Что стоит за сменой главы Военного совета Судана

Новый глава Военного совета Судана Абдель Фаттах аль-Бурхан приведен в пятницу 12 апреля вечером к присяге перед армией. Об этом сообщил телеканал «Аль-Хадас». Незадолго до этого министр обороны страны Авад бен Ауф выступил по каналам государственного телевидения со специальным обращением к нации и объявил, что складывает с себя полномочия председателя Военного совета и назначает на эту должность аль-Бурхана — бывшего начальника штаба сухопутных войск, ставшего в феврале главным инспектором вооруженных сил.
Кроме того, было объявлено об отставке заместителя главы совета Камаля Абдель Мааруфа аль-Махи «по его просьбе».
Это произошло всего через сутки после того, как армия 11 апреля отстранила от власти президента Омара аль-Башира, и был создан переходный Военный совет. Именно бен Ауф выступил по государственному телевидению перед нацией, объявив о смещении аль-Башира.
Однако еще накануне, когда весь мир в течение восьми часов ждал «важного заявления» армии о ситуации в стране, появилась информация о том, что за военным переворотом в Судане и арестом аль-Башира стоит аль-Бурхан. Более того, в прессу просочились данные об аресте бен Ауфа. Но, когда в итоге министр обороны появился в эфире и зачитал долгожданное обращение от имени армии, многочисленные наблюдатели и комментаторы сочли все эти сведения пустыми домыслами. Тем временем протестующие на улицах Хартума, собравшиеся в пятницу на крупную акцию протеста и изначально отвергавшие все заявления армии, празднуют уход Авада бен Ауфа. «Отставка бен Ауфа — победа народа», — заявили в Ассоциации профсоюзов, которая выступила главным инициатором массовых народных протестов и забастовок неделю назад, приведших в конечном итоге к свержению аль-Башира. Силы быстрого реагирования Судана (спецназ), одно из наиболее мощных подразделений армии под управлением Мухаммеда Хамдана Дакло (он же Химидти), выступили в пятницу вечером со своей программой политических преобразований в стране. В заявлении, опубликованном на их официальной странице в «Фейсбуке», содержится призыв ограничить переходный период в стране 3-6 месяцами, пересмотреть конституцию и провести выборы.
«Развитие событий требует от нас четкой позиции в преодолении кризиса и принятия решений, которые удовлетворили бы суданский народ и восстановили дела в государстве, — указывается в коммюнике. — Поэтому мы считаем необходимым предпринять следующие шаги: начать диалог с различными слоями общества, политическими партиями, профессиональными объединениями, молодежными и гражданскими организациями».
Кроме того, в заявлении указывается необходимость разработки «четкой программы переходного периода сроком от 3 до 6 месяцев, в течение которого будет пересмотрена конституция». Внесением поправок в Основной закон должен заняться специальный комитет с участием представителей всех сил страны. Планируется также функционирование переходного совета из военных и гражданского правительства, при этом, как отмечается, совет сосредоточится на решении экономических проблем и обеспечении базовых нужд населения.
Одним из положений программы является создание общественных судов и прокуратур для привлечения к ответственности тех, кто запятнал себя коррупцией. Финальным шагом должно стать проведение свободных, справедливых и прозрачных выборов с участием международных наблюдателей.
Заявление подписано бригадным генералом Мухаммедом Хамданом Дакло (более известным как «Хамидти»), который отказался войти в Военный совет, «пока не будут удовлетворены все нужды суданцев».
Как считают в Судане, именно аль-Бурхан стоит за военным переворотом в Судане и арестом аль-Башира. Причем, в своих действиях, не сомневаются многочисленные суданские комментаторы и аналитики, он опирался как раз на Силы быстрого реагирования под управлением Хамдана Дакло, с которым они вместе в 2013 году координировали деятельность суданских войск в Йемене. Как отмечает в этой связи мавританское независимое новостное агентство «Такаддум», именно «на силы Хамидти семь последних лет опирался свергнутый президент, вкладывая в них и возвышая над другими подразделениями армии, чем неоднократно вызывал ревность старших офицеров».
По неофициальной статистике, силы быстрого реагирования насчитывают около 40 000 человек, большинство из которых являются арабскими племенами региона Дарфур (полувоенизированные формирования «джанджавид»). Под их контролем находится добыча золота в Дарфуре.
Еще в декабре, когда в Судане только вспыхнули народные волнения, Хамидти поддержал требования народа, назвав их справедливыми, и раскритиковал политику правительства.. По данным «Такаддум», «задержка первого заявления армии после смещения аль-Башира была вызвана тем, что 43-летний бригадный генерал Хамидти, который никогда не являлся кадровым военным, диктовал в это время свои условия командующим вооруженными силами Судана, поскольку именно его спецназ в тот момент контролировал все жизненно важные районы Хартума».
В этой связи отметим несколько моментов.

  1. Смещение О.аль-Башира стало результатом фактически импровизации со стороны очень разномастной группы силовиков Судана, и в результате к власти фактически пришли «джанджавиды». А если еще проще, то просто полевые командиры арабских племен в Дарфуре, многие из которых обвиняются МУС в совершении военных преступлений в этой провинции. При этом сам уже смещенный Авад бен Ауф также находится под этим вердиктом и еще и под персональными санкциями Госдепа США. Это делало его фигуру в качестве пусть и временного, но руководителя страны неприемлемой для Запада в принципе. Военный переворот также сопровождался чисткой страны от исламистов и ключевого политического компонента в лице правящей Партии национальный конгресс (ПНК). Бен Ауф и военные возглавили переворот против О.аль-Башира, чтобы предотвратить еще один переворот, который готовили недовольные исламистские офицеры. То есть, на фоне стихийных беспорядков офицеры, старая партийная элита ПНК и «джанджавиды» решили побороться за власть. Победили, судя по всему последние, но, рискнем предположить, ненадолго. Назначение аль-Бурхана главой Венного совета никого не должно обманывать: это пока только марионетка, которая в отличие от того же бен Ауфа или Хамидти не имеет международного негативного шлейфа и имеет неплохие контакты с теми же КСА и ОАЭ, с которыми он координировал действия суданцев в рамках аравийской коалиции в Йемене. Сближение Судана с Турцией и Катаром побудило Эр-Рияд и Абу-Даби отказаться от инвестиционных пакетов во время экономического кризиса в Судане. Теперь Саудовская Аравия и/или Объединенные Арабские Эмираты могли непосредственно способствовать и / или поощрять военный переворот и последующую исламистскую чистку с помощью сейчас или обещаний экономической помощи в будущем. Реакция Саудовской Аравии и ОАЭ на переворот покажет, действительно ли Хартум движется больше по орбите Абу-Даби и Эр-Рияда. На самом деле о решении экономического кризиса будет легче сказать, чем сделать. Многие экономические проблемы Судана носят структурный характер и для их решения потребуются долгосрочные реформы и инвестиции. Отсутствие политических реформ и улучшений в экономике делает вероятным продолжение протестов. Далее, будет ли Запад принимать переворот и двухлетний переход остается неясным. Со своей стороны, Великобритания отвергла переворот, а министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант заявил, что «решение военного совета в течение двух лет не является ответом». В этой связи отметим, что все креатуры Запада, которые ими рассматривались в качестве преемника О.аль-Башира сейчас находятся в опале или под арестом. При этом передача всей полноты власти гражданским партиям, как того требует Запад, означает раскол страны, поскольку они не имеют никакой опоры среди силовиков. То есть, «джанджавиды» будут безусловно оказывать решающее влияние на все решения гражданского правительства. Все декларации Хамидти в этой связи надо расценивать как попытку найти удобоваримую для Запада и аравийцев схему власти в Судане, поскольку в ином случае преодолеть экономический кризис не получится.
    2. В этой связи видимо надо напомнить, а кто собственно этот самый Хамидти и как он стал главой Сил быстрого реагирования. Это полевой командир «джанджавидов», который два годы назад при прямой поддержке О.аль-Башира сумел ликвидировать всех своих оппонентов в этом движении. И прежде всего своего шефа в лице лидера проправительственного ополчения «джанджавид» Мусу Хилала, который был арестован и заключен в тюрьму в Хартуме. Правительство тогда обвинило Хилала в нарушении прав человека, что очень забавно. Будучи лидером проправительственного ополчения, Муса Хилал выступал на стороне суданского президента О.аль-Башира, а в 2008 году он был назначен советником суданского министра внутренних дел. Напомним, что с 1970-х годов в Дарфуре неоднократно возникали конфликты между африканским и арабским населением. Арабские племена начали объединяться в вооруженные группировки, которые стали ополчением «джанджавид» («призраки»). От себя добавим, что арабские племена стали формироваться в эту структуру не просто так, а под бдительным надзором и при снабжении национальных спецслужб Судана, которые стали использовать иррегулярные силы для борьбы с повстанцами. То есть налицо классический вариант борьбы с партизанами их же методами, что естественно не отличалось излишним гуманизмом В этой связи отметим, что на тот момент времени вся эта история была следствием внутриклановой разборки в племенной верхушке резейгат, к которой собственно принадлежал и Халил, и сам Хамидти. И последнего поддержал тогда О.аль-Башир, и, как выяснилось, очень опрометчиво.
    В этой связи отметим главный момент, который послужил первопричиной этого конфликта. Это вопрос контроля над приграничной контрабандой и незаконной миграцией, что является делом крайне прибыльным. Сюда же прибавьте контрабанду катарского оружия. С учетом этого, а также скандала в Афросоюзе, ЕС и США по вопросу работорговли в Ливии Хартум забеспокоился, поскольку надо было спешно реагировать: страна только-только вышла из-под американских санкций и вернуться обратно в статус страны-изгоя в силу этого обстоятельства президент О.аль-Башир не хотел. Отсюда выбор «козла отпущения» в лице Хилала, который прежде именно по заказу Хартума создал свою «приграничную гвардию» и даже получал за свою работу деньги ЕС в рамках программы по борьбе с незаконной миграцией. Чем был обусловлен этот выбор? Во-первых, Хилал много знал, но тогда поссорился со своими кураторами в суданской спецслужбе и грозил поведать всем о неблаговидной роли Хартума в рамках контроля миграционных потоков, участии суданских спецслужб фактически в работорговле, контрабанде катарского оружия и о многих иных деликатных темах. Во-вторых, Хилал с 2004 года находится в списке военных преступников Госдепартамента США. Таким образом, Хартум заодно тогда продемонстрировал американцам, что он работает «над исправлением ситуации в правильном направлении». В-третьих, что основное, в начале 2017 года Хартум начал кампанию реорганизации сил «пограничной гвардии» в рамках переподчинения ее Силам быстрого реагирования (RSF). Последние в принципе являются интегрированными в состав национальной армии силами все тех же «джанджавидов». Набираются они основном из племенной милиции группы разейгат и насчитывают около 30 тысяч бойцов. В рамках этой реорганизации проводилась и кампания «разоружения» отрядов «джанджавидов», не входящих в состав RSF. На этом фоне Хилал отказался от участия в RSF и ликвидации в этой связи подконтрольной ему «пограничной гвардии». Причина прозаична — командиром новой структуры с подачи руководства суданских национальных спецслужб был назначен бывший заместитель Хилала Химидти. В данном случае он был более управляем со стороны главной спецслужбы страны НСРБ, а вопрос стоял о полном контроле со стороны ее руководства над серьезными барышами от трансграничной контрабанды. При этом и Хилал, и Химидти принадлежат к разейгат, но к разным кланам этой племенной группы. Вот собственно и портрет нашего нового «героя», который мало чем отличается от своих предшественников. То есть, он целиком и полностью принадлежит к той самой плеяде суданских силовиков, которые, по признанию самих лиц из окружения О.аль-Башира, глубоко инкорпорированы «в теневую криминальную экономику», что и является основной причиной нынешнего экономического кризиса и главным тормозом на пути структурных реформ.
51.62MB | MySQL:101 | 0,332sec