О причинах кризиса в мароккано-саудовских отношениях

На фоне общей обострения (пусть и негласных по большей части) отношений КСА с одним из своих ключевых союзников по «аравийской коалиции» в Йемене в лице ОАЭ фактически незаметным остается и еще один кризис в отношениях между Эр-Риядом и его традиционным союзником на протяжении нескольких десятилетий в лице Марокко. Видимым проявлением этого кризиса в двусторонних отношениях стало официальное решение Рабата выйти из состава «аравийской коалиции». 8 февраля с.г. МИД Марокко объявил, что африканское королевство прекращает свое участие в йеменской войне и выходит из саудовской коалиции в рамках «пересмотра подходов». Кроме того, Марокко отзывает из Саудовской Аравии своего посла в рамках пересмотра дипломатических отношений с Эр-Риядом в «связи с последними событиями». Также стало известно, что во время прошлогоднего ноябрьского турне наследного принца КСА Мухаммедом бен Сальмана (МБС) по арабским странам, его поездка в Марокко не состоялась, так как король Марокко Мухаммед VI сослался на «занятость», что эксперты связывают с делом Хашогги. В этой связи американские эксперты отмечают, что хотя участие Марокко в йеменской войне было во многом формальным, сам факт подобного демарша достаточно наглядно указывает на стратегические последствия убийства Хашогги для Саудовской Аравии и ее внешней политики. Издержки оказались очень высоки, при этом само дело Хашогги Эр-Рияду до сих пор  надежно купировать не удается. На международном уровне продолжается обсуждение причастности к убийству высших руководителей Саудовской Аравии, включая МБС, а президент Турции Р.Т.Эрдоган продолжает угрожать раскрытием новых улик против саудовского наследного принца. В этой связи рискнем отметить, что такое представление о сути конфликта является во многом поверхностным и несет в себе больше подстраивания этой ситуации под интересы определенной части американского истеблишмента. Нынешний виток напряженности между Марокко и КСА связан не с делом Хашоги конечно. Рабату эта ситуация глубоко индифферентна, тем более, что марокканские спецслужбы также отметились подобными эпизодами по ликвидации оппонентов королевского режима за рубежом в недалеком прошлом. В данном случае надо учитывать несколько другие и более принципиальные моменты. Прежде всего, это личная неприязнь короля Марокко Мухаммеда VI лично к МБС. А вернее, к его практике диктовать линию поведения тем лидерам, которые, как он полагает, «всем обязаны поддержке со стороны КСА». В этой связи надо отметить, что марокканскому монарху совсем не понравилась стремление МБС диктовать ему свою волю в рамках необходимости отказа от поддержки Рабатом катарского чемпионата мира по футболу в обмен на поддержку Дохой кандидатуры Марокко для проведения аналогичного соревнования в ближайшей перспективе. И особенно реакция МБС на отказ Рабата это делать, которая выразилась в том, что Эр-Рияд начал всячески через свои лоббистские компании в США и ЕС торпедировать кандидатуру Марокко в качестве очередной хозяйки мундиаля.  Таким образом, дело не в Хашогги и его печальной судьбе (в данном случае это только повод), а в самом саудовском наследном принце. И конечно в рамках попыток Рабата выстраивать свою собственную линию поведения по вопросу конфликта «арабской четверки» (КСА, Бахрейн, ОАЭ и АРЕ) и Катара. Если еще проще, то Марокко не захотело менять свою нейтральную  позицию по этому вопросу и демонстративно брать в этом кризисе сторону Эр-Рияда.  Таким образом, бедуинский менталитет МБС и здесь умудрился сыграть свою негативную роль.

И как всегда бывает в такого рода случаях, нивелировать негатив политики своего сына  приходится королю Сальману.  20 марта король Саудовской Аравии Сальман позвонил королю Марокко Мухаммеду VI, чтобы обсудить связи между их монархиями — двумя крупнейшими в арабском мире. По данным саудовских СМИ, они обсудила пути улучшения отношений, экономическая составляющая которых во многом включает в себя импорт энергоресурсов из Саудовской Аравии, двусторонний туризм и саудовские инвестиции в Марокко. При этом, по ряду данных, Рабат подтвердил свою позицию по равноудаленности от  региональной политики Эр-Рияда. В ходе разговора король Марокко еще раз настоял на том, что его страна не поддержит шаги Эр-Рияда  по изоляции Катара. Отметим, что этот  звонок короля Сальмана  состоялся через неделю после того, как национальный энергетический регулятор Марокко объявил, что Qatar Petroleum — Национальная нефтяная компания Катара — заключила соглашение о начале работы на  13 морских разведочных блоках углеводородов на шельфе Марокко.

За последние два года отношения Саудовской Аравии с Марокко серьезно осложнились именно в связи с катарским досье. Эр-Рияд лелеял надежду, что Рабат сократит свои экономические и политические связи с Дохой, придерживаясь саудовской линии в региональных делах, на что Марокко ответило резким отказом. Вместо этого король Мухаммед VI, по сути демонстративно,  посетил Доху во время своей  официальной поездки в 2017 году. Марокко также было одной из немногих арабских стран, которые не поддержали Саудовскую Аравию после того, как саудовские оперативники убили журналиста-диссидента Джамаля Хашогги в Стамбуле в октябре прошлого года. Но, как мы уже говорили ранее, это уже было просто одним из эпизодов двусторонней напряженности, но никак не ее причиной. Такая политика  Марокко не осталась без последствий. В прошлом году Саудовская Аравия проголосовала против заявки Марокко на проведение Чемпионата мира 2026 года, в то время как король Сальман также отказался проводить  свой ежегодный отпуск  в Танжере, что обычно резко увеличивает доходы марокканской казны.  В 2016 году Саудовская Аравия также обещала выделить  22 млрд долларов инвестиций на военные проекты Марокко, но на сегодня эта программа заморожена. А буквально в  феврале с.г. саудовская новостная сеть «Аль-Арабия» выпустила документальный фильм, в котором говорилось, что поддерживаемый Алжиром Фронт ПОЛИСАРИО имеет законные права на Западную Сахару. В результате Рабат отозвал своего посла в Эр-Рияде.

В этой связи американские эксперты практически солидарны во мнении, что несмотря на этот прессинг, Марокко не уступило и не уступит полностью давлению Саудовской Аравии. Соответственно, телефонный звонок короля Сальмана, вероятно, призван как-то минимизирвать нынешний кризис. Но Марокко, в конце концов, является страной, которая не слишком полагается на экономическую и политическую поддержку Саудовской Аравии, поскольку она может похвастаться одной из самых диверсифицированных экономик арабского мира и своими прочными экономическими и политическими связями с Европой и Соединенными Штатами. Оно также все последнее десятилетие вело курс на свое возвращение в Африку, пытаясь  укрепить связи с африканскими странами к югу от Сахары, особенно во франкоязычной Африке, что резко снизило его зависимость от  импорта энергоносителей из Саудовской Аравией. Эти обстоятельства плюс налаживание отношений с Катаром в сфере импорта углеводородов дает Рабату  ту степень своей независимости от Эр-Рияда, которой не хватает некоторым странам из ближайших соседей Саудовской Аравии, таким как Ливан, Кувейт, Оман и Иордания. Пока рано говорить, означает ли решение короля Сальмана позвонить своему марокканскому коллеге начать новый этап восстановления двусторонних отношений. Но, учитывая твердое предпочтение Рабата следовать более независимой внешней политике, которая включает дружественные связи с Дохой и отказ стоять плечом к плечу с Эр-Риядом  по всем вопросам региональной политики, на сегодня такие перспективы видятся большинству экспертов маловероятными.

51.52MB | MySQL:101 | 0,237sec