Алжирская «улица» против «остатков» правящего режима

Алжирская оппозиция, добившись ухода президента А.Бутефлики со своего поста, не прекращает протесты, требуя полноценного изменения политической системы страны, и заявляя о начале «второго сезона протестного движения».

Сейчас алжирские протесты (и не только по пятницам) рискуют стать своего рода политической традицией.

Исходя же из последних по времени пятничных протестов, алжирцы выступают за «принцип трех Б». Расшифровывается он так: «мы против Бедуи (последний премьер-министр при президенте Бутефлике – авт.), Бенсалаха (председатель верхней палаты парламента, который по действующей Конституции АНДР должен заменить до выборов нового главы государства на срок до 90 дней президента – авт.) и Белаиза (глава Конституционного совета, определяющий применение Основного закона – авт.)» в переходном устройстве власти.

Свое нежелание следовать конституции они объясняют тем, что, согласно ее же положениям, сам народ является источником Основного закона. А он, согласно их интерпретации, выступает категорически против сохранения в системе управления всех прежних функционеров, включая и генерала Ахмеда Гаида Салаха.

Не случайно, что одним из самых популярных сегодня лозунгов протестующих – «Мы не хотим переходного правительства со старыми лицами», а слова одной из самых полюбившихся им песен, регулярно транслируемых на акциях протеста – «Народ хочет, чтобы их всех уволили».

Еще  часто встречающиеся лозунги – «Алжир хочет истинной демократии», «Старая система – старое мошенничество» и «Нет военной власти».

И это не случайно – алжирская оппозиция справедливо опасается повторения в своей стране египетского сценария с фактическим закреплением «власти генералов» и на эту мысль их дополнительно наводит усиление репрессий в отношении протестующих.

Однако необходимо заметить, что в последние дни отмечается куда более жесткая реакция правоохранительных органов на эти выступления, выражающаяся в активном применении спецсредств – от полицейских дубинок до слезоточивого газа и водометов.

Одновременно отмечается учащение нападений на протестующих со стороны неустановленных лиц, вооруженных дубинками и ножами, по сути, являющимися алжирским вариантом «титушек», пытавшихся защитить в конце 2013 – начале 2014 гг. бывшего украинского президента Виктора Януковича.

При этом уже сейчас наблюдается полицейское и жандармское усиление в местах проведения протестных акций, нацеленное на ограничение к ним допуска манифестантов (а то и на осуществление запретов проводить подобные акции в тех или иных местах). Подобные попытки отмечаются не только в крупнейших городах страны, но и в эпицентрах выступлений. В частности, в национальных регионах.

Дело в том, что сейчас военные пытаются «затянуть гайки». Это выражается и в их явном стремлении отвести для проведения массовых акций лишь один день – пятницу.

Эту инициативу они пытаются оформить законодательно и жестко карать нарушителей.

Сами протестующие из числа студентов, безработных, членов профсоюзов и других утверждают: «Нам говорят, что митинги запрещены. Мы говорим им: мы не боимся. Улица принадлежит народу. Мы не только собираемся по пятницам, за свои права. Мы собираемся каждый день…»

Следует заметить, что с самого начала эта политическая активность алжирцев носила характер не только борьбы с носителями власти, но и имела четко выраженный отпечаток театральности, карнавальности, выражающейся в том, что они демонстрировали друг другу образчики собственного остроумия и красноречия в критике своих правителей.

И участники протестов предлагают относиться к наиболее популярным лозунгам как к «стихийно написанной Конституции». Главным из них служит призыв заняться немедленной подготовкой к проведению «подлинных открытых демократических президентских и парламентских выборов».

Кое-где стихийно уже начали появляться и избирательные списки, явно не согласованные не только между различными очагами протестов, но и внутри этих самых очагов.

Соответственно, протестующие пытаются выработать новые методы борьбы и определить иерархию собственного руководства протестами, понимая, что эта активность рискует скатиться в хаотичный выход на улицу ради самого выхода.

Одно из популярных предложений – выбрать делегатов от городов и провинций на специализированный оппозиционный форум, который бы и руководил действиями протестующих и вел диалог с властью.

Ведь в противном случае они неизбежно утратят контроль над ситуацией, чем могут воспользоваться деструктивные силы, имеющие свои планы на власть, или вообще какая-то группа, способная объединить оппозицию и бросить реальный вызов сохранившейся части алжирского правящего режима.

Понимая это, военные пытаются пригасить эту активность. Однако делают они это вопреки хрестоматийной практики ее подавления путем комбинированного применения кнута и пряника, применяя лишь кнут.

Между тем, для автоматического и гарантированного отсечения от протестов самой серьезной части недовольных требуется применение «пряника», что гораздо более эффективнее использования одного лишь кнута. Впрочем, и сам «кнут» гораздо более эффективен в сочетании с «пряником».

Однако задачу военных по установлению порядка упрощает отсутствие согласованности в действиях «улицы». Ведь немалая часть протестующих уверена в том, что хаотичность движения «Революции 22 февраля» дает ему реальную силу. Ведь отсутствие среди протестующих явных лидеров, способных реально руководить данным движением, и координации между выступлениями минимизирует способности военных подкупить или устранить явных руководителей и эффективно, на упреждение, работать против них.

Впрочем, если последняя линия возобладает, то, скорее всего, оппозиция рискует утратить плоды победы от ухода Бутефлики. Подобный подход к борьбе за власть был хорош на начальном этапе, но сейчас, когда более организованная военная сила «подобрала» под себя спецслужбы и которую слушаются полиция и жандармерия, он уже представляется проигрышным.

52MB | MySQL:101 | 0,390sec