Перспективы нового израильского правительства в оценках ФРГ

Во вторник президент Израиля Р.Ривлин сообщил, что планирует поручить формирование нового кабинета министров Б.Нетаньяху, в поддержку которого выступили 8 из 11 партий, избранных в Кнессет 21-го созыва. В случае успешного завершения коалиционных переговоров и устраивающего всех его политических соратников распределения портфелей лидер партии Ликуд претворит в жизнь свою мечту о 5-м правительстве, гарантируя тем самым преемственность курса во многих вопросах, включая внешнюю политику страны. Касается это напрямую и партнёров Израиля за рубежом, среди которых ФРГ, где, судя по всему, далеко не всем пришелся по душе нынешний сценарий развития событий.

В немецкой прессе перед выборами, состоявшимися 9 апреля, журналисты много говорили об альтернативных вариантах исхода гонки за пост главы правительства, пытаясь представить, будет ли выгодной для Берлина победа блока «Кахоль Лаван». С точки зрения издания Die Zeit, главным фактором, по которому необходимо судить о будущем израильского правительства, является вопрос о статусе поселений. И тут кандидатура Б.Нетаньяху с его предвыборным обещанием распространить израильский суверенитет на блоки или отдельные форпосты, явно не пришелся по душе. В таком случае, как отметил в беседе с Die Zeit экс-посол Израиля в Германии Ш.Штайн, для Германии это в сочетании с поддержкой подобных действий администрацией Д.Трампа может стать поводом к дальнейшему охлаждению отношений.

При главе правительстве Б.Ганце, с точки зрения эксперта, наоборот, могли бы появиться позитивные сдвиги, хотя полной уверенности в этом не было, т.к. партия предпочитала не публиковать свою позицию по всем принципиальным вопросам. Вместе с тем еще в начале года было опубликовано интервью, в котором Б.Ганц говорит, что не допустит отказа от таких поселений, как Ариэль, Офра, Элькан и Эцион. Затем в серии высказываний он призвал извлечь уроки из одностороннего размежевания с Газой, а также не пытаться контролировать других, что М.Аббас тут же поддержал. Такая позиция при беглом рассмотрении действительно более приемлема для Германии как члена ЕС. Впрочем, сложно судить, является ли это мнение самостоятельным или вытекает из необходимости продемонстрировать разницу подходов Б.Нетаньяху к острому и критикуемому многими подходу. Так, отвечая на обвинения в левом уклоне, уже в марте Б.Ганц стал настаивать на неизменности израильского суверенитета над Иерусалимом и Голанами.

С другой стороны, представитель СвДП А.Ламбсдорф существенных трансформаций на германо-израильском треке не прогнозировал, что объясняется схожими представлениями Б.Ганца и Б.Нетаньяху в том, что касается обеспечения израильской безопасности. При этом политик, возглавляющий  в Бундестаге группу межпарламентской дружбы, все же не исключил, что Берлин продолжил бы при любом исходе настаивать на шагах, необходимых для достижения мира на Ближнем Востоке.

Такой подход к теме израильских выборов и их итогов кажется оправданным, учитывая, что Германия представляет собой одного из наиболее влиятельных участников ЕС, а также имеет собственные интересы в регионе. Вместе с тем позиция, представленная в СМИ, во многом напоминает настроения, царившие там перед визитом федерального канцлера Германии А.Меркель в Иерусалим в октябре 2018 г. Тогда пресса пыталась старательно подтолкнуть главу германского правительства к давлению на ближневосточное государство в том, что касается поселений, но желаемого не добилась. Нечто схожее мы наблюдаем и теперь. В понедельник А.Меркель позвонила Б.Нетаньяху для того, чтобы поздравить его с успехом на выборах. При этом, как утверждают израильские СМИ, в беседе прозвучала тема ближневосточного урегулирования, которое должно быть основано на достижении принципа двух государств для двух народов.

Эти слова в большинстве случаев эксперты и журналисты вписывают в контекст приведенного выше высказывания о поселениях. Впрочем, как кажется, в большей степени они отвечают интересам ЕС. В рамках организации Берлин стремиться сохранять свои позиции, включая влияние на Ближнем Востоке, для чего нужна правильная риторика и, по возможности, какие либо практические меры. Пока А.Меркель упомянула в телефонном разговоре лишь готовность поддерживать тесные контакты с новым правительством, не пускаясь в детали относительно приоритетных направлений сотрудничества. Вместе с тем больший успех германской дипломатии на палестинском треке принесло бы участие в деле возвращения тел израильских военнослужащих, удерживаемых террористами в Газе по образцу посредничества в освобождении Г.Шалита, а не пространные замечания о мифическом палестинском государстве. Более того, нельзя не обратить внимание на то, что прямой критики поселенческой активности Израиля в разговоре, судя по опубликованным данным,  не прозвучало.

Второй вопрос, связанный с выборами, относится в большей степени к внутренней политике Израиля, где борьба Ликуда и «Кахоль Лаван» стала символом противостояния правых и левоцентристов, хотя последних к левому лагерю можно причислить с оговорками. Если смотреть на восприятие Берлином выборов с этого ракурса, то главным пунктом для расхождения интересов государств является восприятие понятия «правый». Обращает на это внимание немецкий Bild, подчеркивающий, что в ФРГ эта категория автоматически подразумевает отсылку к нацизму. В случае с Израилем такого подтекста, разумеется, нет и не может быть, более того, государство в символическом смысле и село на поезд национализма позже остальных и сошло с него на нужной станции. При этом в некотором смысле даже Берлин этого не отрицает. Тут показателен пример все того же октябрьского визита А.Меркель, когда она не критиковала не только поселения, но и закон о национальном характере Израиля, а он, в свою очередь, представляет собой не образец националистического законотворчества, а важный шаг для израильского конституционного процесса, а также ориентир для судебной системы, часто действующей в интересах палестинцев.

В таком случае угроза заключается не в том, что правительство во главе с Б.Нетаньяху строит режим, закрепляющий неравенство, а в том, что зачастую поддерживает правые политические силы в Европе, что может отразиться как на выборах в Европарламент, так и на ситуации внутри ФРГ, где угрозой является правая партия «Альтернатива для Германии», понимающая ценность еврейской и израильской проблематики в политической борьбе. Впрочем, Б.Нетаньяху как раз избегает того, чтобы солидаризироваться с политическими силами, противостоящими нынешнему правительству А.Меркель. И это, судя по всему, ценится. Равно как и чёткое следование необходимости бороться с терроризмом и радикализмом. Это важный опыт, которым Израиль может поделиться с Германией, импортировавшей антисемитизм и экстремизм вместе с беженцами с Востока. При этом, как показал недавний случай с обысками в организациях, спонсирующих ХАМАС, враги в этой борьбе у Берлина и Иерусалима общие.

Необходимо также учесть, возвращаясь к мнению А.Ламбсдорфа относительно приверженности обоих кандидатов задаче обеспечения безопасности, что по поводу иранской проблемы взгляды Б.Ганце и Б.Нетаньяху в целом схожи. В случае с сопредседателем «Кахоль Лаван» показательным стало его выступление в AIPAC, где он заявил, что не допустит усиления влияния Тегерана в регионе, при этом пообещав не бояться применять силу. При таком раскладе Берлин не получил бы союзника в деле сохранения СВПД, но отношения США и Израиля явно рисковали замедлиться, помимо этого личное общение двух лидеров вряд ли приобрело бы особый характер, аналогичный нынешнему. Б.Ганц в том же AIPAС сделал ставку не на американских евреев, а не президента, а это означает крайне критическое восприятие мер Д.Трампа и его команды. В таком случае успех в треугольнике Берлин-Иерусалим-Вашингтон  мог бы начать проявляться при смене американской администрации с республиканской на демократическую, хотя это не обязательно должно произойти в следующем избирательном цикле.

Наконец, еще один вопрос касается оценки продолжительности работы правительства Израиля во главе с Б.Нетаньяху, а также того, помешают ли обвинения против него развивать диалог с ФРГ. Так, упомянутая выше Zeit полагает, что последний фактор не окажет серьезного воздействия на динамику отношений, а израильского премьер-министра будут принимать в Берлине до тех пор, пока он остается на посту. При этом стоит, однако, учитывать, что в конце марта немецкая прокуратура начала расследование по делу о госзакупке подводных лодок, названному в Израиле «делом 3000». Баварский Straubinger Tagblatt, в свою очередь, не верит в продолжительность 5-й каденции Б.Нетаньяху в премьерском кресле, предсказывая новые выборы, необходимость которых будет продиктована именно обвинениями в адрес главы правительства.

В целом, можно говорить о том, что общий характер германо-израильских отношений в ближайшее время не измениться, что объясняется преемственностью внешнеполитического курса, вытекающей из переизбрания главы Ликуда. Вместе с тем частично акценты могут измениться. Федеральное правительство находится под давлением либеральной общественности и собственной позиции в ЕС. И то и другое требует от Берлина время от времени включаться в отстаивание прав палестинцев. Исходя из этого, может наблюдаться частичное ужесточение риторики в адрес Израиля на площадке Евросоюза или других международных организаций, включая ООН, особенно в том случае, если активные шаги на палестино-израильском треке предпримет Вашингтон. Вместе с тем серьезным препятствием в развитии отношений это явно не станет, как по причине важности двусторонних контактов в сфере экономики, культуры, так и в силу роли, которую Израиль играет, будучи важным региональным игроком, задействованным в чувствительных для ФРГ вопросах.

51.53MB | MySQL:109 | 0,379sec