Анализ заявлений президента Турции Р.Т. Эрдогана в преддверии муниципальных выборов. Часть 2)

Муниципальные выборы в Турции неуклонно приближаются и самое активное участие в них принимает лично президент Турции Р.Т.Эрдоган. Всем понятно и, в первую очередь, Партии справедливости и развития (ПСР), что большие политические победы вызревают на местах, а отсюда и большое внимание властей к выборам 31 марта с.г.

Продолжаем анализировать его высказывания, сделанные в ходе эксклюзивного интервью турецкому телевидению в преддверии важного для страны события (Часть 1 анализа доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=54297).

Цитируем и разбираем Р.Т.Эрдогана: «Демократия начинается на местах. Демократия не может начинаться с всеобщих (выборов – В.К.). Если на местах вы демократию не усвоите, то и в целом её не будет и её не усвоить. В настоящее время, мы – это власть, которая держит в своих руках как центральную власть, так и, в общем по Турции, подавляющим образом глав муниципалитетов. Производя расчеты, мы смотрим из обоих окон (то есть, с местных позиций и с позиций центра – В.К.). При этом мы обязаны озвучивать то, насколько серьезной является эта история с выживанием (Турции, о котором постоянно говорит турецкое руководство – В.К.), в противовес тем, кто говоря, что нет проблемы, пытается размыть реальность, с которой мы сталкиваемся. В то время, как опасность простирается вплоть до наших границ, никто не может требовать от нас, чтобы мы молчали. Никто не может нам диктовать, чтобы мы вывели полицию, военных, чтобы вывели всех тех, кто продолжает защищать юго-восток. Мы будем продолжать войну до самого конца. Джуди, Габар, Тендюрек, Кандиль… Я сказал, что мы туда войдем – мы вошли и продолжим туда заходить. Мой гражданин должен обрести покой. Если не будет покой (у граждан – В.К.), то и мы покой не обретем. Мы постепенно занимаемся этим делом. В этой ситуации наши вооруженные силы, наша полиция, наши силы безопасности демонстрируют большую чувствительность к жертвам (то есть, к тому, чтобы максимальным образом их избегать – В.К.). Они действуют в снег, зиму, бураны и ураганы. Я был в Ширнаке, потом отправился в Хаккари. Я видел, что наш народ (в Юго-восточной Анатолии) живет совершенно по-другому. В Хаккари сошел снег, площадь была забита народом. С местными властями мы там cделали очень-очень хорошие инвестиции».

На самом деле, действительно, большие средства из турецкого бюджета затрачиваются в стране на проект развития Юго-Восточной Анатолии. И результаты этой работы видны даже визуально – в юго-восточных провинциях Турции строится современный жилой фонд (причем, что характерно, цены на недвижимость – непривычно высоки для провинции и даже сопоставимы с центром страны), растет промышленность, вводятся в эксплуатацию энергетические объекты, в частности, гидроэлектростанции. Последнее нередко встречает сопротивление со стороны населения на местах, однако, это сопротивление, в своей значительной мере, — сопротивление скорее из экологических, нежели из каких-то иных, в частности, политических (читай, «прокурдских» — В.К.), соображений. И характерны подобного рода протесты для всей Турции в целом, поскольку понятно, что эффект от строительства гидроэлектростанций – не является на 100% положительным — большая затопляемая территория, необходимо переселение местных жителей, под водой могут оказываться не только жилища, но и памятники культуры и наследия, меняется климат и т.д. И никогда расселение местных жителей не происходит без каких-либо эксцессов или же накладок.

Но, опять же, Партия справедливости и развития подает себя в качестве «партии народников», которая действует на благо простых людей, причем вне зависимости от того, поддерживает её народ конкретной провинции или же нет. И, разумеется, акцент ПСР делается на выравнивание социально-экономического развития между всеми регионами Турции. Поскольку понятно, что запад Турции – это одно, центр Турции – это другое, а восток и юго-восток страны – это нечто, совершенно третье.

Продолжаем цитировать турецкого президента: «Те деньги, которые мы выделили, пошли не на Кандиль, а пошли народу. Пошли на инфраструктуру, на строительство. Кандидат на пост мэра Анкары, мой брат (образно – В.К.) – Мехмет Озхасеки – был нашим министром по делам градостроения. За всю урбанизацию и застройку того региона (то есть, Юго-Восточной Анатолии – В.К.) отвечал он. В то время там не было ни тысячи квартир, ни инфраструктуры, ни стоков дождевой воды, ни каналов для питьевой воды. Сейчас, перейдя к новой системе, это было сделано. Я, прошу прощения, помню те времена, когда по улицам Хаккари текли стоки. Живущие там мои сограждане, они обречены на жизнь в грязи? Получим мы там голоса или же мы не получим, но мы сказали, что то, что есть на западе (страны – В.К.), то должно быть и у них. За это я благодарю тех людей, кто это реализовал – они проделали серьезную работу. Сейчас мы видим успешно прошедшего все испытания и сделавшего себе имя Мехмета Озхасеки достойным нашей Анкары, достойным нашей столицы».

Переходя к диспуту с оппозицией, президент Р.Т.Эрдоган, выступает достаточно жестко. При этом стоит отметить, что турецкая оппозиция допускает все возможные ошибки и не использует ни один из имеющихся у них шансов для того, чтобы реально поколебать позиции Партии справедливости и развития. У них есть полное понимание (верное или нет – отдельный вопрос – В.К.) нынешних пределов своих возможностей и любой результат, который в них, более-менее, вписывается признается ими удовлетворительным и выдается за большую победу. В частности, это касается так называемой «главной оппозиционной» Народно-республиканской партии (НРП), которая из года в год повторяет про то, что 22-25% для них на всеобщих выборах – это большой успех и, очевидно, более всего озабочена тем, кто займет руководящие посты внутри неё и как сохранить председателем бессменного Кемаля Кылычдароглу. Так что, Партии справедливости и развития приходится, в первую очередь, бороться не с оппозицией, а с самой собой и с положением в стране. Что не мешает президенту и председателю ПСР Р.Т.Эрдогану выступать достаточно резко в адрес оппозиции:

«Нет нужды впустую браниться. Скажи мне, кто твой друг и я скажу тебе, кто ты. Сейчас, НРП и ПДН (прокурдская Партия демократии народов – В.К.) – партнёры? На словах, Хорошая партия (ХП) и Партия счастья (ПС) – в состоянии союза? Я их называю бандитской четверкой. Сейчас в Стамбуле есть кандидат от ПДН? На словах, есть от ХП? Нет. В некоторых местах, своих кандидатов выдвинула Партия счастья. Давайте отправимся на Восток или на Юго-Восток. Там, на словах, есть кандидат от ХП, есть кандидат от ПДН, а вот от НРП – нет. Эта структура, по словам уважаемого Бахчели, — это унижение, по моему выражению, — это болезнь. Они говорят: «Пусть все, кто поддерживают террор, будут прокляты». Но твои проклятия не сработают. Ты с ними шагал вместе. В течение всех этих местных выборов, твой партнер – ПДН, на словах – ХП. Кто – та сила, которая стоит за ПДН? РПК (Рабочая партия Курдистана – В.К.)».

То есть, как мы видим, если раньше в связях с террористами действующая в Турции власть обвиняла, в первую очередь, ПДН, что стоило партии не просто потерями позиций в рейтингах, но и тюремного заключения её сопредседателей, то теперь речь уже зашла и о Народно-республиканской партии. Процитируем Р.Т. Эрдогана:

«Вплоть до этого момента, я не использовал слово «террорист» к тем, кто отдавал свои голоса той или иной партии. Хотя я в политике — не такой уж и любитель. В настоящее время, я – намного опытней всех тех, кто находится в политике. Все эти председатели (оппозиционных партий – В.К.) не могут тягаться со мной в опыте. Я из тех, кто находится в политике, начиная с молодежного движения. Если мы посмотрим на ту ситуацию, которая складывается, то увидим, что ханымэфенди (уважительное обращение к женщине, в данном контексте – ироничное, по отношению к председателю ХП Мераль Акшенер) из того, что на словах называется Хорошей партией, постоянно меняла свои партии. И, в итоге, пришла сюда. Потом она сказала, что уйдет из своей собственной партии. А потом в неё вернулась… В Денизли она сделала очень серьёзную ошибку. Те, кому она сказала, что президент – террорист, были из Денизли. Потом она поехала в Айдын. И там она, обращаясь к моим гражданам, назвала президента террористом. Тайип Эрдоган такого не потерпит. Я не тот, кто до такой степени не разбирается в вопросе, чтобы вставать и называть моих граждан террористами. Если говорить грубее, то я не глупец».

Отдельная тема, которая, время от времени, всплывает в турецкой повестке – возвращение в стране смертной казни, чью отмену Р.Т.Эрдоган часто называет «ошибкой». Правда, отмена смертной казни – была одним из условий евроинтеграции Турции. Верно и наоборот, в том случае, если Турция вернется к практике смертной казни, то она наткнется на большое осуждение в Европейском союзе. Понятно, что речи о приеме Турции в ЕС не идет. Однако, ЕС, как экономический партнёр, — это №1 для Турции (половина турецкого экспорта идет в Европу – В.К.) и раскачивание лодки для Турции – крайне нежелательно, тем более, в условиях, когда экономическая ситуация в стране складывается не самым лучшим образом. Турция – не Китай и даже не Саудовская Аравия для того, чтобы страна могла себе позволить бы практиковать смертную казнь. И Китай и КСА – каждая страна по своим причинам себе могут это позволить, но только не Турция, которая стремится сейчас перезагрузить свои отношения с Европой, чтобы поддержать свою балансирующую на грани экономику.

Лишние обвинения в «диктатуре» и в «султанате» стране не нужны, что, как мы видим, не мешает Р.Т.Эрдогану пробрасывать лозунги о возможной восстановлении смертной казни в форме, что «президент подпишет», если «парламент примет решение». Надо ли говорить о том, что причинно-следственная связь в Турции работает ровно обратным образом? Зато, разумеется, тем, кому адресованы эти послания – а адресованы они простым и, зачастую, малообразованным избирателям – они приходятся по душе. Это именно тот язык, за который Р.Т.Эрдоган, из года в год, получает голоса «50%+1» избирателей в стране. Разговоры про гуманистические / европейские ценности в данном случае – не работали и работать не могут.

Процитируем то, каким образом Р.Т.Эрдоган, в очередной раз, высказался по восстановлению смертной казни, заставив зарубежных избирателей – явно нецелевую аудиторию — комментировать свои высказывания: «В настоящее время, как в Эдирне, так и во многих тюрьмах содержится очень много людей, которые признаны террористами. Как вы видели на том видео, в тюрьме содержится человек, находящийся там из-за сепаратистской деятельности и ставший причиной гибели 53 наших граждан в Диярбакыре. В настоящее время он в тюрьме в Эдирне. Это те, которых я называю террористами. С другой стороны, есть один, кто говорит: «Мы опирались спиной на ПДС, СНС». Это – сопредседатель (прокурдской Партии демократии народов – В.К.)… Другие говорят «Если закон о борьбе с терроризмом не будет отменен, что война – на пороге»».

Последнее стоит прокомментировать: закон о борьбе с терроризмом, о котором говорит президент Р.Т.Эрдоган – это то из-за чего между Европой и Турцией ведется постоянная дискуссия. В частности, европейцы в своих отчетах о евроинтеграции регулярно пеняют Турции на то, что они нарушают права человека. Турки же говорят о той борьбе с терроризмом, которая ведется страной вот уже не одно десятилетие и которая требует жестких и подчас крайних мер.

Продолжаем цитировать Р.Т.Эрдогана: «Есть ли в Турции Курдистан? На севере Ирака он есть. Если тебе он так уж нравится, езжай туда. В Турции нет такого региона. Их целью (тех, для кого Р.Т. Эрдоган готов ввести смертную казнь – В.К.) является разделить страну. Мы готовы отдать свои жизни за то, чтобы Турция была бы единым целым».

Помимо если не причастности, то уж связи с террористами точно, турецкий президент обвиняет оппозицию страны в том, что она, так или иначе, участвовала в попытке свержения законной власти в ходе событий на площади Таксим – парке Гези в 2013 году. На самом деле, это – достаточно тяжелое обвинение, которое укладывается в логическую цепочку «площадь Таксим – попытка переворота 2016 года – Фетхуллах Гюлен – Пенсильвания – США». Мы не раз в своих статьях говорили и подчеркнем ещё, что на бытовом уровне в Турции, особенно среди избирателей Р.Т.Эрдогана и ПСР, процветает антиамериканизм. Отсюда и изрядная доля посланий в этом смысле, которая звучит от Р.Т.Эрдогана в преддверии муниципальных выборов. При том, что в своих заявлениях в адрес США, которые адресованы именно Америке, президент Р.Т.Эрдоган куда как более разборчив, аккуратен и конструктивен.

Процитируем: «На самом деле, у них нет уважения ни к эзану, ни к флагу. Это то, что я показываю на площадях (это такой специальный формат, когда на митингах с участием президента используются большие экраны, на которых турецкий лидер показывает различные видео записи – будь то выступления своих политических оппонентов или акций с их участием – и комментирует их под аплодисменты своих сторонников – В.К.). В ходе событий в Гези (вы видели – В.К.) флаги НРП и других, которые ходили в обнимку вместе с отребьем из других политических движений. Они были рядом с памятником Ататюрку. Нам что этого не замечать? На той же площади был сожжен наш (турецкий В.К.) флаг. Нам что это игнорировать? Причем, они это планируют в час эзана. Вы это делаете в том месте, где это делать не разрешается и которое не предназначено для шествий. Вы делаете это вечером около 19.00. Если эта страна – правовое государство, то нужно организовывать шествие в рамках, предусмотренных законодательством. Какие права этот закон признает, им я и должен следовать. Есть полиция, жандармерия, которые занимаются тем, что гарантируют спокойную жизнь населению».

Тут тоже не все так однозначно. С одной стороны, оппозиция в Турции нередко ведет себя вызывающе. Однако, с другой стороны, нередко столкновения и провокации идут, как раз, со стороны происламски настроенных граждан, которых не устраивает образ жизни противоположной стороны. На самом деле, страна разбита на несколько лагерей, чьи представители даже не едят и не проводят время в одном месте. Для них – немыслимо находиться рядом друг с другом, не говоря уже о том, чтобы взаимодействовать как-то, допустим, по работе. В этом смысле Турция – страна расколота изнутри.

51.89MB | MySQL:101 | 0,484sec