О проведении экономических реформ в Турции. Часть 2

Турецкое руководство настойчиво ищет возможности к тому, чтобы вернуть страну на привычную для нее на протяжении последнего десятилетия траекторию роста. И, что самое главное, по тому, чтобы вернуть на место «кошельки» турецких граждан и вместе с ними и их поддержку на выборах.

Сразу после выборов президента и депутатов Великого национального собрания (Меджлиса) Турции в июне прошлого года была обнародована, так называемая, «Новая экономическая программа». В начале апреля месяца с.г. министр казначейства и финансов Берат Албайрак озвучил девять первоочередных шагов, направленных на обеспечение стране устойчивого роста, а гражданам – гарантированной занятости.

Впрочем, как мы можем видеть (см. Часть 1 статьи), первые два шага посвящены системе пенсионных накоплений и социальной защите граждан. Третий шаг посвящен повышению кредитной поддержки мер и проектов по локализации производства в Турции.

Продолжаем рассматривать инициативу турецкого руководства:

  1. Сельское хозяйство

На самом деле, все, что связано с сельским хозяйством, животноводством и продуктами питания, для любого турка, особенно, в последнее время, является вопросами особенно болезненными. Это связано с заметным ростом цен на базовые продукты, включая, прежде всего, мясо и овощи. Отдельно стоит отметить и тот дефицит, который замаячил перед страной – в последние недели наблюдались пусть небольшие, но все же неприятные сбои в системе снабжения сетевых магазинов по отдельным категориям товаров. В стране широко распространилось убеждение о том, что политика страны в сфере продовольствия является, мягко говоря, не слишком успешной: процветает импорт, а собственное производство демонстрирует спад. Так что, неудивительно, что для комплекса мер, посвященных сельскому хозяйству, министром казначейства и финансов Б.Албайраком был выбран эпитет: «национальное единство в сельском хозяйстве».

Главной задачей турецкого руководства в сфере сельского хозяйства и животноводства, как можно понять из сделанных Б.Албайраком заявлений, является борьба с инфляцией на продукты питания. При этом надо отдать турецкому руководству должное: как можно наблюдать на полках турецких магазинов, цены не двигаются исключительно вверх, по дороге с односторонним движением. После ценовых пиков, наблюдающихся несколько месяцев назад, произошло снижение и стабилизация цен. Впрочем, разумеется, не на прежнем уровне, докризисном уровне.

Иными словами, турецкое руководство оказалось в состоянии, мерами административного воздействия на рынок, сбить спекулятивный рост цен на продукты питания. Однако, нельзя мерами административного воздействия решить проблемы системного, структурного характера.

Тут, на самом деле, все достаточно просто: если Турция покупает энергоносители за валюту или в привязке к валюте, то и цены на электроэнергию и топливо будут содержать в себе валютную компоненту. И, ровно таким же образом, в той или иной пропорции, войдут в себестоимость всей продукции выпускаемой в стране. Поэтому цены на продукцию, выраженные в турецких лирах, без специальных протекционистских мер, будут неизбежно привязаны к мировому уровню цен на нефть и газ и к курсу турецкой лиры по отношению к доллару и к евро.

Министр казначейства и финансов Б.Албайрак пообещал обнародовать стратегию по борьбе с инфляцией в продовольственной сфере уже в мае месяце этого года. Ответственными за это Б.Албайрак назвал Министерство сельского хозяйства, а также Комитет по продовольствию. Основное направление мысли турецкого руководства понятно: обеспечение более прямого канала поставки продуктов питания на полки магазинов с тем, чтобы избежать, возникающих из-за многочисленных промежуточных звеньев в логистической цепочке, значительных, в разы по сравнению с исходной стоимостью, накруток.

Процитируем министра Б.Албайрака: «Мы создадим более справедливую цепочку (производства и поставки продуктов питания — И.С.)  от зерна до стола». Как можно понять министра, для этого планируется укреплять на месте кооперативы и связывать их напрямую с административным центром – специальным контролирующим и регулирующим органом. Особенно актуальными, по словам министра, являются меры по борьбе со скачками цен на продукты питания, связанные с сезонным фактором. Важнейшем элементом, как указал министр Б.Албайрак, должны стать специально созданная структура – компания Sera (в буквальном переводе «теплица» — И.С.), которая будет учреждена совместно с Сельскохозяйственным кредитным кооперативом.

Перед компанией Sera, на первом этапе, будет поставлена задача по тому, чтобы построить тепличных хозяйств общей площадью около 2 тыс. га, в течение текущего 2019 года. В среднесрочной перспективе, площади компании должны увеличиться до 5 тыс. га. В долгосрочной перспективе, как указал министр, эти площади должны будут обеспечивать производство до 25% тепличных овощей и фруктов в стране.

Отдельное направление – это производство мелкого рогатого скота, в котором Турция, по словам Б.Албайрака, отстает от своего истинного потенциала. Планируется в течение 4 лет, благодаря оказываемым мерам поддержки, увеличить поголовье страны с 47 млн голов до 100 млн. При этом, как пообещал министр, вырастет доля кооперативов в общем производстве.

  1. Туризм

Туристическая отрасль Турции попала в ловушку «все включено». Это признают все, без исключения, игроки туристической отрасли страны, включая Министерство культуры и туризма Турции и нового министра туризма Мехмета Эрсоя. Немаловажным является отметить, что он и его семья являются одними из крупнейших отельеров, туроператоров и владельцами собственной авиакомпании. Что делает нового министра профессионалом в своей отрасли, скорее чем бюрократом. Впрочем, если посмотреть на нынешний турецкий Кабинет министров, то он, в подавляющей степени, состоит из крупных предпринимателей. Это – возможно, одно из самых «предпринимательских» правительств за всю историю Турецкой Республики.

С одной стороны, трудно отрицать, что страна в работе по модели «все включено», которую сама же и создала, преуспела, став подлинным мировым лидером. Около 40 млн туристов в год и, приблизительно, 40 млрд долларов дохода ежегодно говорят сами за себя. Если в 1950-х годах турецкая береговая линия Средиземного моря представляла из себя «пустошь», то сегодня плотность застройки гостиницами сдерживается лишь границами национальных парков. Да и те, при известной настойчивости и бюрократических связях, могут быть «плавающими». Нередко случаются даже «пожары» из-за которых вчерашний национальный парк, естественным образом, утрачивает свой статус и на это месте стремительно возникает очередная, крупная как правило, гостиница.

Главная проблема с системой «все включено» заключается в том, что она, будучи внедрена в отдельно взятой гостинице, напоминает, такое сравнение, похоже, уместно, своего рода социальную сеть. В том смысле, что ни Facebook, ни Twitter, ни ВКонтакте, единожды заполучив — не любят отпускать пользователя за внешний периметр. Они хотят, чтобы пользователь проводил время, по максимуму, внутри, прилагая к этому титанические усилия. Но то, что для отдельно взятой социальной сети – хорошо, для всех остальных игроков индустрии и для всего Интернета в целом – плохо.

Так и с системой «все включено»: система не отпускает гостей за внешний периметр гостиницы, препятствуя их нормальному «обращению» по стране. Магазины и рестораны есть внутри. Экскурсии организуются стремительными набегами за ворота. А, соответственно, развитию смежных к туризму отраслей это все не способствует. Более того, в имиджевом плане система «все включено» позиционирует страну, как место настолько бюджетного отдыха, что можно туда «все включить». Турция и «все включено» — неразрывно связаны между собой в зарубежном образе страны (имиджу и имиджевому продвижению Турции за рубеж, в том числе, в Россию, с сильными и слабыми сторонами, посвящена статья автора, доступная по ссылке: https://turkey-is.ru/blog/article/imidzh_turcii_v_rossii).

Над тем, как перепрофилировать турецкую туристическую ндустрию турки бьются уже не один год, однако, рецепта пока не найдено. Возникающие, время от времени, заявления турецких официальных лиц, включая действующего министра культуры и туризма Мехмета Эрсоя о том, что Турция отменит систему «все включено» и перейдет на нормальные европейские «пансионы» и «полупансионы», пока следует расценивать как заявления. Остановка конвейера «все включено» чревата непредсказуемыми для туристической индустрии Турции последствиями.

Поясним: система «все включено» не только успешно работает, но и начала себя самовоспроизводить. То есть, основные деньги, все равно, тратятся в настоящее время на то, что работает здесь и сейчас. Продвигать страну в тех вопросах, которые завтра, может быть, принесут прибыль и окажутся для страны, в целом, лучше – это не для частного бизнеса, который зарабатывает деньги, а не занимается стратегическим планированием. Но государство, без поддержки частного сектора, перевести Турцию на другие рельсы, понятное дело, оказывается не в состоянии. А частный сектор, пусть и жалуется на «дешевых российских туристов», которые не хотят тратить деньги в стране, но, все же, вкладывается именно то, что рассчитано именно на таких туристов.

В своем заявлении касательно Новой экономической программы министр казначейства и финансов Берат Албайрак заявил о том, что планируется довести число иностранных посетителей Турции, уже в обозримой перспективе, до 70 млн человек, которые должны приносить ежегодно стране около 70 млрд долларов. Заметим, что это – довольно амбициозное заявление: до сих пор речь шла о том, что страна планирует вырасти, в плане посетителей, до 50 млн человек, что, все же, более реалистично.

Тем не менее, министр Б.Албайрак озвучил новую «линию горизонта» и, с прицелом на неё, объявил о том, что в сентябре месяце этого года будет обнародована Дорожная карта в сфере туризма. Дорожную карту подготовит и опубликует Министерство культуры и туризма страны. Как можно понять из заявлений турецкого министра, планируется расширять географию рынков сбыта турецких туристических услуг, а также диверсифицировать их наполнение. В этом смысле, должны быть усилены позиции Турции в сфере событийного туризма, религиозного, а также медицинского туризма. Отметим, что цель — благая, но рост приблизительно в два раза пока не подкрепляется реальными возможностями отрасли.

  1. Судебная система

На протяжении многих месяцев, если не лет в Турции говорится о создании «вызывающей доверие и доступной судебной системе» в стране. В особенности громко, об этом начали говорить после попытки военного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, когда, без преувеличения, десятки тысяч судебных дел тяжким грузом буквально обрушились на турецкую Фемиду. На протяжении нескольких месяцев после этого судьи, прокуроры и адвокаты работали в стране без выходных – банально не хватало «рабочих рук», чтобы разобраться со всеми многочисленными фигурантами переворота и обвиняемыми в причастности к нему и к членству в так называемой террористической организации Фетхуллаха Гюлена (ФЕТО).

И вот опять из уст министра казначейства и финансов Берата Албайрака (заметим, не от министра юстиции — И.С.) звучат слова про то, что в стране необходимо проведение судебной реформы, как о непременном условии, сопровождающем экономический рост страны. Иными словами, экономика и право идут рука об руку. Отдельным образом, министр Б. Албайрак упомянул в этом контексте вопросы, связанные с инвестициями в страну – то есть, по мнению турецкого руководства, необходимо создавать у инвесторов доверие к судебной системе в Турции, равно как и уверенность в её стабильности. Как отметил турецкий министр: «Мы подтверждаем нашу волю к тому, чтобы делать судопроизводство более легким, более поощряющим (инвестиции) и вызывающим большее доверие».

Тут необходимо прокомментировать следующим образом: проблемы у Турции начались не из-за того, что европейские инвесторы чувствуют себя беззащитными перед лицом турецкого закона или же не потому, что им приходится отбиваться от попыток рейдерского захвата своего бизнеса. Случаев того, чтобы крупный зарубежный инвестор был бы отправлен на скамью подсудимых или даже просто обвинен припомнить не удается.

Скорее, претензии к судебной системе в Турции возникают в структурах ЕС и в различных западных правозащитных организациях и по делам, как правило, напрямую не связанным с бизнесом. Эти претензии конвертируются в различные документы, отчеты, заключения, подписываемые авторитетными структурами. В конце концов, они находят свои отражения в различных прогнозах развития страны и входят в качестве одной из переменной в формулу расчета различных рейтингов доверия, включая кредитные рейтинги и рейтинги инвестиционной привлекательности. И вот здесь-то с ними и сталкиваются глазами инвесторы, в ходе принятия своих инвестиционных решений. Видя в отношении Турции негатив, соответствующим образом выносится и окончательное решение по тому вопросу, вкладывать или не вкладывать деньги в Турцию. Как пообещал, министр казначейства и финансов Б.Албайрак, реформа (скорее было бы корректней сказать, что очередной этап реформ будет реализован в стране до конца текущего года — И.С.).

  1. Логистический центр

Идея создания в стране полноценного логистического центра регионального масштаба – в турецкой политике одна из самых старых. Ярким примером тому является энергетическая политика Турции по замыканию на себя, по максимуму, потока поставки энергоносителей с Востока на Запад и с Севера на Юг. Можно понимать это именно в контексте логистики.

То же касается и вопросов, связанных с грузоперевозками с пассажироперевозками.

В частности, при Партии справедливости и развития была многократно расширена сеть аэропортов страны. К примеру, построен новый большой терминал в столице страны Анкаре и только что введен в эксплуатацию третий (уже правильно называть его второй — И.С.) аэропорт в городе Стамбул. Турецкое руководство утверждает, что он – крупнейший и самый технологичный в мире. Не будем использовать превосходных степеней при «живом Китае», а просто отметить, что новый аэропорт в г. Стамбул – один из самых крупных в мире.

Как изначально планировалось, в стране пока не «пошло» строительство скоростных линий железных дорог. Просто эта ноша оказалась финансово неподъемной для частного сектора и для государства, а, кроме того, пассажироперевозки в Турции железными дорогами сталкиваются с мощными конкурентами в виде развитых авиасообщения и междугородного автобусного сообщения. Зато турецкое руководство продолжает активно продвигать тему строительства Канала «Стамбул», стремясь к тому, чтобы превратить его то ли во второй Суэц, то ли во вторую Панаму. Вот именно на судоходном трафике, похоже, оно и планирует сосредоточиться.

В своем выступлении Б.Албайрак отметил намерение управлять всей логистикой в стране из единого центра, который замкнет на себя все виды перевозок. Как ожидается, более подробная информация по этим планам турецкого руководства будет озвучена в сентябре месяце этого года.

42.38MB | MySQL:87 | 0,759sec