О проведении экономических реформ в Турции. Часть 1

Важнейшим пунктом нынешней турецкой повестки дня является именно экономика. Турецкое руководство отлично понимает справедливость утверждения о том, что оно пришло ко власти с экономикой, с экономикой же, рано или поздно, и уйдет.

Достаточно просто вспомнить, что на рубеже 20-го и 21-го веков Турция пережила череду тяжелых экономических кризисов, а вновь пришедшая ко власти, на этой волне, Партия справедливости и развития (ПСР) смогла предложить и реализовать пакет экономических реформ, в фокусе которых было разгосударствление и либерализация турецкой экономики.

Целый ряд отраслей, до тех пор принадлежащих государству, был передан в управление частному сектору. Прежде всего, речь идет об энергетике – совершенно новой отрасли для частного сектора, который привык выступать в качестве подрядчика, однако, до тех пор инвестором не выступал. Говоря шире, Турция вернулась к моделям государственно-частного партнёрства, первые попытки внедрения которых предпринимались страной ещё в 80-х годах прошлого столетия, правда, ограниченно и не слишком успешно.

В этом, конечно, заслуга турецких руководителей, которые заняли крайне прагматичную позицию – государство в проекты входит землей и административным ресурсов, частный сектор – деньгами и работой. И даже без финансовых гарантий или с ограниченными гарантиями со стороны государства, частный сектор удалось убедить, что в проекты входить можно и нужно. Благодаря этому в Турции и было реализовано значительное число инфраструктурных проектов, которые сегодня являются визитной карточкой страны. Пожалуй, именно это – один из секретов экономических успехов Турции, которые продолжались вплоть до рубежа 2010-х годов.

Правящей ПСР и лично президенту Р.Т.Эрдогану нередко, со стороны их оппонентов, ставится в упрёк, что, дескать, они не были идеологами реформ, а лишь воспользовались созданным до них интеллектуальным заделом. Заметим, что это совершенно неважно – главное, что правящая ПСР задуманное, в том или ином объеме, реализовала. Для этого у партии были необходимые полномочия – однопартийное правительство и большинство в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции,  что давало возможность быстро проводить практически любое начинание. За исключением тех, которые требуют поправок Основного закона и по которым необходимо объявлять всенародное голосование.

Итак, в 2019 году модель турецкого экономического «почти чуда» близка к тому, чтобы исчерпать себя. Невзирая на то, что турецкая экономика сегодня и более диверсифицирована, и имеет больше международно признанных торговых марок, нежели раньше, но сделанного оказывается всё же недостаточно.

А ставка на бесконечные инфраструктурные проекты привела к тому, что они начали плодиться как грибы после дождя – так как, среди местных предпринимателей считается, что это «легкие деньги» — купить участок земли, что-нибудь на нем построить, к примеру офисное здание или жилищный комплекс, чтобы потом продать или сдать в аренду. Создан огромный жилой и офисный фонд, который простаивает. Таким образом, деньги оказываются, в прямом и в переносном смыслах, залитыми в бетон.

Более того: далеко не все крупные инфраструктурные проекты, которые реализуются даже со стороны государства являются необходимыми, разумными и, в итоге, удачными. Простой пример – не слишком удачно построенный на берегу Черного моря аэропорт в г. Орду. Из-за особенностей климата в этом районе (частые туманы и плохая видимость), а также розы ветров, заметную часть времени аэропорт не в состоянии работать. Рейсы приходится пускать через ближайшие аэропорты в городах Самсун и Трабзон. И это – только один из примеров, что, впрочем, не исключает того, что Турция в инфраструктурном плане в последние годы пережила бурный рост, который ей не мог не принести определенных дивидендов.

Однако, то, что не все благополучно с турецкой экономикой, местный потребитель за последние месяцы почувствовал очень остро и наблюдает ежедневно собственными глазами. Во-первых, конечно, имеется в виду падение курса турецкой валюты по отношению к доллару и к евро, и параллельно ему следующий рост цен в магазинах. Разумеется, ни о какой инфляции в 16%, как официально объявляется, речи не идет. Цены выросли, как минимум, в два, а то и даже в три раза. Не удается припомнить в прошлом такого, чтобы муниципалитеты устраивали бы кампании по распродаже овощей по льготным ценам. Или, чтобы в турецких магазинах вдруг пропала картошка, потому что «кончилась». Или того, чтобы лук в магазине отпускался бы не более 3 кг в одни руки.

А, между тем, это лишь некоторые примеры новшеств, с которыми турецкие граждане вынуждены сегодня жить. Сельское хозяйство и животноводство страны в эти дни представляется не слишком благополучными: страна, в частности, является крупным импортером пшеницы (из России) и мяса (из стран Латинской Америки, Европы и, возможно в перспективе, из России). И это при том, что, чисто с географической точки зрения, Турция претендует на то, чтобы быть региональным сельскохозяйственным лидером.

В стране выросла плеяда крупных корпораций, являющихся непременными исполнителями любой мало-мальски крупной работы в стране. Пространство для маневра для малого и среднего бизнеса, особенно в промышленной и инженерной сфере, многократно снизилось. Сегодня огромное их число разорено из-за отсутствия работы или кризиса неплатежей (чем грешат, что интересно, и крупные частные заказчики, явно имеющие финансовые средства, чтобы расплатиться) или едва держится на плаву, будучи не в состоянии найти себе работу.

Уровень инновационности турецкой продукции  так и не вырос, чтобы можно было компенсировать отрицательное сальдо внешней торговли и дефицит бюджета, возникающие, в первую очередь, из-за импорта энергоносителей из-за рубежа. Это, кстати говоря, ещё одно клише: в мире есть немалое число стран — нетто импортёров энергоносителей, чья экономика работает в плюс. То есть, постоянно повторяемый в Турции тезис об импорте энергоносителей, как об источнике всех экономических бед, является не слишком справедливым. Если выражаться совсем просто: импортируя одно, надо ещё больше экспортировать другого. Но это – структурная проблема турецкой экономики, которую решить, констатируем, пока так и не удалось. При том, что наличествует полное понимание того, что именно эта проблема является главной.

На чем же сконцентрировано сегодня турецкое руководство? Которое, так или иначе, преодолело рубеж муниципальных выборов 31 марта и локализовало «стамбульскую проблему» (согласно предварительным данным, победу на мэрских выборах в Стамбуле одержал оппозиционный кандидат Экрем Имамоглу), чтобы её, так или иначе, решить. Разумеется, на первый план не может не выйти именно экономическая повестка и центральной фигурой, с этой точки зрения, становится министр казначейства и финансов Берат Албайрак.

Так, 10 апреля с.г. министр Б. Албайрак обнародовал планы руководства страны по экономическим реформам на наступивший 2019 год. Как он сообщил, в течение года, будет реализован пакет масштабных экономических реформ и преобразований, подразумевающих 9 базовых шагов. Этот пакет будет реализовываться в развитие так называемой YEP (Yeni Ekonomi Programi или разговорное «Да!») или «Новой экономической программы», которая была также озвучена министром Б.Албайраком в августе месяце 2018 года.

Экономические реформы, напомним, планируется реализовывать в пяти базовых сферах, включая финансовый сектор, борьбу с инфляцией, бюджетную дисциплину, сборы налогов, а также устойчивый рост и занятость. В ходе своей презентации, состоявшейся 10 апреля, Б.Албайрак перечислил девять шагов, которые будут реализовываться в сфере обеспечения последнего, то есть в сфере обеспечения устойчивого роста и занятости. Все эти реформы, по словам Б.Албайрака, планируется реализовать до конца текущего года. При этом, в качестве несомненно положительного фактора, министр Б.Албайрак отметил, что стране предстоят 4,5 спокойных во внутриполитическом отношении года, в течение которых в Турции не будут проходить никаких выборов и можно будет спокойно заниматься «технической» работой.

Стоит заметить, что это, всё же, не совсем так.

Во-первых, вероятность повторных выборов в Стамбуле сегодня достаточно велика и их последствия ещё предстоит увидеть на практике. Ситуация в крупнейшем городе Турции сегодня, заметным образом, накалена.

А, кроме того, то есть, во-вторых, мэрии, в которые после выборов 31 марта с.г. пришли оппозиционные кандидаты, сегодня переживают внутренние кризисы.

Достаточно, в этом смысле, отметить то, что происходит в мэрии турецкой столицы – Анкары: накануне в городском Меджлисе разразился самый настоящий скандал (повод не столь уж важен) между проправительственной и оппозиционной «фракциями» депутатов. В результате случилась чуть ли не драка, а мэр Мансур Яваш был вынужден прервать заседание. И пройдет, по всей независимости, не один месяц, прежде чем ситуация успокоится и войдет в нормальное, рабочее русло.

Причем, речь идет далеко не только об одной Анкаре. Такая обстановка явно не способствует реализации на местах даже самых благих и правильных начинаний. Да и памятна фраза президента Р.Т.Эрдогана о том, что у оппозиционных мэров «все равно не получится ничего сделать» из-за значительного количества сторонников ПСР в городских законодательных собраниях. Что это — как не внутриполитическая напряженность, которая, вряд ли, будет способствовать реформистским начинаниям.

Однако, вернемся, тем не менее, к девяти шагам в экономической сфере, о которых 10 апреля с.г. говорил в своей публичной презентации министр казначейства и финансов Берат Албайрак.

  1. Пенсионная сфера

В пенсионной сфере, по заявлению министра Б.Албайрака, планируется внедрить новую систему, при которой отчисления в пенсионный фонд будут осуществляться гражданами в зависимости от уровня своих доходов: то есть, получающий мало платит в пенсионный фонд «мало», получающий много – «много». В настоящее время, такая прямая зависимость отсутствует. При этом, Б.Албайрак подчеркнул намерение реформировать пенсионную систему таким образом, чтобы, по завершении своей работы и по выходу на пенсию, турецкие граждане продолжали бы жить сообразно привычным для себя жизненным стандартам. Срок реализации этой реформы установлен министром казначейства и финансов до конца текущего года. Впрочем, понятно, что её первые результаты станут ясны спустя довольно продолжительный отрезок времени.

  1. Социальное страхование

Наряду с реформами в сфере финансового сектора, Б.Албайрак объявил о том, что будет укрепляться сектор сбережений и социального страхования турецких граждан. При этом турецкий министр подчеркнул важность создания здоровой системы накоплений. Как отметил Б.Албайрак, с целью обеспечения со стороны Министерства по делам семьи, занятости и социальных услуг «здоровой» системы социального страхования, до конца этого года будет обнародован и введен в действие пакет реформ в этой сфере. Разумеется, с точки зрения граждан страны, ключевым вопросом, применительно к системе социального страхования, является размер и порядок осуществления страховых выплат. Вот, собственно, над увеличением первых и над упрощением вторых в рамках пакета и предлагается работать.

  1. Кредитование локализации (местного производства)

В свое время, Турция уже принимала на вооружение программу импортозамещения, от которой, со временем, приблизительно к 1980-м годам, перешла к формированию экспортноориентированной экономики. В условиях, когда рост экспорта, очевидным образом, не в состоянии помочь стране преодолеть разрыв между экспортом и импортом и ликвидировать многолетнее отрицательное сальдо внешней торговли, наблюдается очевидный возврат турецкого руководства к прежнему тезису о том, что надо не только больше экспортировать своей продукции и услуг, но и меньше их импортировать. Последняя задача в последние годы отошла несколько на второй план, если мы не говорим только про предпринимаемые в стране меры по энергосбережению – с тем, чтобы сократить импорт энергоносителей.

А для полноценного импортозамещения нужна локализация производства того, что до сих пор импортировалось, в Турции. Важно подчеркнуть, что энергоносители и полезные ископаемые составляют лишь около половины отрицательного сальдо внешней торговли Турции. Но ведь есть и другая половина. Конечно, можно разбираться постатейно с тем, что формирует турецкий минус, однако, для целей этой публикации достаточно лишь отметить, что речь идет о продукции технологичной, содержащей ноу-хау, с высокой добавленной стоимостью, поставляемой, как правило, из США и стран Западной Европы.

Разумеется, государственная поддержка в таких вопросах значит многое. Однако, далеко не всё. Прежде всего, речь идет об инженерной школе и о технологической готовности страны к тому, чтобы выпускать сложную и дорогостоящую продукцию. Тут, собственно, тоже есть два пути: первый путь – создавать все собственное с нуля, или второй путь, назовем его условно «азиатский» или «китайский» к тому, чтобы затягивать на свою территорию предприятия, но не сборочные, а с полным циклом выпуска готовой продукции.

В качестве характерного для Турции примера отметим, что в стране хорошо развита автосборка и собственное производство комплектующих для автомобилей – в этом вопросе страна имеет региональное значение и поставляет свою продукцию на Ближний Восток, в страны Северной Африки и даже в Россию.

Однако, полного цикла в автомобильной промышленности Турции – нет. То есть, не производя собственных автомобильных двигателей или трансмиссий, Турция явным образом не добирает по части доходов в своем автопроме. И только сейчас Турция постепенно подступается к тому, чтобы наладить выпуск собственных автомобилей, беря за основу зарубежные аналоги и сформировав для этой цели консорциум из пяти крупнейших турецких холдингов.

Южная Корея вступила на этот путь приблизительно 30 лет назад и достигла заметных успехов только в эти дни. Удастся ли Турции преодолеть этот разрыв сегодня? – Вряд ли. Бег времени в 21-м веке многократно ускорился и никто никого ждать не будет.

То же касается, в принципе, и авиационной промышленности. Турция производит отдельные компоненты, однако, отсутствует полный цикл. И сейчас декларирует намерение по производству собственных самолетов. В первую очередь, речь идет пока об учебно-тренировочном самолете и о малой авиации. Опять же на основе зарубежных аналогов.

Впрочем, смутные перспективы преодоления технологического отставания не мешают турецкому руководству вкладывать средства в локализацию производства в Турции. В частности, в рамках официально принятой на вооружение Программы производственной локализации.

Упомянутая программа, в частности, предусматривает создание единого государственного окна для частного бизнеса, занимающегося НИОКР, промышленными инвестициями и экспортом промышленной продукции. При оценке инициатив частного сектора будет анализироваться баланс спрос – предложение на ту или иную продукцию или услугу. Разумеется, будет поддерживаться все, что ликвидирует наблюдающийся между ними разрыв. Кроме того, приоритет, как отметил министр казначейства и финансов Берат Албайрак, будет отдаваться в пользу высокотехнологичной и среднетехнологичной продукции. К настоящему времени, по заявлению министра, достигнуто понимание о необходимости подготовки списка продукции, которой будет оказана первоочередная поддержка. Как ожидается, этот список будет включать 300 наименований и он будет опубликован уже в мае месяце этого года.

42.28MB | MySQL:87 | 0,749sec