Алжир начинает исторический переходный период после ухода президента А. Бутефлики

По сообщению официального правительственного алжирского информагентства APS, 2 апреля 2019 года президент АНДР Абдельазиз Бутефлика официально уведомил председателя Конституционного совета о своем решении прекратить свой мандат в качестве президента республики.

Показательно, что это заявление последовало буквально через несколько минут после того, как начальник штаба Национальной народной армии (ННА) страны генерал Ахмед Гаид Салах от имени Министерства национальной обороны распространил очень агрессивное коммюнике.

По сути, оно являлось ультиматумом. В нем он призвал к «немедленному» применению на практике статей Конституции относительно передачи президентской власти А.Бутефликой и ее временному транзиту к спикеру верхней палаты парламента А.ББенсалаху.

Армейский ультиматум был предъявлен Бутефлике на заседании Верховного командования армии, на котором председательствовал Ахмед Гаид Салах, заявивший от имени военных страны: «Мы считаем, что нет необходимости тратить больше времени и что необходимо немедленно применить предлагаемое конституционное решение, а именно осуществление статей 7, 8 и 102, и начать процесс обеспечения управления государственными делами в рамках конституционной легитимности».

В своем последующем письме председателю Конституционного совета Бутефлика написал: «Имею честь официально уведомить Вас о моем решении прекратить мандат, который я осуществляю как президент республики, начиная с этого дня… Это решение, которое я принимаю в своей душе и сознании, призвано способствовать умиротворению сердец и умов моих соотечественников, с тем, чтобы они могли вместе проецировать Алжир на лучшее будущее, к которому они по праву стремятся.

Это решение вытекает из моей озабоченности по поводу того, чтобы отмечающие текущие события опасные эксцессы не переросли в потенциально более опасные вызовы, угрожающие народу и его имущества, подпадающие под основные прерогативы государства.

В то же время это решение является выражением моей веры в гордый и достойный Алжир, который занимает свое место и в полной мере выполняет свои обязанности как об объединению его народа, так и в мировом сообществе.

В этой связи я принял надлежащие меры в рамках осуществления своих конституционных прерогатив для обеспечения преемственности государства и нормального функционирования его институтов в переходный период, который должен привести к избранию нового президента республики.

Всемогущий Бог стал свидетелем моих инициатив, моих действий, моих усилий и жертв, которые я принес, чтобы оправдать доверие, которое мои соотечественники оказали мне, неустанно работая над укреплением основ национального единства, независимости и развития нашей дорогой страны, а также в целях содействия примирению с самими собой и с нашей самобытностью и историей. Желаю алжирскому народу всего наилучшего».

Необходимо напомнить, что первое непосредственное требование президенту уйти со своего поста было выдвинуто Ахмедом Гаидом Салахом 30 марта, буквально спустя месяц после того, как он клялся Бутефлике в верности. А через три дня после этого был выдвинут уже настоящий ультиматум.

Показательно, что генералитет не смог удовлетворить обещание Бутефлики уйти до истечения его официального президентского срока, истекающего 28 апреля, которое тот сделал 1 апреля.

Впрочем, дело здесь было отнюдь не в самой дате, когда порой в массовом порядке даже видные политики тиражируют «шутки». Важно, что, во-первых, оставшаяся дееспособной часть режима во главе с генералами, кажется, начинает понимать значение ресурса времени в принятии политических решений, который они уже заметно истратили. Армейское командование спешило спасти ситуацию, пока она совсем не вышла из-под контроля.

И, во-вторых, подобное нетерпение было связано с необходимостью не допустить отъезда из страны «кошелька» клана братьев Бутефлика – олигарха Али Хаддада, который с учетом «теневых» средств может даже посоперничать по объему состояния со знаменитым алжирским олигархом Исаадом Ребрабом.

И, наконец, на исторической генеральской встрече, в которой приняли участие практически все высшие алжирские командиры, включая командующих видами вооруженных сил, военных округов, штаба армии, представителей Министерства национальной  обороны, Ахмед Гаид Салах заявил, что Абдельазиз Бутефлика не является автором своего последнего коммюнике от 1 апреля. Потому армии и потребовалось сказать свое веское слово.

Особого внимания заслуживают ключевые положения исторического коммюнике, выпущенного от имени Министерства национальной обороны 2 апреля 2019 г., позволяющие понять видение армейским генералитетом дальнейшего будущего страны.

В нем Ахмед Гаид Салах подчеркнул, что он внимательно следил за «мирными демонстрациями», в ходе которых «алжирский народ высказывал законные требования».

Он же высоко оценил их «цивилизованное поведение и высокий уровень осознания и зрелости, проявленные им в ходе этих демонстраций, выражая свою полную приверженность законным претензиям и амбициям, исходя из своей убежденности в своей приверженности конституционной легитимности и того факта, что народ является единственным и единственным источником власти».

Генерал напомнил об усилиях армии по урегулированию кризиса с начала демонстраций. По его словам, первое серьезное предупреждение Бутефлике он вынес 26 марта и тогда же предложил «осуществить статью 102 Конституции в качестве решения исключительно в конституционных рамках, считающейся единственной гарантией сохранения стабильной политической ситуации». И кончилось это уходом недееспособного президента после его ультиматума.

Таким образом, в  версии генерала, уход Бутефлики явился не только и не столько победой демонстрантов, сколько «мудрого патриотичного генералитета», умело урегулировавшего ситуацию без кровопролития.

По его словам, «инициатива (2 апреля – авт.) была выдвинута ННА, исходя из ее чувства исторической ответственности перед народом и родиной. К сожалению, этот подход был встречен упрямством, медлительностью и подлостью некоторых людей, которые работают над тем, чтобы сохранить кризис и сделать его более сложным, с единственной заботой о сохранении своих узких личных интересов».

Ахмед Гаид Салах подчеркнул, что «Усилия Национальной народной армии с самого начала кризиса и ее полное согласование с народными претензиями подтверждают, что ее единственная цель — сохранить конституционную концепцию государства, обеспечить безопасность и стабильность страны и защитить народ от горстки людей, которые необоснованно захватили богатство алжирского народа (себя по понятным причинам к этим людям генерал не относит – авт.). В настоящее время она пытается обойти свои законные требования, разжигая сомнительные планы, стремясь дестабилизировать страну и привести ее в ловушку конституционного вакуума».

По его выражению, «эта горстка людей сумела собрать огромные богатства незаконными средствами и в течение короткого времени безнаказанно, пользуясь их притоком в условиях наличия сомнительных центров принятия решений, которые в последние дни пытаются спасти эти похищенные капиталы и бежать за границу. В этом контексте следует отметить, что судебные решения в отношении последних исходят из правосудия через генерального прокурора, который поддерживает настойчивые народные требования. Таким образом, в отношении некоторых лиц были приняты превентивные решения, запрещающие им перемещение до завершения следственных действий, в то время как компетентные структуры Министерства транспорта приняли меры, запрещающие взлет и посадку частных самолетов, принадлежащих бизнесменам страны, в соответствии с действующими законодательными положениями».

А это уже откровенный «намек» на задержание Али Хаддада, который попытался бежать за рубеж.

В этой связи Ахмед Гаид Салах указал, что именно действия армии фактически и спасли страну от «неконституционных решений на переходном этапе», заговора и похищения национальных капиталов, не разжигая, впрочем, деталей. Однако «намек» и так понятен алжирцам – речь идет об окружении уже бывшего президента Бутефлики.

Разумеется, тут же он напомнил о роли армии в разгроме терроризма 1990-х гг. и заявил, что именно сейчас требуется особая бдительность для охранения Алжира от его многочисленных недоброжелателей.

И, понятно, что выполнение столь трудной и ответственной задачи не может обойтись без военных, поскольку «Национальная народная армия оставалась основой государства и поддержкой народа в условиях испытаний и кризисов, и остается таковой, будет противодействовать вызовам и заговорам со всей строгостью и решимостью и использовать все законные средства. Исходя из этого принципа, мы никогда и ни в коем случае не допустим, чтобы эти достижения, которые на самом деле являются достижениями алжирского народа, были скомпрометированы».

Таким образом, произошедшее выглядит «мирным конституционным переворотом» и избавлением одной части правящего режима от другой, ставшей недееспособной и ненужной, тем более, в условиях продолжающегося кризиса, вызвавшего усиление борьбы среди его представителей за ресурсы.

В этом же можно усмотреть и своего рода «генеральскую месть» за то, что после разгрома джихадистов Бутефлика стал постепенно лишать армию тех привилегий и особых функций, которые у нее оказались после 1992 г. на время гражданской войны.

Однако существует очень большой вопрос, что в сложившихся условиях роста политической нестабильности армия сможет не только вернуть их, но и сохранить за собой то, что она реально сейчас имеет.

Сейчас на повестке дня после сдачи Бутефликой президентских полномочий Конституционному совету (что фактически означает их временную передачу спикеру верхней палаты парламента) на повестке дня стоит организация важнейшего для страны переходного 90-дневного периода.

За это время, то есть до 3 июля текущего года, алжирские власти должны провести президентские выборы. К такому повороту правящий режим, находящийся в кризисе, оказался явно не готов.

51.6MB | MySQL:101 | 0,334sec