления или ослабления ряда значимых фигур из ближнего круга короля надо признать неожиданное на первый взгляд повышение второго сына короля Султана бен Сальмана. До недавнего времени этот бывший пилот Королевских ВВС Саудовской Аравии находился на явной политической периферии. В частности, наследный принц Мухаммед бен Сальман в противовес ему продвигал своего друга  Бадра бен Абдаллу бен Мухаммеда бен Фархана Аль Сауда, который был назначен    председателем амбициозного проекта археологического наследия «Аль Ула». Но этот амбициозный проект археологического туризма в Саудовской Аравии  в последнее время замедлился и теперь придется рассчитывать на нового игрока. Поскольку клан короля Сальмана и наследного принца Мухаммеда бен Сальмана вынужден реагировать на скандал с делом Хашогги, второй сын короля Салмана Султан бен Сальман получил шанс для выхода на первый план в силу учета интересов международных инвесторов и необходимости  восстановления реноме Эр-Рияда в их глазах. До своего назначения на должность руководителя агентства космической промышленности он возглавлял Саудовскую комиссию по туризму и национальному наследию (SCTH), и теперь он очень ясно артикулировал своему отцу о том, что он хотел бы курировать и проект «Аль-Ула». И он его получил в довесок к новому министерскому портфелю. Эксперты сейчас практически единодушны о мнении, что в связи с нынешними  потрясениями в политике и финансах в Эр-Рияде Султан бен Сальман может оказаться ценным союзником для иностранных компаний, желающих получить контракты на разработку земли и строительство в проектах Саудовской Аравии в области туризма и археологии. Помимо продвижения туризма – он много лет возглавлял Высшую комиссию страны по туризму. Султан бен Сальман также владеет несколькими компаниями, которые имеют наработанные связи и  партнерские контакты с иностранными бизнес-группами.  В этой связи надо отметить, что второй сын короля в силу своей полной дистанцированности от дела Хашогги на сегодня используется королем Сальманом для изменения в свою пользу крайне негативной ситуации в рамках привлечения иностранных инвестиций и возвращения необходимого авторитета КСА в международном бизнес-сообществе. Другими словами, король дал иностранцам альтернативную от Мухаммеда бен Сальмана фигуру, которая может решать вопросы привлечения иностранных инвестиций без сопутствующего репутационного риска и стать в этой связи соответственным безопасным «бизнес-якорем». Тем более, учитывая репутацию Султана бен Сальмана бен Абдель Азиз Аль Сауда, который широко известен в гуманитарных кругах Запада и является обладателем многих зарубежных престижных медалей (французский Почетный легион, Почетная медаль НАСА «За заслуги в космических полетах» – он стал первым арабским и мусульманским астронавтом в 1985 году), и тот факт, что он занимается туризмом Саудовской Аравии уже более десяти лет. Назначение его главой агентства  космической промышленности КСА, таким образом, означает желание Эр-Рияда воспользоваться его авторитетом для привлечения новых западных инвестиций и технологий в эту новую для королевства отрасль, развитию которой Эр-Рияд уделяет особое внимание. При этом эта сфера публично (и не более того) выводится из-под крыла «скомпрометированного» Мухаммеда бен Сальмана, что совершенно не означает, что его реально отвели от этих проектов. Скорее наоборот, и мы покажем это ниже. Пока отметим, что эта тактика «дистанцирования наследного принца» уже приносит успех: на место американским инвестициям того же Endeavor приходят французские инвесторы.  Миллиарды долларов, которые вводятся в огромный археологический туристический проект «Аль-Ула», — это то, о чем мечтают французские деловые круги и Министерство иностранных дел Франции. Париж надеется позиционировать себя главным, если не единственным партнером Саудовской Аравии, но у королевства есть другие идеи. В этой связи Париж хотел бы обновить свои позиции в Эр-Рияде с проектом «Аль-Ула», запущенным с большой помпой наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом (MБС) в начале февраля. Он  планирует превратить этот  объект в культурную и археологическую витрину для стимулирования туризма в королевство. Министр культуры Франции Франк Ристер в сопровождении нескольких директоров ключевых французских культурных учреждений прилетел по этому случаю в феврале с.г. в Эр-Рияд на самолете Saudi Arabian Airways, причем все расходы были покрыты саудовской стороной. На встрече с королем присутствовали Жан-Франсуа Эбер, директор замка Фонтенбло и бывший экономический советник Франсуа Леотара и Шарля Мийона в Министерстве обороны; Эрв Лемуан, директор Mobilier national, Жерар Местрале, почетный председатель французского энергетического гиганта Engie, который возглавляет французский эквивалент комиссии «Аль-Ула» в лице Agence francaise pour le developpement d’Al-Ula (AFDU). Когда Мухаммед бен Сальман объявил об этом  проекте во время своего визита в Париж в апреле 2018 года, Эр-Рияд пообещал предоставить AFDU операционный бюджет в размере 35 млн долларов в год в течение десяти лет, а именно в общей сложности 350 млн долларов. При этом основным оператором этого проекта со стороны   Франции выступает бывший советник президента Ф.Миттерана Ж.Местралле.  Он  управляет проектом вместе с Жаком Аттали, который был в Эр-Рияде в феврале одновременно с французской делегацией. Имея опыт работы на Мухаммеда бен Сальмана и тесные связи еще с одним  консультантом  наследного принца Джонатаном Греем, Аттали теперь отвечает в «Королевской комиссии по Аль-Ула» (RCU) за разработку сайта. В основном он работает через консалтинговую фирму Boston Consulting Group (BCG), которая напрямую консультирует RCU.

Долгосрочная цель Франции, стоящая за этой культурной дипломатией, состоит в том, чтобы проложить путь для французских компаний и обеспечить им прибыльные инфраструктурные и строительные контракты по проекту. В меморандуме, направленном министру иностранных дел Жан-Иву Ле Дриану 13 марта 2018 года, Местралле оценивает, что «инвестиции, необходимые для развития Аль-Ула, должны достичь 19 млрд долларов к 2035 году», значительная часть из которых («между четвертью и половиной») могут быть получены  французскими компаниями. Он заканчивает на оптимистичной ноте, заявив, что «ключевые французские фирмы теперь могут начать подготовку к раундам торгов». В этой связи отметим, что американцы также не отстают от французов в этом плане. По оценке экспертов, год спустя большие надежды Франции столкнулись с реалиями на местах, что надо объяснить не только знаменитой саудовской бюрократией, но и происками американских конкурентов. Для Саудовской Аравии AFDU является лишь одним из партнеров по проекту «Аль-Ула». Королевская комиссия также обратилась за консультацией к Boston Consulting Group (BCG), и американские деловые круги сейчас изучают проект при местной поддержке со стороны саудовской консалтинговой фирмы Albright Stonebridge Group. Крупные контракты на культурное и городское развитие, подготовленные проектом и осуществляемые Парижем, должны быть в состоянии использовать фонд пожертвований в размере 1 млн евро, но во время своей поездки в Париж Мухаммед бен Сальман поставил условие в рамках создания этого фонда. Сначала он хотел бы, чтобы президент Франции Э.Макрон нанес визит в Саудовскую Аравию. Ни один такой государственный визит в настоящее время не находится на повестке дня, это может дать Макрону очень плохую прессу, учитывая последствия убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги в октябре прошлого года. Саудовские власти также просят сделать несколько дипломатических шагов в обмен на их инвестиции, таких, как открытие французского консульства и Французского института в Аль-Уле. В этой связи AFDU пойти на обходные маневры и приложить довольно много усилий, чтобы найти «правильных» посредников в Эр-Рияде среди  лиц, близких к кронпринцу и заинтересованных в проекте. При этом основные менеджеры в этом проекте находятся в тесной сфере влияния англосаксов.  Королевская комиссия непосредственно возглавляется министром культуры Бадром бен Абдаллой бен Мухаммедом бен Фарханом Аль Саудом, который является очень близким знакомым Мухаммеда бен Сальмана, и председателем «Саудовской исследовательской и маркетинговой группы» (SRMG), контролируемой кланом Сальмана. Но когда дело доходит до бизнеса, Бадр бен Абдулла всегда обращается к США. «Королевская комиссия Аль-Ула» также должна работать вместе с Генеральным управлением развлечений королевства (GEA), которое является основным финансистом  всех культурных проектов. Это управление ранее возглавлял нынешний исполнительный директор  проекта «Аль-Ула» и выпускник Гарварда Амр аль-Мадани, а теперь его главой является  Турки бен Абдулмохсен аль-Шейх. Его полагают одним из самых мощных столпов «системы лояльности» Мухаммеда бен Сальмана, который по его протекции долгое время занимал пост старшего секретаря в Министерстве внутренних дел. От имени GEA он подписал ряд новых сделок с британскими фирмами в феврале (об причинах такой любви к Великобритании именно сейчас поговорим отдельно). Иностранные компании, желающие вести переговоры по контрактам в туристической и культурной отрасли сейчас должны делать это через посредническую компанию  LuxuryKSA, группой, с которой он имеет тесные связи. То есть, никакие последствия дела Хашогги реальности на позицию CША и ЕС подзаработать на саудовском рынке не влияют. Но есть желание сторон сохранить правила игры.

В этой связи призываем не обращать большого внимания на панические статьи в западной прессе в отношении опалы Мухаммеда бен Сальмана.  При этом не удивимся, если статью в «Гардиан» проплатили сами саудовские лоббисты.  И в данном случае речь идет просто о кампании короля в рамках минимизации рисков для иностранных инвесторов в чувствительных областях саудовской экономики, и не более того.  Как мы видим даже на примере проекта «Аль-Ула», наследный принц, несмотря на все косметические меры короля в рамках ретуширования его роли, продолжает очень цепко контролировать эту отрасль. И не только ее. В этой связи все разговоры об опале «кровавого принца» адресуем правозащитникам и поборникам демократических ценностей.  Для реального понимания ситуации они имеют мало значения.

51.65MB | MySQL:101 | 0,324sec