Ирано-иракские отношения и их освещение иранскими и арабскими экспертами. Часть 1

За последние месяцы резко выросла динамика посещения Ирака зарубежными лидерами, политическими деятелями и делегациями, что показывает возросшее значение этой страны для геополитической ситуации Ближнего Востока. С начала 2019 года Ирак посетили король Иордании Абдалла II (первый визит за последние десять лет), король Испании Филипп VI (первый визит испанского монарха за сорок лет), министр иностранных дел Франции Жан Ив Ле Дриан (по сообщениям из Ирака он обсуждал тему предстоящего визита в Багдад французского президента Эмманюэля Макрона). В январе в Багдаде с визитом побывал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф (12-17 января), а в марте Багдад с официальным визитом посетил президент ИРИ Хасан Роухани (15-18 марта). В январе Ирак в ходе своего ближневосточного турне посетил госсекретарь США Майк Помпео. Турецкие дипломаты в настоящее время готовят официальный визит в Багдад президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Те же лидеры ведущих государств мира, которые пока не нашли времени посетить Багдад регулярно проводят переговоры с иракским руководством по телефону. Только в марте состоялись два телефонных разговора премьер-министра Ирака Аделя Абдель Махди с королем Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азизом и наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом.

Визиты иранского министра иностранных дел, а затем и президента ИРИ в Багдад свидетельствуют о большой важности этой арабской страны для иранской внешней политики. Эта важность определяется несколькими факторами. Во-первых, безопасность Ирана напрямую зависит от ситуации на западном фланге, что наглядно демонстрирует вся история двадцатого века. Примером этому может служить ирано-иракская война 1980-1988 годов, когда неуемные политические амбиции Саддама Хусейна и его режима вызвали гибель миллиона иранцев, нанесли колоссальный ущерб иранской экономике. Отсюда естественное стремление иранцев иметь на западной границе стратегического партнера и проверенного союзника.

Вторым фактором исключительной важности Ирака для Тегерана является наличие на территории Ирака шиитских святынь – городов Неджефа и Кербелы, имеющих огромное символическое значение для коллективного сознания шиитов. На территории Неджефа расположена гробница Имама Али, в Кербеле похоронен третий Имам шиитов Хусейн, являющийся средоточием культа мученичества. Особое внимание иранцев к этим культовым местам проявилось летом 2014 года во время наступления «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), когда иранцы были готовы ввести свои вооруженные силы на иракскую территорию для защиты этих сакральных центров.

В-третьих, Ирак имеет большое значение для Ирана как нефтедобывающая страна и потенциальный конкурент на рынке нефти. В 2018 году в Ираке было добыто 4520 млн баррелей нефти (в среднем 4 млн баррелей в сутки), что вновь превратило это государство в одного из крупнейших экспортеров «черного золота» в мире. В-четвертых, Ирак занимает важное место во внешнеэкономических отношениях Ирана. Объем торговли между двумя государствами составил 12 млрд долларов США. При этом Ирак занял первое место среди импортеров не нефтяной продукции ИРИ, вытеснив оттуда КНР. Иранцы поставляют в Ирак значительное количество электроэнергии, а также природного газа, используемого для генерации электричества. Иранские строительные компании занимаются в Ираке строительством жилья и промышленных объектов. Из ИРИ иракские предприниматели импортируют большое количество продуктов питания, ширпотреба и даже автомобилей. Несмотря на сложную военно-политическую ситуацию в Ираке иранские промышленники и предприниматели не боятся делать инвестиции в экономику этой страны. Саид Мадани, президент иранской автомобильной группы «Сайпа» назвал иракское направление в работе своей компании «стратегическим». Основной конкурент «Сайпы» автомобилестроительная компания «Иран Ходро» открыла в Багдаде свой автосалон и начала переговоры с иракскими партнерами о строительстве совместного предприятия по сборке автомашин.

12-17 января с.г. Ирак с официальным визитом посетил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. Программа его визита включала в себя не только Багдад, но и главные города Иракского Курдистана – Эрбиль и Сулейманию. В поездке Зарифа сопровождала большая делегация иранских деловых кругов. Свою оценку и комментарий визиту шефа иранской дипломатии в Багдад дал профессор Тегеранского университета и эксперт по проблемам Ближнего Востока Асгар Зирайи в статье, озаглавленной «Усилия Америки по изменению баланса сил с Ираном в Ираке»(1). В статье иранский аналитик сравнивает визиты в Ирак иорданского короля Абдаллы II и иранского министра иностранных дел Зарифа. По его мнению, Ирак занимает одинаково важное место во внешней политике обоих государств. А.Зирайи напоминает, что в декабре 2018 года новоизбранный президент Ирака Бархам Салих совершил свои первые визиты именно в Иран и в Иорданию. Пристальный интерес иранцев и иорданцев к Ираку подогревается также заявлением президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии, блиц-визитом Дональда Трампа на американскую военную базу Айн аль-Асад в Ираке в декабре 2018 года и госсекретаря Помпео в Ирак в ходе его ближневосточного турне. По мнению иранского эксперта, американцы, выводя войска из Сирии, стремятся перенести центр тяжести своего военного присутствия на Ирак, что является угрозой для иранских интересов. Основными темами, которые обсуждал в Багдаде король Абдалла II, были борьба с терроризмом, обмен разведывательной информацией, а также вопросы экономики. В частности, проект строительства нефтепровода из Басры до иорданского порта Акаба, развитие приграничной торговли, создание совместного промышленного города в Терабиле на иракско-иорданской границе.

Вместе с тем, если для Иордании в отношениях с Ираком выходят проблемы безопасности, то для Ирана – экономические интересы. Иордания стремится обезопасить свои границы, не допустить возрождения террористической организации «Исламское государство». Предметом особого интереса для Аммана является стабилизация послевоенной Сирии. В этой связи королевство ищет способы возвращения Сирии в общеарабское пространство, в том числе с помощью иракцев. В то же время Тегеран хочет, чтобы вследствие новых американских санкций не пострадали ирано-иракские экономические связи. Объем товарооборота между двумя странами составляет 12 млрд долларов, а иранцы стремятся довести его до 30 млрд. В ноябре 2018 года президент США Д.Трамп предоставил Ираку наряду с некоторыми другими государствами отсрочку на 90 дней в применении санкций. Однако иракское правительство, исходя из важности торгово-экономических связей с ИРИ, настаивает на переходном периоде в два года. Что касается визита французского министра иностранных дел, то здесь А.Зирайи уверен в том, что повышение французского интереса к Ираку объясняется перенесением сюда американского военного присутствия на Ближнем Востоке. Одновременно в Париже уверены, что возрожденный Ирак будет претендовать на статус центра силы в арабском мире, как это он делал ранее, при Саддаме Хусейне и соперничать в этой связи с Египтом и Саудовской Аравией.

О политических факторах визита Зарифа в Ирак рассказал в интервью порталу «Дипломасийе ирани» иранский аналитик и эксперт по проблемам Ирака Сируш Борна. Статья с его интервью была озаглавлена «Призрак Варшавской конференции над визитом Зарифа в Ирак»(2). По мнению иранского эксперта, визит шефа дипломатии ИРИ в Багдад состоялся накануне Конференции по безопасности в Варшаве, проведенной под эгидой американцев 14-15 февраля с.г. и имевшей отчетливую антииранскую направленность. В этой связи иранское руководство было обеспокоено угрозой политической изоляции Исламской Республики. Для того, чтобы ее предотвратить были приняты превентивные меры. В частности, визиты министра иностранных дел Зарифа в Ирак, Турцию и Кувейт. Тегеран, по мнению аналитика, хочет не допустить создания единого антииранского фронта арабских государств. В связи с тем, что наиболее антииранскую направленность имеет политика Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна (и эти же государства имеют наибольшее количество доводов для конфликта с Ираном), Тегеран стремится развивать отношения с Ираком, Турцией и Катаром, не входящими в просаудовский блок. Одновременно Иран хочет заручиться деловыми, конструктивными отношениями с теми монархиями Персидского залива, которые соблюдают нейтралитет: Кувейтом и Султанатом Оман.

  1. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1981183/
  2. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1981213
51.61MB | MySQL:101 | 0,381sec