Об активизации протестных настроений палестинских заключённых в израильских тюрьмах

В воскресенье утром четверо палестинских заключенных (по одному от ХАМАСа, «Исламского джихада», Народного и Демократического фронтов освобождения Палестины) начали голодовку, якобы призванную продемонстрировать их протест против установки в тюрьмах оборудования, блокирующего работу мобильных телефонов. По разным данным в течение недели к ним могли бы присоединиться от 1400 до 1500 человек, чтобы таким образом привлечь вниманием к Дню палестинских заключенных в израильских тюрьмах, установленному 14 апреля. Наконец, до 1 мая в акцию, явно запланированную длительной, должны были влиться все желающие. Помимо этого, протесты получили поддержку в социальных медиа с хэштегом «битва за достоинство», что многими было истолковано как более широкое движение, нежели борьба за права заключенных.

Как всегда, израильские и арабские источники расходятся в оценке того, о какой по численности целевой аудитории идет речь. Так, по информации Israel Hayom в израильских тюрьмах находится около 5370 палестинцев, при этом порядка 80 % палестинских семей имеют хотя бы одного родственника, находящегося под стражей. Последнее важно с точки зрения потенциальной аудитории акций на пространстве социальных сетей. Al Jazeera со ссылкой на правозащитную ассоциацию, занимающуюся поддержкой заключенных в израильских и, что интересно, в палестинских тюрьмах, Addamer утверждает о наличии почти 5500 тысяч заключенных и еще 200, находящихся под т.н. административным арестом, т.е. без предъявления обвинений. Любопытно, но на сайте самой  Addamer в довольно понятной форме указано, что последних почти 500 человек, а 205 – число несовершеннолетних среди них.

Главным предметом критики отбывающих наказание палестинцев стало то, что приборы, блокирующие сигнал мобильных устройств, якобы, способны вызывать рак. В действительности, речь идет о том, что израильские власти попросту ужесточили практику и без того действовавшую ранее, когда пользоваться мобильными устройствами запрещалось, но палестинцы все равно умудрялись их раздобыть, в результате связь блокировалась эпизодически, а особенно в периоды эскалации конфликта или всплеска террористической активности. Более того, еще в начале январе министр общественной безопасности Г.Эрдан предложил более масштабную реформу в том, что касается условий содержания. Помимо блокировки сотовой связи она включала нормирование использования воды, для чего предполагалось перестроить душевые, запрет на приготовление пищи в камерах, а также ограничения на посещения семей. О последнем пункте неоднократно говорилось и ранее, при этом сокращение визитов регламентировано не только ужесточением условий содержания тех, кто виновен в преступлениях, но и простым подсчетом того, как часто сами семьи пользуются своим правом. На основании последних данных, израильская сторона неоднократно приходила к выводу, что частые визиты не нужны, поскольку родственники, по разным причинам, включая экономические, не могут ими воспользоваться. Посещения используется семьями террористов для того, чтобы увеличить статистику запросов на въезд в Израиль, а также в случаях, аналогичных нынешнему.

Рассуждения о последствиях забастовки, принимая во внимание ее информационный фон, затрагивают, прежде всего, выборы. Так, в израильских СМИ появилась информация, что масштабное забастовочное движение было сдержано переговорами с представителями израильской судебной системы. Их, разумеется, должно было санкционировать правительство во главе с Б.Нетаньяху. Из этого следует, что фактически накануне выборов премьер-министр в очередной раз вступил в сговор с террористами, что должно было потенциально ухудшить ситуацию для него и руководимой им партии Ликуд. По некоторым данным, которые опроверг Г.Эрдан, для сдерживания забастовки было решено согласиться на установку в тюрьмах таксофонов и сделать уступки в том, что касается визитов. Хотя, палестинские заключенные не отрицают, что могут вернуться к протестам после выборов, если компромиссные меры, не подтверждаемые властями, не вступят в силу.

В действительности же обращает на себя внимание то, что акции явно используются движением ХАМАС, которое, подстрекая к ним, добивается достижения сразу нескольких целей. Прежде всего, так обеспечивается мнимое палестинское единство. К примеру, в воскресенье голодовку начали 4 палестинца, двое из которых представляют Народный и Демократический фронты освобождения Палестины. После назначения М.Штайе на пост нового палестинского премьер-министра в Рамалле оба палестинских движения грозились бойкотировать процесс формирования правительства, усугубляющего дробление фракций. Однако уже 24 марта активисты Народного фронта были замечены на переговорах с новым главой правительства в составе ПНА. Также важно, что возглавляет забастовочное движение на этот раз М.Арман, лидер заключенных ХАМАСовцев в израильских тюрьмах, получивший 36 пожизненных заключений. Впрочем, судя по всему, по соображениям демонстрации мнимого единства и противостояния М.Аббасу, в СМИ вбрасывалась информация о возможном подключении к голодовке главного символа прошлого раунда протестов заключенных, ФАТХовца  М.Баргути.

Кроме того, акции в тюрьмах, явно спровоцированные ХАМАС, были во многом синхронизированы с протестами в Газе. Израильские источники сообщают о том, что заключенные из числа представителей группировки поджигали кровати и нападали на охранников, нанося им ножевые удары. При этом данные акции совпали с эскалацией, сопровождавшей подготовку к годовщине «Марша возвращения». Наконец, есть информация, что за последние месяцы было выявлено 14 случаев подстрекательства к терроризму путем телефонных звонков из тюрем.

Немаловажно и то, что руководство ХАМАС, судя по всему, не скрывает, что ведет с Израилем борьбу и такими способами. Так, согласно данным Иерусалимского центра общественной политики, лидер ХАМАСа в Газе Я.Синвар пытается включить пункты о положении заключенных в договорённости с Израилем. При этом в курсе этого не только переговорщики из Египта, но и ООН. Таким образом организация, по сути, принимает участие в лоббировании интересов террористов и оказании давления на Израиль с тем, чтобы государство пошло на компромисс с теми, кто убивает его граждан.

В целом, очевидно, что очередной всплеск протестной активности палестинцев в израильских тюрьмах не имеет ничего общего с условиями их содержания, а направлен на дестабилизацию Израиля изнутри, используя выборы, и за счет эскалации конфликта на границе с Газой. Примечательно, впрочем, другое, а именно то, как тесно акции, инициируемые ХАМАС, затрагивают посредников в урегулировании и, прежде всего, ООН, пытающуюся доказать, что она действует для достижения мира и справедливости. Помимо этого подогреваемая ХАМАСом забастовка еще и своего рода ответ на действия М.Аббаса, предложившего нового главу кабинета министров в неудобный для властей сектора момент.

51.46MB | MySQL:101 | 0,360sec