Турция и Иран против РПК?

Турция и Иран в понедельник впервые провели совместную антитеррористическую операцию против членов Рабочей партии Куридстана (РПК). Об этом сообщил министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу. «15 дней назад я говорил, что мы начнем совместную операцию с Ираном, которая станет первой совместной антитеррористической операцией. 2-3 раза мы ездили в Иран. Они тоже пришли. И вот  сегодня в 8 утра мы вместе с Ираном впервые провели совместную операцию на турецко-иранской границе. О результатах операции мы объявим позднее. Операция Анкары и Тегерана носит продолжительный характер», — подчеркнул Сойлу. По его словам силы безопасности Турции задействовали БПЛА в горных районах страны, что вынудило террористов прятаться и не выходить из убежищ[i].

Напомним, что РПК с 1984 г. ведет вооруженную борьбу за предоставление независимости населенным преимущественно курдами юго-восточным районам Турции. После обострения конфликта в июле 2015 г. были обе стороны понесли большие потери. В Турции, как и в Иране, РПК считают сепаратистской террористической организацией.

Несмотря на заявления С.Сойлу, иранская сторона опровергла своё участие в совместной операции с Турции против РПК, отметив, что вооружённые силы Ирана не участвовали в операции Турции против членов РПК. «В понедельник утром Турция начала военную операцию против РПК, в которой Вооружённые силы Ирана не участвовали», – цитирует агентство Fars источник в Генштабе ВС Ирана[ii].

Однако 20 марта турецкие СМИ сообщили, что Турция и Иран достигли договоренности о продолжении совместной антитеррористической операции на границе двух стран. Проведении операции, продолжающейся с 18 марта, стало предметом телефонного разговора заместителя министра внутренних дел Турции Мухарреме Индже с замглавой МВД Ирана Хосейном Зульфукари. Сотрудники сил безопасности двух стран координируют свои действия против боевиков РПК по обе стороны границы. Время завершения операции будет согласовано позже. Тема операции, стартовавшей 18 марта, стала предметом телефонного разговора между заместителем министра внутренних дел Турции Мухтерем Индже и замглавой МВД Ирана Хусейном Зульфукари. Министерство внутренних дел Турции сообщило о ещё одной телефонной беседе между командующим турецкой жандармерией  Арифом Четином и командующим иранскими пограничными войсками Касемом Резаи. Военачальники соседних стран договорились о продолжении операции, направленной против РПК и ее иранского филиала «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK)[iii].

И вновь иранская сторона опроверг это․ Выступая перед журналистами, представитель Вооруженных сил ИРИ Абульфазл Шекарчи опроверг утверждение турецкой стороны о том, что Иран и Турция начали совместную военную операцию против РПК. «Иран не принимал участия ни в какой совместной военной операции в приграничных районах с Турцией», — сказал иранский чиновник[iv].

Это уже второе опровержение с иранской стороны. Здесь возникают сразу два вопроса. Во-первых была ли проведена совместная антитеррористическая операция вообще? Во-вторых, если да, то где? По нашему мнению, Турция и Иран (перед Новрузом) в действительности проводили совместную антитеррористическую операцию против РПК (причины будут отмечены ниже)․ Отметим, что С.Сойлу не указал, на территории, какой страны была проведена совместная антитеррористическая операция. Однако то, что иранская сторона настойчиво опровергает своё участие в операции Турции против РПК, дает некоторое основание утверждать, что Иран все-таки принял участие в такой операции. Более того, мы  склонны думать, что эта операция была проведена именно на территории Ирана. Почему?

  1. Иранская сторона по всей вероятности хочет скрыть, что впервые разрешил ВС Турции провести антитеррористическую операцию на своей территории. Все это в некотором плане напоминает ситуацию августа 2016 г. когда Министерство обороны России подтвердило, что российские бомбардировщики Ту-22М3 и Су-34 совершили боевые вылеты с аэродрома Хамадан в Иране для нанесения ударов по территории Сирии. Были даже снимки российских военных самолетов, использовавших воздушное пространство Ирана, или видео того, как иранские истребители сопровождают российские бомбардировщики. Однако иранская сторона (спикер парламента Али Лариджани) сначала опровергла предоставление России военного аэродрома[v], но потом (официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми) заявила, что база Хамадан больше не используется российской авиацией[vi]. По нашему мнению, поведения Ирана в обоих случаях (Турция и Россия) обусловлена тем, что иранские законы запрещают наличие иностранных военных баз в стране. Кроме того, Иран наверняка предполагает, что такие действия (использование территории страны иностранными вооруженными силами) могут повредить своему имиджу.
  2. Как уже было сказано, инициатива проведения совместной антитеррористической операции исходила от турецкой стороны. С.Сойлу отметил, что турецкие делегации 2-3 раза посетили Иран. По всей вероятности, турецкая сторона во время этих встреч пыталась убедить иранскую сторону в целесообразности проведения совместной антитеррористической операции (также на территории Ирана). Еще 6 марта 2019 г. С.Сойлу сообщил о возможности проведения совместной антитеррористической операции с Ираном, добавив, что после Касре-Ширинского договора (1639 г.) Турция не имела пограничные проблемы с Ираном. Сойлу также высоко оценил роль Ирана, который не препятствовал строительства пограничной стены, отметив, что это не только просто пограничная стена, а стена безопасности[vii]. Кроме того, не надо забывать, что 31 марта 2019 г. в Турции будут проведены местные выборы и усиление борьбы против РПК может повысить репутацию и имидж правящей Партия справедливости и развития среди националистов.
  3. Еще в сентябре 2011 г. турецкая пресса сообщала, что ВС Турции с воздуха, а ВС Ирана на земле наносили удары по позициям боевиков РПК. В частности, турецкие боевые самолеты вторглись в воздушное пространство Ирака и нанесли удары в районах Хакурка, Сидекана, Синина и Лолана. Одновременно ВС Ирана на начали наземную военную операцию против PJAK и наносили артиллерийские удары по ее позициям в районах Суне, Шене, Зевке, Алйереш (горный хребет Кандиль)[viii]. Вряд ли эти военные операции ВС Турции и ВС Ирана на севере Ирака (треугольник Турция-Иран-Ирак) попросту совпали по времени. Мы считаем, что в 2011 г. Турция и Иран проводили совместную антитеррористическую операцию на севере Ирака. Поэтому, когда на днях С. Сойлу заявил, что Турция и Иран впервые провели совместную операцию на восточной границе, мы более склонны полагать, что речь идет о территории Ирана, а не Ирака.
  4. Отношения между Турцией и Ираном в последнее время стали теплее, несмотря на то, что обе страны продолжают оставаться региональными соперниками․ Обе страны являются не только членами формата переговоров по Сирии в Астане, но и имеют общие интересы в борьбе с курдскими боевиками. И Турция, и Иран обеспокоены возможными сепаратистскими движениями курдов, что увеличивает вероятность проведения совместной антитеррористической операции против них. В результате сближения, еще в прошлом году Турция и Иран решили сотрудничать в области разведки в борьбе против террористических организаций и вооруженных банд. Соответствующая соглашения была подписана в мае 2018 г., когда А.Четин посетил Иран и встретился с К.Резаи. В ходе встречи обсуждалась ситуация в общих пограничных регионах, совместные шаги, которые необходимо предпринять для устранения пробелов в границе, и вопросы безопасности границ двух стран[ix].
  5. В последнее время растет давление президента США Дональда Трампа на Иран, и в таких условиях Тегеран будет больше нуждаться в Турции. В частности, на прошлой неделе госсекретарь США Майк Помпео, выступая на конференции CERAWeek в Хьюстоне, заявил, что США намерены довести экспорт иранской нефти до нуля[x]. Заявление М.Помпео означает, что в будущем Турция также должна прекратить импорт иранской нефти (в ноябре 2018 г. М. Помпео сообщил, что США предоставляют временное разрешение на закупки иранской нефти восьми странам — Греция, Индия, Италия, Китай, Тайвань, Турция, Южная Корея и Япония). В этом контексте Турция будет нужна Ирану по двум основным причинам. Во-первых, Турция крупный импортер иранской нефти, и поэтому она попытается выступить против решения США не покупать нефть у Ирана․ Во-вторых, Тегеран также может нуждаться в помощи Анкары в контексте посредничества между Ираном и США, несмотря на то, что в американо-турецких отношениях также существует напряженность․

[i] İçişleri Bakanı Soylu: Bu sabah İran ile PKK’ya ortak operasyon yaptık, T24, 18.03.2019.

[ii] Soylu’nun açıklamasına İran’dan yalanlama geldi, Sözcü, 18.03.2019.

[iii] Türkiye ve İran’dan eş zamanlı operasyona devam kararı, Anadolu Ajansı, 20.03.2019.

[iv] İran ikinci kez yalanladı: Türkiye ile PKK operasyonuna katılmadık, Cumhuriyet, 20.03.2019.

[v] Спикер парламента Ирана опроверг предоставление России военного аэродрома, Радио Свобода, 17.08.2016.

[vi] МИД Ирана: база Хамадан больше не используется российской авиацией, BBC News Русская служба, 22.08.2016.

[vii] İçişleri Bakanı Soylu: İran’la PKK’ya yönelik birlikte operasyon yapacağız, NTV, 06.03.2019.

[viii] Türkiye havadan, İran karadan, Sabah, 04.09.2011.

[ix] Türkiye ve İran’dan istihbarat paylaşımı kararı, Gazete Duvar, 09.05.2018.

[x] Pompeo Wants to Stop Oil Exports From Iran to Zero, Al Bawaba, 14.03.2019.

51.59MB | MySQL:101 | 0,357sec