О дипломатическом конфликте между Францией и Израилем

В четверг министр внутренней безопасности Израиля Гилад Эрдан (член возглавляемой премьер-министром Биньямином Нетаньяху крупнейшей правой израильской партии Ликуд) подписал распоряжение о запрете проведения публичного мероприятия, которое должно было состояться в связанном с Министерством иностранных дел Франции учреждении, именуемом «Институт французской культуры»,  расположенном на иерусалимской улице Салах ад-Дин. Представляется уместным пояснить, что речь идет о большой торговой улице, построенной в 20-е годы прошлого века, во времена британского мандата в Палестине/Эрец-Исраэль и ведущей от Цветочных ворот Старого города на север. В те времена, когда восточная часть Иерусалима находилась под контролем Иордании (в 1949-1967 гг.), улица Салах ад-Дин считалась главной улицей Восточного Иерусалима. Частично она продолжает оставаться таковой до сих пор. При этом на улице Салах ад-Дин расположено израильское Министерство юстиции и некоторые другие израильские государственные учреждения. Она находится всего 10-15 минутах ходьбы от городского муниципалитета Иерусалима и от центрального штаба Полиции Израиля.

Из канцелярии министра внутренней безопасности Израиля было сообщено, что мероприятие, проведение которого намечалось в «Институте французской культуры»,  «должно было включать в себя демонстрацию палестинского суверенитета в качестве части усилий палестинцев (имеются в виду власти Палестинской национальной администрации – В.Ч.), направленных на захват контроля в Восточном Иерусалиме». Следует особо подчеркнуть, что запрет, подписанный министром Гиладом Эрданом, основывается на пункте 3(а) израильского закона «О реализации промежуточного соглашения о Западном береге и секторе Газа (ограничение деятельности)», принятого в  1994 году, когда были подписаны Норвежские соглашения между Израилем и ООП, на основании которых была создана Палестинская национальная администрация (ПНА) и определены ее полномочия. В частности упомянутый закон запрещает ПНА открывать свои представительства, проводить собрания или иную публичную деятельность в пределах Государства Израиль и предоставляет министру внутренней безопасности полномочия издавать распоряжения о запрете осуществления такого рода деятельности ПНА, претендующей, как известно, вопреки Норвежским соглашениям, на статус независимого «Государства Палестина» со столицей в Восточном Иерусалиме.

Министр Гилад Эрдан лично заявил в данной связи журналистам: «Палестинская национальная администрация в последнее время активизировала попытки усилить свое присутствие в восточной части города (Иерусалима – В.Ч.). Она делает это изощренными путями, включающими предоставление финансирования в существенных размерах на мероприятия, проводимые от ее имени. Поэтому разведка и Полиция Израиля постоянно действуют для того, чтобы отслеживать и пресекать попытки такого рода».

Однако французскую сторону эти объяснения израильского министра внутренней безопасности не удовлетворили. Посол Израиля во Франции Ализа Бин-Нун была вызвана в пятницу утром во французское Министерство иностранных дел на беседу, в ходе которой ей должен был быть выражен официальный протест властей Франции в связи с рейдом израильских сил безопасности в «Институт французской культуры» на улице Салах ад-Дина в Иерусалиме.        Правда, направляя соответствующий вызов в израильское посольство в Париже, французский МИД не учел того, обстоятельства, что посол Ализа Бин-Нун находится в отпуске. В итоге вместо нее на беседу в МИД Франции явились израильский консул Марк Атали и политический советник посольства Израиля во Франции Гиди Люстиг. После того, как представители Министерства иностранных дел Франции  выразили им официальный протест своего правительства в связи с запретом на проведения упомянутого мероприятия в иерусалимском «Институте французской культуры», израильские дипломаты заявили французскому МИДу ответный официальный протест правительства Израиля в связи с тем, что Франция поддерживает нарушение Палестинской национальной администрацией промежуточного соглашения с Израилем, предоставляя находящееся в его распоряжении помещение для проведения мероприятия под эгидой и при финансировании ПНА в столице Израиля.

Израильское руководство,  безусловно, ожидало резко негативной реакции Франции на запрет проведения упомянутого мероприятия в иерусалимском «Институте французской культуры» и было к ней готово. После обмена протестами во французском МИДе из израильского МИДа было сообщено израильским и зарубежным журналистам, что «израильский представитель Атали ясно дал понять в ходе этой беседы (во французском МИДе), что Израиль не согласится на проведение мероприятий Палестинской национальной администрации в Иерусалиме, и что Израиль ожидает, что его друзья будут уважать правила».

В заключение следует отметить, что это далеко не первый кризис во французско-израильских отношениях, вызванный подчеркнуто проарабской позицией французского руководства. Не секрет, что официально большинство государств мира не признает восточную часть Иерусалима, находившуюся до Шестидневной войны 1967 года, частью суверенной территории Государства Израиль, несмотря на то, что Израиль объявил о распространении своего суверенитета на нее уже более полувека назад. Тем не менее, де-факто большинство поддерживающих с еврейским государством дипломатические отношения государств, особенно государств Запада, считаются с существующей десятки лет в Иерусалиме реальностью и избегают ненужных конфликтов с израильскими властями. Франция, в отличие от них, неоднократно выступала инициатором подобных конфликтов.

Нынешний конфликт между Израилем и Францией по поводу статуса Восточного Иерусалима накладывается на тот факт, что буквально накануне МИД Франции выступил с официальным заявлением против недавней декларации президента США Дональда Трампа о намерении официально признать суверенитет Израиля на Голанских высотах.  Согласно этому заявлению французского МИДа «суверенитет Израиля на территории Голанских высот противоречит международному закону». С заявлениями о непризнании израильского суверенитета на Голанских высотах выступили в той же связи Россия, ряд арабских государств и Европейский союз. Однако по большей части эти заявления были выдержаны в достаточно минорных тонах. Франция же предпочла и в этом вопросе продемонстрировать свою подчеркнутую проарабскую позицию, став одновременно основной силой, добивавшейся обнародования ЕС сходного антиизраильского документа.

Подводя итог, надо сказать, что, поскольку ни Израиль, ни Франция не намерены смягчать тона в этой полемике, можно ожидать, что дипломатический кризис получит то или иной продолжение и даже обостриться. При этом крайне сомнительно, что обострение выйдет за рамки обмена нотами и выдержанными в жестких тонах заявлениями. Такой вывод можно сделать на основании других подобных дипломатических кризисов, имевших место в прошлом.

51.98MB | MySQL:109 | 0,374sec