О намерении Австрии укрепить отношения Израиля и ЕС

21 марта канцлер Австрии С.Курц выступил с докладом на мероприятии Трансатлантического института Американского еврейского комитета (TAI AJC). Двумя главными акцентами его речи стали ситуация с антисемитизмом в Европе, а также отношения между ЕС и Израилем. При этом если обращение к первому пункту можно считать ожидаемым как с точки зрения израильско-австрийских отношений, где тема имеет множество различных аспектов, так и в рамках ситуации в Европе в целом, то желание укрепить свои позиции в качестве проводника интересов Иерусалима в Брюсселе, пусть и не удивительно, с точки зрения недавней активности Вены, но весьма полезно, учитывая динамику ближневосточных событий и очередной раунд критики Израиля в ООН. При этом в контексте последнего замечания стоит обратить внимание, что выступление проходило именно в Брюсселе в присутствии дипломатов европейских государств, депутатов Европарламента и представителей общественных организаций, т.е. для аудитории, напрямую относящейся к внешней политике и публичной дипломатии.

Прежде всего, С.Курц говорил о том, что Израиль существует во враждебном окружении в лице Ирана, Сирии и Ливана. Последнее является важным замечанием для ЕС, где принято разделять даже «Хизбаллу» на политическое и военное крыло, а также учитывая, что, по мнению многих экспертов, если конфликт между шиитской группировкой и Израилем произойдёт, то он имеет все шансы трансформироваться из ассиметричного в полномасштабное противостояние двух государственных акторов. Кроме того, австрийский канцер отметил, что страна проводит курс на запрещение использования символики экстремистских организаций, включая ХАМАС и «Хизбаллу». При этом процесс делигитимации последней в Европе ранее уже получил толчок благодаря усилиям Великобритании, которая все же намеревается ряды Евросоюза покинуть.

Говоря об антисемитизме, политик подчеркнул, что в современных реалиях речь идет о его заметной трансформации. Так, т.н. «традиционный» антисемитизм снижается, однако в рядах мигрантов с Востока, прибывших в Европу, он только нарастает. Этот тезис очень близок тому, что постоянно заявляет немецкая «Альтернатива для Германии» (АдГ). Помимо этого, С.Курц говорил о примыкающей проблеме антисионизма, которые вместе, на его взгляд «являются двумя сторонами одной медали». Рассуждения в подобном ключе в том, что касается возможности разграничения ненависти в евреям и к Израилю, полностью дистанцируют современную австрийскую политику от риторики британских лейбористов, прихода к власти которых евреи, как показал ряд ранее проведенных опросов, серьезно опасаются.

Важно и то, что С.Курц публично заявил, что «чувствует горе и вину своей нации» за Холокост. Тут, если говорить о попытке взять на себя роль проводника израильских интересов в ЕС, ситуация выглядит крайне спорно. Так, недавний скандал после конференции по Ближнему Востоку в Варшаве, равно как и весь спектр польско-израильских разногласий, связанных с законом об Институте национальной памяти, касался именно того, что Польша отказывается нести бремя ответственности всего народа. Такого же курса придерживаются страны Балтии, предпочитающие говорить о конкретных личностях, совершавших преступления против евреев. Наконец, даже в ФРГ, для которой тема Катастрофы имеет особый статус в последнее время во многом с подачи представителей партии АдГ стала свойственна идея о необходимости отказаться от вечного искупления грехов, которое негативно сказывается на формировании представлений немцев, особенно современных, о самих себе. Не говоря уже о новом переосмыслении данной темы в киноиндустрии и на телевидении. К примеру, если посмотреть трехсерейный телефильм «Наши матери, наши отцы», снятый режиссером Ф.Кадельбахом, то формируется четкое восприятие того, что из числа немцев евреев убивали личности, имеющие серьезные психические расстройства, в то время как особую ненависть к евреям испытывали коллаборационисты, преимущественно поляки. Любопытно также, что этот кинопродукт шел не только на немецком ZDF, но и на австрийском канале ORF.

Также С.Курц охарактеризовал и развитие двусторонних отношений Вены и Иерусалим, назвав их «крепкими». Вместе с тем в феврале Израиль подтвердил свой бойкот Австрийской партии свободы, под который попадает даже не являющаяся ее членом министр иностранных дел К.Кнайсль, назначенная с подачи партии. В интервью, данном во время пребывания на конференции в Варшаве, она подчеркнула, что может лишь с теплотой вспоминать Израиль, поскольку училась в Еврейском университете в Иерусалиме. При этом все же нынешнюю позицию страны, она, судя по тому же заявлению, склонна воспринимать прагматично. На ее взгляд,  во-первых, бойкот – «внутреннее дело Израиля, на которое у него есть основания». Во-вторых, рано или поздно он закончится, и Израиль не следует с этим торопить. Впрочем, в той же Варшаве, богатой на утечки в СМИ, журналисты заметили свидетельство потепления в адрес главы внешнеполитического ведомства Австрии, проявленные премьер-министром Израиля Б.Нетаньяху. Австрийская Kronen Zeitung опубликовала короткое видео их якобы общения, которое позднее было удалено. Также опровержение этому факту поступило со стороны канцелярии главы израильского правительства.

В целом выступление С.Курца получило высокие оценки со стороны AJC, чей генеральный директор Д.Харрис особо отметил часть заявления, касавшуюся антисемитизма и критики Израиля. В качестве правильного шага организацией было воспринято признание ответственности за Катастрофу, что означает разрыв с прошлым, где тема Холокоста была табуирована. Такие замечания открывают для С.Курца и его правительства путь к американскому еврейскому лобби, что, впрочем, не тождественно администрации Д.Трампа.

В политической плоскости значение выступления оценить несколько сложнее. С одной стороны, оно сигнализирует о последовательности курса Вены и ее нынешнего правительства в отношении Израиля, а значит и возможность полагаться на Австрию. Так, в июне прошлого года С.Курц уже объявлял, что безопасность ближневосточного государства и борьба с антисемитизмом – его национальные интересы. Частично во взаимоотношениях на уровне государств такая тактика дает результат, что подтверждают свидетельства, как минимум, лояльности Б.Нетаньяху к К.Кнайсль в Варшаве. Вместе с тем, пока о полной нормализации речи не идет, что объясняется имиджем Австрийской партии свободы.

В европейских СМИ она презентуется как ультраправая. Так, немецкая Suddeuche Zeitung, к примеру, сравнивает ее с «Альтернативой для Германии», говоря, что именно такие политические силы – «благодатная почва для антисемитизма». Не выражают удовольствия в отношении партии и местные еврейские организации, которые требуют делом, а не словом доказать разрыв с прошлым. При этом в чем должны заключаться эти свидетельства, никто точно сказать не может. Во многом данный пример важен и поучителен для АдГ, поскольку, если она добьется своей цели и придет когда-нибудь к власти в Германии, ей, со свойственной ее активистам риторикой о необходимости уходить от травм прошлого, придется с Израилем также тяжело. С другой стороны, задачи партии несколько упрощаются, учитывая общую ситуацию в Бундестаге, где довольно много критики Израиля.

Наконец, внешнеполитическое влияние и способность добиться от ЕС принятия нужных Иерусалиму решений также ограничены. С одной стороны, этому как раз помешает подход к признанию ответственности за Холокост. С другой стороны, по положению в Евросоюзе Вена все-таки уступает Берлину или Парижу, хотя за последнее время благодаря С.Курцу сумела укрепить позиции. Добиться резкого поворота Брюсселя на ближневосточном направлении страна не сможет. Более того, как отметила К.Кнайсль в Варшаве, Австрия сохраняет приверженность СВПД. Вместе с тем государство способно дополнительно поддержать и стимулировать связи в рядах «осколков» Вышеградской четверки, которую раздробил саммит в Израиле, таким образом произраильский фронт в ЕС все таки может укрепиться.

51.61MB | MySQL:101 | 0,350sec