О международной реакции на смену власти в Судане

Процесс смены политических элит Судана после переворота займет достаточно длительное время, но уже можно говорить о том, что на смену президенту Омару аль-Баширу пришли как минимум лояльные западным странам люди. Такое мнение высказал в понедельник 15 апреля ТАСС эксперт Института Востоковедения РАН Борис Долгов.
«Внешние силы, прежде всего страны Запада, уделяют большое внимание ситуации в Судане и процессу смены политической элиты, — сказал он. — Судан — это страна с богатыми природными ресурсами, и страны Запада заинтересованы в том, чтобы иметь доступ к этим ресурсам. Это совершенно очевидно. Также очевидно, что США и их союзники поддержали смену власти, потому что, как они считают, это в их интересах». Как напомнил эксперт, О.аль-Башир был оппонентом Запада и являлся персоной нон грата во многих странах. «Поэтому эта смена, конечно, если и не полностью в интересах Запада, то воздействие Запада, безусловно, проявляется, — продолжил он. — Но есть и другие внешние силы: Китай, который достаточно умело продвигал свои интересы в Судане, и в какой-то степени Россия. Но пока мы видим то, что новое руководство, по крайней мере, лояльно Западу».
По мнению Б.Долгова, какие именно силы окажутся победителями в предстоящей политической борьбе, во многом будет зависеть от внешних игроков. Эксперт добавил, что обновление властных элит будет идти постепенно, а во время переходного периода во главе государства останется один из сподвижников О.аль-Башира. «Переходный период должен выдвинуть новых лидеров и какие-то новые силы, — пояснил он. — Но то, что пока мы видим, — это не полная смена власти и смена политической элиты. Пока это обновление, омоложение руководства. То, каким путем будет продвигаться эта смена руководящей элиты, во многом будет зависеть от внешних сил».
В этой ситуации России, вероятно, придется приложить силы, чтобы сохранить действующие контракты и договоренности с Хартумом, особенно в свете роста лояльности новых суданских властей Западу. «Отношения между Россией и Западом, прежде всего между Россией и США, достаточно напряженные. Действительно, здесь можно предполагать и выдавливание российского бизнеса из Судана впоследствии, хотя пока этого еще нет, — отметил эксперт. — И то, что мы наблюдаем вообще — и в Венесуэле, и сирийский кризис, и вот сейчас события в Судане, — это, безусловно, часть геополитики Запада».
Напомним, что
в четверг 11 апреля суданские СМИ сообщили о военном перевороте и отстранении от должности президента Омара аль-Башира, который сам пришел к власти в 1989 году в результате путча.
Массовые акции протеста, вызванные недовольством в результате значительного повышения цен, проходят в Судане с декабря 2018 года. Они не прекратились и после того, как в феврале О.аль-Башир распустил центральное правительство и объявил чрезвычайное положение. В связи с этой оценкой ситуации видимо есть прямой смысл понять, действительно ли пришедшие в Хартуме силы так уж лояльны Западу. А вернее, рассматривает ли коллективный Запад их в качестве таковых. Вот по этому вопросу существуют самые серьезные сомнения. В этой связи приведем первые отклики из самых разных стран в отношении происходящего в Судане. Соединенные Штаты намерены исключить Судан из списка спонсоров терроризма, в который Госдепартамент США включил его в 1993 году, если власть в этой стране будет передана мирным путем. Об этом во вторник 16 апреля сообщает агентство Рейтер со ссылкой на представителя Белого дома высокого ранга.
«Мы рассмотрим возможность исключения Судана из списка государств — спонсоров терроризма, если в стране произойдут значительные изменения, а политическая власть будет передана мирным путем», — приводит агентство его слова. Администрация Трампа приостановила переговоры с властями Судана после того, как в стране произошел военный переворот 11 апреля. В 1997 году за нарушения прав человека в стране и создание террористической угрозы США объявили в отношении Судана торговое эмбарго и заморозили активы суданского правительства, находившиеся на американской территории. Данные санкции были отменены американскими властями в 2017 году в связи с тем, что правительство Судана продолжало добиваться прогресса в таких областях, как противодействие террористам и соблюдение прав человека. То есть, оценка ситуации сейчас в Вашингтоне предельно осторожная, а в этом заявлении совершенно очевидно прослеживается намек на скорое введение санкций или, как минимум, замораживание процесса снятия старых. Еще более резкая позиция у Брюсселя. Евросоюз не признает легитимность военных властей Судана, пока там не будет сформировано переходное правительство под контролем гражданских сил. Об этом заявила во вторник 16 апреля верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини, выступая на слушаниях в Европарламенте по внешнеполитической проблематике.
«Евросоюз не признает передачу власти в Судане, если она не будет происходить под контролем гражданских сил», — заявила она. Могерини подчеркнула, что Военный совет Судана «не смог ответить на ожидания граждан страны», поэтому необходима «в кратчайшие сроки передача власти гражданскому правительству с реальными полномочиями для принятия решений». По ее словам это «откроет возможность для мирного урегулирования конфликта в Судане». «В настоящее время главный приоритет — не допустить насилия, поэтому ЕС призывает все илы к сдержанности», — заключила Могерини.
Она также подчеркнула что военные власти сделали шаги в верном направлении, отменив комендантский час и освободив часть политических заключенных. Однако «ЕС не признает легитимность военных властей Судана до тех пор, пока там не будет создано переходное гражданское правительство», — заявила она. Африканский союз (АС) пригрозил в понедельник приостановить членство Судана в этой панафриканской организации, если устроившая на минувшей неделе переворот армия в течение 15 дней не уйдет от власти и не передаст ее гражданским правителям. Об этом сообщает агентство Франс Пресс.
Это позиция полностью разделяется Афросоюзом. Совет АС по вопросам мира и безопасности потребовал от суданской армии «передать власть гражданскому политическому руководству в течение максимум 15 дней». В противном случае «участие Судана в деятельности АС будет приостановлено вплоть до восстановления конституционного порядка». В специальном заявлении этой организации указано. Что она «решительно осуждает и полностью отвергает захват власти суданской армией, а также ее намерение ввести двухлетний переходный период». «Переходный период, осуществляемый военными, будет полностью противоречить чаяниям суданского народа», — отметил Совет АС по вопросам мира и безопасности.
«Свержение демократически избранного президента не соответствует положениям суданской конституции 2005 года. Захват власти армией является государственным переворотом», — подчеркнул Афросоюз.
АС призвал будущих гражданских правителей Судана «обеспечить инклюзивный, совещательный процесс, включающий все политические стороны и участников страны, ради нахождения соглашения об условиях переходного периода под руководством гражданских властей». Таким образом, три основных игрока на континенте (может не в силу размеров своей экономической экспансии, но точно с точки зрения возможности путем введения санкций испортить жизнь любому африканскому правительству) высказалась против Военного совета Судана. Это несколько не вяжется с словами Б.Долгова. Теперь по сути, почему на Западе так дружно выразили свое неудовольствие. Прежде всего, отметим, что не из-за большой любви к О.аль-Баширу, которого на всякий случай новые власти поместили 17 апреля в тюрьму. Суть претензий коллективного Запада (у США – в меньшей степени, у ЕС – жестко) в том, что переворот привел к власти совершенно не тех людей, которые рассматривались в европейских столицах и Вашингтоне в случае наступления плана «Б». В этом случае О.аль-Башир должен был уйти в отставку, на его место на переходный период должен был прийти уже бывший начальник Службы безопасности разведки (NISS) С.Гош. Именно он был выбран американцами на эту переходную должность в начале этого года. При этом, согласно январскому отчету одного из посольств стран Персидского залива в Хартуме, «ЦРУ США, которое осторожно относится к американским отношениям с Хартумом, не стремится к смене режима в Судане. Суданское правительство сотрудничает с американским разведывательным агентством и оказывает ему ценную помощь в получении разведданных по «Аш-Шабаб» в Сомали, по Ливии и по «Братьям-мусульманам» в целом». Однако все это, согласно докладу, «не гарантирует президенту Омару аль-Баширу безоговорочной поддержки со стороны американцев. В случае выхода ситуации с протестами из-под контроля и возникновения реальной угрозы по смене режима, ЦРУ работало бы над ускорением его ухода и его замены главой Национальной службы разведки и безопасности в лице генерала Салаха Гоша. Его кандидатура в качестве преемника в частности поддерживается главой Управления общей разведки (УОР АРЕ) Аббасом Камелем и главой военной разведки АРЕ генералом Мухамедом Аль-Шадатом». Отметим, что выбор американцев логичен. Когда С.Гош был принят с большой помпой в Вашингтоне в сентябре 2018 года, он, как сообщается, пообещал, что «Судан будет тесно сотрудничать с ЦРУ как через NISS, так и через офис президента». Отсюда стремление сохранить нынешний уровень коммуникаций с суданскими службами при всех вариантах развития событий. Но вот кто такие новые люди в новом Военном совете, в Вашингтоне не знают, отсюда пока и настороженность. Особенно на фоне того, что глава Национальной службы разведки и безопасности Судана Салах Гош 13 апреля подал в отставку. Об этом сообщил Военный совет страны, сформированный в связи с отстранением от власти президента и роспуском парламента.
«Глава переходного Военного совета Абдель Фаттах аль-Бурхан принял отставку <…> руководителя Национальной службы разведки и безопасности», — цитирует заявление Военного совета телеканал «Аль-Арабия». И в тот же день новые власти Судан очень оперативно убрали с поста посла Судана в Вашингтоне бывшего заместителя, а затем руководителя NISS Мухмамеда Атту, который выполнял функции связного между ЦРУ США и С.Гошем. То же самое справедливо и по отношению к Европе. Любили ли О.аль-Башира в европейских столицах или нет, но вот транши от ЕС в рамках борьбы с незаконной миграцией (ее, кстати, осуществляли на судано-ливийской границе как раз люди из Сил быстрой поддержки (RSF) под командованием архитектора нынешнего переворота Химидти) в Хартум неоднократно и вполне официально переводили. Но с Химидти как раз Брюссель дел не имел (все-таки бывший «джанджавид» и много чем негативным прославился в том же Дарфуре), но вот О.аль-Башир и его руководители силового блока, как партнеры в рамках сдерживания каналов незаконной миграции, были для Брюсселя вполне приемлемыми фигурами. Все это говорит только о том, что переворот в Судане был для Запада полной неожиданностью. Он был совершен на опережение ровно для того, чтобы не позволить достигнуть какого-то компромисса О.аль-Башира с оппозицией. Почему — тоже понятно. Переворот совершили люди из армии и RSF, которые по заявлению самого О.аль-Башира, являются «главной частью теневой и криминальной экономики Судана», которая тормозит реформы.
Теперь о тех, кто этот переворот поддержал и об их интересах. Россия поддерживает связи с новыми властями Судана и признаёт их. Об этом заявил во вторник 16 апреля журналистам спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, заместитель министра иностранных дел Михаил Богданов.
«Да, конечно», — сказал он, отвечая на вопрос, признаёт ли Москва новые суданские власти и поддерживает ли с ними связи. Рискнем предположить, что такая позиция формулировалась буквально на днях. Поскольку после самого переворота отзывы российских дипломатов были несколько иными и более нейтральными. Россия воздерживается от поддержки какой-либо стороны в Судане, где военные отстранили от власти президента Омара аль-Башира, но в любом случае будет другом этой страны. Об этом заявил в четверг 11 апреля на пресс-конференции первый заместитель постпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский.
«Россия всегда была другом Судана и останется другом Судана, могу вас в этом заверить», — сказал он.
В то же время дипломат отметил, что в данной ситуации «необходимо соблюдать осторожность и проанализировать, что происходит». «Многие вещи пока неясны. На данный момент мы воздерживаемся от поддержки одной из сторон», — добавил Полянский. За три дня сомнения были в общем-то преодолены, в том числе, предположим, и в рамках соответствующих сигналов от российского бизнеса из самого Судана по итогам консультаций с новыми властями, а также в связи с общей негативной реакцией на эти события со стороны Запада. В этой связи опять же все логично: с новыми властями еще можно надеется на преемственность курса О.аль-Башира на сотрудничество с российским бизнесом в области золотодобычи и разработки урановых месторождений, а также обеспечении присутствия российского интереса в этих областях в соседней ЦАР. Этим как раз практически занимался все тот же С.Гош. Но вот с «гражданскими» в лице С.аль-Махди и целого конгломерата структурированной и не очень оппозиции такие надежды сильно подтаивают. Эти деятели точно будут пытаться придерживаться прозападного курса. Каковы же интересы Москвы в Судане на сегодня? Старт этой экспансии российского капитала на суданский рынок был дан в 2017 году. Тогда были подписаны соглашение между правительствами России и Судана о сотрудничестве по мирному атому, а также концессионные соглашения на золотодобычу между компанией «М Инвест» и Министерством минеральных ресурсов Судана. Тогда же министры сельского хозяйства обеих стран подписали меморандум о взаимопонимании между ведомствами о сотрудничестве в соответствующей области. Между Министерством энергетики РФ и Министерством нефти и газа Судана был подписан меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в нефтегазовой сфере. Между «Росгеологией» и Министерством нефти и газа Судана также подписан меморандум о взаимопонимании.
Соглашение о выделении лицензионных блоков для проведения геологоразведки подписаны между компанией Kush for exploration & production CO.Ltd и Министерством минеральных ресурсов Судана. Это же ведомство подписало концессионные соглашения на золотодобычу с российской компанией «М Инвест». Но основной вал российской экспансии пришелся на прошлый год, когда российский бизнес и ЧВК «Вагнер» при поддержке Хартума сумели серьезно закрепиться в ЦАР. В этой связи надо отметить, что сектор минеральных ресурсов Судана превратился в последний год чем-то вроде точки доступа для иностранных инвесторов на африканский континент. В этом контексте прежде всего надо выделить Пекин, Москву и Доху, а вот первоначальный энтузиазм Запада в отношении Хартума после отмены американских санкций в октябре 2017 года на этом фоне резко понизился. В этом году российские и китайские геологические исследовательские бюро были более заметны на правительственном суданском Международном горном бизнес-форуме и выставке (SIMFE) в Хартуме, чем их западные коллеги. Антон Паненко, управляющий директор российской фирмы «Росгео» и бывший сотрудник «Норильского никеля», на протяжении всего мероприятия не отходил от суданских чиновников, где представил текущую карту горнодобывающих ресурсов страны. «Росгео» активно ищет сейчас возможности по реализации нескольких проектов в Судане. Это в том числе и нефтегазовые проекты, которые должны помочь другим российским фирмам получить долю в высокопотенциальных секторах суданской экономики.
До сих пор главным образом присутствовавший в секторе безопасности Судана и нефтегазовом секторе Пекин также недавно усилил свои ставки в рамках борьбы за суданский рынок. В рамках работы SIMFE Геологический институт богатой золотом провинции Шаньдун заявил, что он подписал соглашение о сотрудничестве в 2018 году с Управлением геологических исследований Судана, которое в то время находилось под руководством Мухаммеда Абу Фатимы. Он затем стал министром минеральных ресурсов и в результате переворота теперь арестован. Согласно условиям контракта, китайские исследователи были уполномочены исследовать золотой потенциал суданского блока RS13. Теперь эти перспективы под вопросом. Третий мощный инвестор – это Катар. Наряду с этим российско-китайским стремлением к суданским минеральным богатствам дипломатические разногласия между Катаром и его соседями по Заливу в лице КСА и ОАЭ перекинулись на Судан, где Доха сумела их опередить. Хотя основная часть деятельности Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии в горнодобывающем секторе Судана осуществляется через сервисные компании, государственная горнодобывающая компания Катара ускорила разведку своего проекта «Джебель-Охир». После изменения состава своей местной дочерней компании QMSD Mining, фирма планирует проанализировать экономический потенциал участка, который, по оценкам, содержит 1,09 млн тонн меди, к концу года. Затем она начнет готовить технико-экономическое обоснование начал технической добычи уже в 2020 году. Вот это усиление катарского влияния в Судане объясняет в том числе, почему КСА и ОАЭ не стали оказывать срочную финансовую помощь О.аль-Баширу в самый разгар кризиса, и почему они поддержали переворот сейчас. Но об этом чуть ниже. А пока о позиции западного бизнеса в Судане накануне переворота. В отличие от России, Китая и стран Персидского залива, которые стремятся заполучить лучшие месторождения и усилить свое дипломатическое и экономическое влияние в стране, западные горнодобывающие компании, похоже, гораздо менее заинтересованы в Судане. В 2017 и 2018 годах посланники африканских золотых гигантов, таких как Randgold Resources (которые 1 января объединились с Barrick Gold Corp), Newcrest Mining и B2 Gold Corp, можно было увидеть в Судане только в рамках зондирующих миссий. В этом году, кроме канадской Orca Gold, которая держит блок 14, и австралийского концерна Perseus Mining, который все еще ищет разрешения, очень мало компаний с Запада посетили SIMFE. Продолжающиеся осложнения из-за гражданских беспорядков и задержки банковских операций в Судан и из Судана, несмотря на конец санкций США, усилили их опасения в отношении стабильности инвестклимата. И они, похоже, не ошиблись.
В этой связи вернемся к позиции в отношении переворота в Судане официального Эр-Рияда. КСА поддерживает временное правительство Судана и намерена предоставить гуманитарную помощь этой стране. Об этом в субботу 13 апреля сообщил телеканал «Аль-Арабия» со ссылкой на заявление властей королевства. Как в нем говорится, Эр-Рияд «поддерживает планы, объявленные временным Военным советом Судана». Отмечается, что саудовский монарх заявил о намерении оказать гуманитарную помощь, в том числе предоставить топливо, медикаменты и продукты питания.
15 апреля.
В этой связи отметим, что это пока только аванс в рамках ожидания дальнейших шагов новых властей. Про катарский нюанс мы уже говорили, но есть еще война аравийской коалиции в Йемене. В январе с.г. обсуждались планы о направлении в Йемен дополнительного контингента суданских военных. Тогда Хартум по договоренности с Абу-Даби и Эр-Риядом планировал разместить порядка шести тысяч «джанджавидов» (или как их теперь именуют RSF) в Адене. До сих пор там присутствовали исключительно регулярные суданские силы в составе четырех тысяч военнослужащих, которые в активных боевых действиях участия не принимали и никак себя на йеменских полях сражений не проявили. В феврале с.г. первичная договоренность об этом была достигнута на специальной встрече наследного принца ОАЭ Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна и суданского президента О.аль-Башира. Причем со стороны Абу-Даби эта просьба носила характер призыва о «немедленной помощи». Экспедиционный корпус суданцев в Йемене должен был возглавлять лидер RSF Мухаммед Хамдан Далго (Хемидти), который сейчас по сути военный переворот и совершил. Он несколько раз в сопровождении специального посланника президента Судана Яхи Османа Ахмеда аль-Хусейна летом прошлого года посещал Эр-Рияд и Абу-Даби для обсуждения условий дислокации «джанджавидов» и финансирования этой операции. Предполагалось, что основой экспедиционного корпуса станут бойцы из племени резейгат, из которого происходит и сам Химидти. Финансирование тренинга и экипировки бойцов в самом Дарфуре должны были осуществлять КСА и ОАЭ. Одним из главных компаньонов Химидти является вождь племени махами и основатель «джанджавидов» как явления Муса Хиляль. Эти два основных лидера «джанджавидов» еще и являются партнерами в бизнесе по добыче золота в Маунт Амер. И конечно оба они проходят по спискам военных преступников МУС и находятся под международными санкциями. Под контролем двух этих шейхов на сегодняшний день находится около 20 тыс. человек.
Вот так обстояло дело на прошлое лето, и, по нашим данным, в конечном счете эта операция не состоялась. Вернее, она не состоялась именно в тех объемах, который первоначально планировался. Бойцы RSF в составе контингента Вооруженных сил Судана присутствуют, но попадают они туда в рамках обычной ротации. Какого-то значительного увеличения их численности в Йемене на сегодня не зафиксировано, как отсутствуют внятные данные и об их активном участии в боевых действиях. О том, что эта сделка не состоялась, свидетельствует и факт того, Эр-Рияд отказался с прошлого года осуществлять финансовую помощь Хартуму в рамках поддержания курса национальной валюты фунта, что и привело, в том числе к нынешним массовым социальным волнениям в Судане. Последний такой транш  от ОАЭ также был обещан летом прошлого года, но до адресата так в полной мере и не дошел. Таким образом, констатируем, что Химидти для КСА человек не чужой и хорошо известный. Там примерно понимают, как на него воздействовать и влиять, а с учетом его антикатарской позиции его шансы на признание в Эр-Рияде и Абу-Даби становятся еще более реальными. И в данном случае для новых суданских властей начало регулярных финансовых и гуманитарных интервенций со стороны этих аравийских монархий в рамках стабилизации экономической ситуации и купирования тем самым социального возмущения вопрос в сто раз более приоритетный, чем вся негативная реакция коллективного Запада.

51.96MB | MySQL:104 | 1,900sec