Об оценке американских экспертов военной ситуации в Ливии

США призывают подразделения Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара немедленно прекратить наступление на Триполи. Об этом говорится в заявлении госсекретаря США Майкла Помпео, опубликованном  8 апреля на сайте Госдепартамента.  «Соединенные Штаты глубоко встревожены боевыми действиями недалеко от Триполи. Мы ясно дали понять, что выступаем против военного наступления сил Халифы Хафтара и настоятельно призываем немедленно прекратить военные операции против ливийской столицы», — сказано в документе. Помпео подчеркнул, что у ливийского конфликта нет военного решения. «Политическое решение — единственный способ объединить страну и обеспечить гарантию безопасности, стабильности и процветания для всех ливийцев», — отмечается в заявлении. За день до этого  Африканское командование ВС США (АФРИКОМ) сообщило о временном перемещении из Ливии своего контингента из-за сложившейся ситуации с безопасностью. Об этом говорится в сообщении, размещенном 7 апреля на сайте АФРИКОМ. «В связи с ростом беспорядков в Ливии контингент сил США, поддерживающих африканское командование США, временно перемещен из страны в связи с условиями в области безопасности на местах», — говорится в сообщении. В АФРИКОМ отметили, что их миссия в Ливии включает военную поддержку дипломатических миссий, борьбу с терроризмом, укрепление партнерских отношений и безопасности во всем регионе. Кроме того, Африканское командование ВС США сообщило, что «по-прежнему привержено обеспечению безопасной и стабильной Ливии, что способствует региональной безопасности». «Африканское командование США будет продолжать следить за обстановкой на местах в Ливии и оценивать возможность возобновления военного присутствия США в зависимости от обстоятельств», — говорится в сообщении. Сразу отметим, что шум, который поднял ряд российских экспертов в рамках комментариев по поводу этой эвакуации американских военных, в общем-то не оправдан. Во-первых, по причине численности этого контингента (все военные сумели эвакуироваться на одном десантном катере). Во-вторых, такие действия США совершенно не означают того факта, что американцы стали вдруг открыто поддерживать Хафтара. Тем более, что никто не говорит, а куда собственно эвакуировались американские военные из Триполи. А они уплыли в Мисурату, и собственно пять бригад из этого города сейчас прикрывают при содействии американцев южное и самое опасное направление в рамках отражения наступления сил Хафтара. И уж совсем неоправданно в связи с этим эпизодом делать вывод о том, что Вашингтон умыл руки в рамках ливийского конфликта. «Реальное положение с безопасностью на местах в Ливии становится все сложнее и более непредсказуемым, — приводятся слова командующего АФРИКОМ генерал-лейтенанта Томаса Вальдхаузера. — Даже с учетом корректировки сил мы будем продолжать действовать гибко в поддержку существующей американской стратегии». а эта стратегия на сегодня заключается в двух основных моментах.

  1. Не дать Х.Хафтару взять Триполи. И в этом стремлении Вашингтон нашел поддержку у Рима: итальянские военные и сотрудники спецслужб столицу Ливии не покинули и координируют организацию обороны города.
  2. Использовать для этой цели бригады из Мисураты, и в случае наступления крайней ситуации — свои ВВС. Этот момент, кстати, сразу закончит все бои в окрестностях Триполи. Как и угроза санкций США персонально для Хафтара.

Обратим внимание, как оценивают нынешнюю ситуацию в Ливии в том же Пентагоне. Первичные выводы аналитиков этого ведомства следующие. Наступление Ливийской национальной армии (ЛНА) на Триполи сейчас застопорилось на окраинах столицы, что увеличивает риск того, что этот конфликт затянется. Ополченцы из Триполи и Мисураты  смогли преодолеть свои разногласия и выступают сейчас единым фронтом против возглавляемой Халифой Хафтаром ЛНА. При этом  линии снабжения ЛНА из Бенгази оказались на сегодня сильно растянутыми и перегруженными. Пока на сегодня ополченцы, поддерживающие базирующееся в Триполи правительство национального согласия (ПНС) Ф.Сарджа, не имеют единой командной структуры, что дает Хафтару возможность   использовать «лоскутность» общего фронта обороны и будет пытаться подкупить часть из местных вооруженных милиций.  При этом перспективы проведения конференции под эгидой ООН, запланированной на 14-16 апреля для переговоров о правительстве национального единства, кажутся туманными. При этом обе стороны сохраняют стимул контролировать как можно больше  территорий на западе Ливии, имея ввиду прежде всего возобновление такого диалога в среднесрочной перспективе.

В любом случае, по оценке американцев, конфликт в Ливии вступил в новую фазу. Фельдмаршал Халифа Хафтар направил свою армию в наступление в Триполи, впервые за четыре года развязав открытую войну с конкурирующим ПНС. После того, как Хафтар объявил о своем наступлении на Триполи 4 апреля, ЛНА быстро захватила контроль над Гарьяном, городом примерно в 80 километрах (50 милях) к югу от столицы (местные группировки были просто банально перекуплены — авт.), и международным аэропортом Триполи. Однако ее наступление быстро увязло, и в ходе последующих боевых действий она потеряла контроль над аэропортом из-за действий ополченцев, связанных с ПНС. Отметим, что эти данные опровергаются командованием самой ЛНА, но в данном случае надо верить в большей степени американской разведке. Боевые действия вокруг Триполи еще пока не повлияли на уровень добычи нефти в Ливии, но затяжной конфликт делает такой сценарий крайне вероятным. По данным американцев, нынешние усилия ЛНА в этой связи надо больше оценивать как раз с точки зрения попыток блокирования нефтяного экспорта и тем самым лишения правительства Ф.Сараджа крупного источника финансирования. Если боевые действия затянутся, риск возвращения к полномасштабной гражданской войне пропорционально возрастет.

Поскольку  продвижение ЛНА вперед сейчас остановлено, маловероятно, что силы Хафтара смогут взять полный контроль над столицей в ближайшее время. Это приведет к высокой вероятности того, что битва за Триполи перейдет в затяжную фазу. В этой связи американцы выделяют некоторые критические моменты, которые необходимо учитывать по мере продолжения конфликта.

  1. Может ли ЛНА поддерживать свою деятельность сколь угодно долго на прежнем боевом уровне?

Начиная свою операцию, Хафтар полагал, что внезапное нападение позволило бы  ЛНА укрепить контроль над ключевыми позициями в Триполи до того, как разрозненные ополченцы  в столице смогли бы объединиться и ответить на его наступление. Хафтар также, вероятно, надеялся, что союзы с некоторыми местными силами помогли бы ЛНА удержать территорию и продолжить наступление. То есть, использовать схему, которую он апробировал перед этим в Феццане:  быстро захватить территорию, а затем путем финансовых вливаний заручится поддержкой местных союзников, чтобы они помогли удержать ее. Но эта стратегия не сработала в Триполи. Ополченцы из Триполи и близлежащей Мисураты являются наиболее хорошо подготовленным и лучше оснащенным в военном плане противником по сравнению со всеми предыдущими противниками Хафтара на поле боя. Например, ополченцы Мисураты имеют в своем распоряжении мощные арсеналы с оружием и тяжелой техникой, которые они конфисковали у армии бывшего лидера М.Каддафи во время гражданской войны в Ливии в 2011 году. Они также получали дополнительную поддержку и подготовку на протяжении многих лет от США, поскольку они помогали бороться с боевиками «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирте. В конце концов, именно ополченцы  «Аль-Буньян аль-Марсус» из Мисураты, а не ЛНА Хафтара, взяли в 2016 году этот оплот ИГ. Сейчас бойцы этой бригады составляют костяк сил  обороны Триполи.  При этом мисуратовцы и триполитанцы имеют очень короткое логистическое плечо снабжения своих отрядов, в отличие от ЛНА. Это дает им фору в рамках маневрирования своими силами. От себя добавим, что появление этой бригады под Триполи четко сигнализирует нам об участии США в этом процессе.  В этой связи Пентагон полагает, что основными проблемами Хафтара на сегодня являются: а) защита  линий снабжения своих сил, которые простираются на сотни километров пустыни до его оперативной базы близ Бенгази. б) самой большой слабостью ЛНА была недостаточная численность ее сил по сравнению с теми большими территориями, которые она пытается контролировать по всей Ливии. В наступлении в начале этого года, чтобы захватить нефтяные месторождения на юге Ливии, Хафтар мог полагаться на авиацию, чтобы быстро  рассеять небольшие ополчения, при этом минуя необходимость защиты длинных линий снабжения. Но эта стратегия вряд ли сработает в городской среде Триполи, где Хафтар должен полагаться исключительно на свои наземные силы и местных союзников. При этом французы в нынешних операциях ВВС ЛНА прямого участия не принимают, а боевые самолеты пилотируют в основном  наемники из ЧВК Э.Принса. Это обстоятельство делает растянутую логистическую цепочку снабжения ЛНА  уязвимой для атаки. Ключевые каналы вдоль этого маршрута находятся в Джуфре, в Центральной Ливии, а также в Гарьяне и международном аэропорту Триполи, и обе стороны продолжают за них сражаться. Американцы полагают, что в скором времени силы ПНС вновь постараются атаковать эти узлы, и прежде всего Джуфру. И с учетом  растянутых сил Хафтара будут иметь все возможности восстановить там свой контроль.  Любые значительные боевые действия, которые развернутся в этих районах, ограничат способность Хафтара поддерживать наступательные операции в Триполи.

  1. Могут ли защитники Триполи сохранить единство?

На сегодня оно имеет место, и это является самым большим просчетом Хафтара.  Фактически, за несколько дней до начала наступления ЛНА «Силы защиты Триполи», в состав которых входят четыре основных ополчения в самом Триполи, объявили о том, что они создают совместный оперативный центр для координации действий десятков отдельных ополчений, расположенных между Сиртом и тунисской границей. Плюс подошло пять бригад из Мисураты. До сих пор этот союз сохраняется. По мере того как боевые действия вокруг Триполи будут затягиваться, Хвафтар будет пытаться оторвать элементы этих ополченцев и привлечь их на свою сторону. Одним из ключевых целей в рамках такой тактики будет попытка подкупа салафитов из секты Мадхкали, которая связана с Саудовской Аравией. ЛНА на сегодня представляет собой коалицию ополченческих групп различного происхождения, включая и часть ополченцев-салафитов Мадхкали. Хафтар, который разговаривал с саудовским королем Сальманом на саммите  Лиги арабских государств (ЛАГ) в марте, а затем во время своего блиц-визита в Эр-Рияд в 26 марта пытался получить от КСА такую гарантию. Но пока не получил.  Главным индикатором этого является то, что пока  «Силы специального сдерживания» в Триполи («Силы Рады»), и 604-й батальон, входящий в состав «Аль-Буньян аль-Марсус», в состав которых входят сторонники этой секты, на лояльность ему не присягнули. Отметим также, что командиры «Сил Рады» в январе гостили в Абу-Даби, деньги получили, но от резких движений в пользу ЛНА пока воздерживаются.

3.Какова международная реакция?

Египет и Объединенные Арабские Эмираты решительно и на деле поддержали наступление Хафтара. При этом, Франция и Россия также его поддержали, но в меньшей степени. Но теперь окончательная степень поддержки нынешнего наступления среди основных иностранных спонсоров ЛНА до конца не ясна. ОАЭ, возможно, самые агрессивные сторонники Хафтара и главные архитекторы и спонсоры его нынешнего наступления, на сегодня публично дистанцировались от операции, как и Египет. Причин две. Во-первых, провал блицкрига создает риски еще одной полномасштабной  гражданской войны в Ливии, чего опасается Каир прежде всего. Во-вторых, жесткий прессинг на ОАЭ и АРЕ со стороны США. И во время нынешнего визита египетского президента А.Ф.ас-Сиси в Вашингтон ему еще раз напомнят о необходимости купировать это наступление. Естественно в контексте соблюдения прав человека в АРЕ    и возможных ограничений в области ВТС. При этом ОАЭ, АРЕ, Россия и Франция не откажутся от своей поддержки Хафтара, блокируя попытки ООН серьезно надавить на лидера ЛНА. Это уже проявилось в блокировании Россией формулировок в заявлении Совета Безопасности ООН о боевых действиях, в котором прямо упоминаются Хафтар и ЛНА. Но эта позиция по поддержке  будет не явной и начнет становится менее акцентированной  по мере затягивания конфликта.

  1. Перспективы политических переговоров?

Хафтар начал наступление всего за 10 дней до начала Национальной конференции, запланированной на 14-16 апреля в рамках процесса диалога под руководством ООН. Похоже, что он начал свое наступление в надежде получить значительные рычаги влияния в этом диалоге. Но сейчас неясно, что будет дальше в этом процессе. Организация Объединенных Наций по-прежнему планирует провести эту конференцию. Но в то время как соперничающие стороны, возможно, были готовы вести переговоры с Хафтаром раньше, то его нынешнее  наступление безусловно укрепит позиции тех сил, которые возражают против  любых значительных уступок ему. И конечно каких-то переговоров в рамках конференции. В этой связи перспективы проведения конференции в Гадамесе в ранее обозначенные сроки выглядят мало реальными.

51.6MB | MySQL:101 | 0,363sec