О проведении экономических реформ в Турции. Часть 3

Турецкое руководство настойчиво пытается нащупать пути дальнейшего экономического развития страны, когда она оказалась в явной разбалансировке и, нельзя сказать, что самым эффективным образом использовала те окна возможностей, которые у страны были в прошлом десятилетии. Впрочем, для последнего был целый набор факторов, как субъективных, так и объективных.

В числе последних, то есть объективных причин, стоит отметить, что действующему руководству страны, сразу после прихода во власть в 2002 году, наряду с выполнением своих «должностных обязанностей», пришлось отчаянно бороться не только за свое выживание во власти, но и буквально за себя лично. Достаточно вспомнить тот жесткий прессинг, который оказывался на нынешнего президента (тогда премьер-министра) Турции Р.Т. Эрдогана и его Партию справедливости и развития со стороны военного и судейского корпуса. В наши дни об этом все благополучно забыли, видя лишь то, как жестко турецкое руководство разбирается со своими внутриполитическими противниками сейчас.

Руководство страны, на самом деле, всерьез рассматривало угрозу попытки военного переворота и предпринимало все возможное, чтобы эту угрозу ликвидировать. И, кстати, как показал 2016 год, эти опасения были не столь уж и беспочвенными. Другой вопрос, что угроза пришла не с той стороны, откуда ждали, и события тех июльских дней разворачивались по уж очень замысловатой траектории.

Что же до субъективных причин, то есть, невынужденных ошибок турецкого руководства, главной из них, как теперь очевидно, стали отказ от нейтралитета и активное позиционирование себя в отношении событий арабской весны и, в особенности, по Сирии. Последняя отняла у Турции слишком много сил и создала проблему многомиллионной армии беженцев.

Плюс к тому, Турция разрушила свой имидж нейтрального регионального перекрестка, установив на нем, если так можно выразиться, «кирпич с односторонним проездом». Таким образом, она утратила свою притягательность для значительного количества зарубежных инвесторов, которые рассматривали ранее страну в качестве удобной и надежной точки для своего входа в регион. И, надо сказать, что делали они это вполне справедливо. На смену Турции, как «спокойной гавани», пришла «штормовая» Турция.

Но если с геополитических высот спуститься на турецкую землю, то просто скажем, что в стране до 31 мая этого года введена нулевая таможенная пошлина на картошку и лук, ввозимые из-за рубежа, с целью прервать рост цен, которые в магазинах меняются с биржевой скоростью. При этом потребители, идущие в магазин за пресловутыми «помидорами», чувствуют себя чуть ли не биржевыми брокерами. Под словом «меняются» мы подразумеваем не только скачки вверх, но и резкие падения вниз. Впору ставить электронные табло в магазинах с котировками. Одного факта с картошкой и луком достаточно, чтобы понять многое про ситуацию в турецкой экономике.

Тем не менее, турецкое руководство полагает, что с помощью точечной настройки можно вернуть страну на траекторию роста. Как мы видим, озвученные со стороны министра казначейства и финансов Берата Албайрака меры охватывают достаточно широкий спектр областей. Из тех, что мы уже перечислили в предыдущих публикациях – это: пенсионная реформа, реформа системы социальной защиты, кредитование локализации производства, реформа в сельском хозяйстве, поддержка туристической индустрии, судебная реформа, а также продолжение политики на превращение Турции в логистический центр.

Таким образом, в перечне девяти шагов, предложенных Б. Албайраком, остается упомянуть ещё два шага:

  1. Экспорт страны

Мы, на ежемесячной основе, на страницах сайта Института Ближнего Востока сообщаем про итоги деятельности турецких экспортеров. И, в принципе, можно сказать, что как раз они, в том числе, в лице главного экспортного объединения страны – Меджлиса турецких экспортёров (TIM), с завидным постоянством демонстрируют положительную динамику, достаточно эффективно используя на внешних рынках свои конкурентные преимущества. Свидетельством тому служат постоянные рекорды в объеме турецких поставок за рубеж, которые в последние месяцы не прерываются.

Турцией запущен целый ряд глобальных, региональных и отраслевых программ по продвижению не только информации о своей продукции за рубеж, но и своего образа. Тем рынком, на который они нацелились в наши дни, в первую очередь, является Китай (но, справедливости ради, надо отметить, что опять вмешивается внешняя политика и, в данном случае, уйгурский вопрос; Китай не пригласил Турцию на свою очередную конференцию по своему глобальному проекту «Пояс и путь»).

Турки отлично отдают себе отчет в том, что люди – как на корпоративном, так и на частном уровне – покупают не только саму продукцию, но вместе с ней и впечатления от продукции и от страны, которая её произвела. Что далеко не одно и то же. На протяжении нескольких лет главной, флагманской маркетинговой программой Турции была проводимая под лозунгом Turkey: Discover the Potential, то есть, «Турция: открой (для себя её) потенциал» (пояснения по этой программе и рекламный ролик и русскими субтитрами доступны по ссылке: https://turkey-is.ru/blog/article/imidzh_turtsii).

Итак, министр казначейства и финансов Б. Абайрак объявил о том, что в августе месяце Министерство торговли обнародует Дорожную карту по экспорту, которая определит потенциал страны в кратко-, средне- и долгосрочной перспективах и наметить практические шаги по его «монетизации». Как подчеркнул Б. Албайрак в своем выступлении, Турции для устойчивого экспортного роста необходима долгосрочная стратегия. В фокусе внимания турецкого руководства (заметим, это — константа) находится продукция с высокой добавленной стоимостью. Для её роста предлагается провести анализ и скорректировать вектор государственной поддержки национального экспортёра. При этом, фокус планируется делать на целевых товарах и на целевых рынках. А главной же целью является повышение единичной стоимости турецкой продукции поставляемой на экспорт.

Тут, впрочем, стоит ещё добавить, что, вплоть до настоящего момента, существует и её никто не отменял Экспортная стратегия, подготовленная в начале второго десятилетия 20 века со стороны Меджлиса турецких экспортёров (TIM), главным лозунгом которой была «Турция – 500».

То есть, речь тогда шла о наращивании ежегодного экспорта Турции к 2023 году до 500 млрд долларов. Для сравнения: экспорт по итогам 2018 года составил 168,1 млрд долларов (ссылка на показатели турецкого экспорта в 2018 году: http://www.iimes.ru/?p=52110), что явно не дотягивает до заявленной задачи.

Впрочем, тот документ, разработанный TIM, отличала достаточно глубокая проработка вопроса, как в плане перспективных рынков сбыта, так и с точки зрения перспективных товаров и услуг. Однако, как мы видим, Турция и близко не приблизилась к заявленным целям и, вряд ли, есть то, что называется «серебряной пулей» — такой шаг или ограниченный набор шагов, который позволяет достичь напрямую поставленной амбициозной цели. Скорее всего, турецкому руководству, при трезвом подходе, придется отказаться от постановки «громоздких» целей и от идей о прорывах, и вернуться к системной работе.

  1. Вопросы занятости и образования

Ещё одна тема, про которую в Турции говорят постоянно, — это вопросы, связанные с профессиональным и с высшим образованием в их привязке к занятости. Причем, следует отметить, что и вопросы получения высшего образования и вопрос последующего трудоустройства в стране стоят совсем непросто. На протяжении ряда лет ведется речь о том, что необходимо создавать такую тесную смычку между частным бизнесом и образовательными учреждениями, которая бы позволила готовить нужных специалистов, нужного профиля, нужного уровня образования и, при этом, в необходимом количестве. В общем, речь идет о задаче, которая, так или иначе, решалась в условиях СССР и плановой экономики, но является неразрешимой в условиях капиталистической формы хозяйствования.

Тем не менее, министр казначейства и торговли Б. Албайрак заявил о том, что образовательный сектор страны, до конца текущего года, ждет реформа, в центре которой будет подход к планированию образовательных услуг, основанный на занятости. Иными словами, планируется соединять воедино показатели, связанные с образованием и занятостью по каждому направлению с целью принятия управленческих решений – ввести, выражаясь техническим языком, обратную связь. Это означает, что рынок будет диктовать и то, какие специалисты нужны, и то, в каком количестве. Мягко говоря, это – небезупречный подход, где телега оказывается нередко впереди лошади.

К примеру, понятно, что, при нормальных условиях, такого числа адвокатов, которое сейчас есть в стране, не требуется. Но страна переживает такой период, что есть текущий, конъюнктурный спрос на судей, прокуроров и адвокатов. Всему виной многократно возросшая нагрузка на суды, в том числе, из-за многочисленных дел, ведущихся против сторонников секты Фетхуллаха Гюлена. Но этот спрос, со всей неизбежностью, спадет, а подготовленные под него юристы останутся. При этом надо понимать, что юридическая практика тесно связана с отдельно взятой страной, и, как инженер, юрист не может просто взять и уехать работать в другую страну и ему придется себе искать другое применение, за рамками полученной профессии.

Иными словами, идти на поводу у рынка и у текущей рыночной конъюнктуры, в таких вопросах, вряд ли, следует признать правильным. Государство не может отказаться от своего стратегического видения того, как страна должна выглядеть в будущем. То есть, от того, чтобы не идти на поводу у трендов, а самому их задавать.

Ещё одна проблема, которая характерна для турецкого образования – это неравномерность уровня образования, который получается абитуриентами школ, расположенных в разных регионах страны. Любопытно, что в своих оценках министр казначейства и финансов Турции опирается, как можно понять из его выступления, на международные данные — Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA). Как пообещал, министр Б.Албайрак к 2021 году планируется сократить разницу в уровня образования разных средних школ на 20%, а на уровне регионов сократить эту разницу на 10%. Соответствующая программа будет обнародована Министерством образования в сентябре месяце, а реформа проведена до конца текущего года.

Говоря о реформах в стране в целом, то есть, о перечисленных выше 9 шагах, министр казначейства и финансов Б.Албайрак отметил, что во главе угла всех из них стоит финансовый, а говоря конкретнее, банковский сектор. Кредитный объем банковского сектора, как указал Б.Албайрак, за исключением просроченных платежей составляет 2 трлн 513 млрд тур. лир.

Для укрепления финансового сектора, Б. Албайрак предложил, для начала, заняться укреплением государственных банков. Кроме того, предполагается создать Национальный центр данных по состоянию на финансовом рынке страны. Как пообещал министр, Центр будет создан в соответствии с наилучшими мировыми практиками, что позволит осуществять управление рисками эффективно и фиксировать их возникновение на ранней стадии.

Другой важной инициативой, про которую упомянул Б.Албайрак, является создание двух специальных фондов: 1) Фонда капитала для развития энергетики, 2) Фонда по недвижимости. В рамках деятельности этих фондов, планируется отделение проблемных проектов от наиболее перспективных и направление инвесторов, в том числе зарубежных, на наиболее перспективные из них.

Каким же образом отреагировало деловое сообщество на инициативы, озвученные министром? С комментариями выступили ведущие представители турецкого бизнеса, различных объединений предпринимателей, а также – торговых и промышленных палат.

В частности, глава Ассоциации турецких промышленников и предпринимателей (TUSIAD) Симон Касловский отметил, что, со всей очевидностью, стране необходимы реформы, направленные на построение правового государства, защиту базовых прав и свобод, серьезная реформа образовательной сферы и, в целом, укрепление демократии, социальное развитие и улучшение инвестиционного климата. По его мнению, эти факторы оказывают непосредственное влияние и на эффективность экономики, предпринимательство, креативность и инновационность. Также, как отметил глава TUSIAD, усилия должны быть сосредоточены на борьбе с инфляцией, для чего требуется продолжение жесткой монетарной и бюджетной политики.

Глава Ассоциации независимых промышленников и предпринимателей (MUSIAD, в отличие от проевропейских TUSIAD известны своей «анатолийской» ориентированностью) Абдуррахман Каан отметил, что критическую роль в пакете реформ руководства страны сыграют шаги в финансовой и банковской сферах. Важными мерами, на взгляд А.Каана, является снижение груза косвенных налогов, обеспечение более справедливой системы налогообложения, снижение налогового бремени на бизнес и стимулирование рыночной конкуренции.

Президент Меджлиса турецких экспортёров (TIM) Исмаил Гюлле указал на то, что особенно важными, на его взгляд, в перечне озвученных министром Б.Албайраком реформ, представляются укрепление государственных банков, переход на «клиентоориентированный» подход в сфере налогообложения, а также реформы в сфере торговли. В случае успешной реализации реформ, как он ожидает, Турция, с экономической точки зрения, многократно укрепится. При этом важнейшей задачей продолжает оставаться преодоление отрицательного сальдо во внешней торговле страны.

Глава столичной Торговой палаты Анкары Гюрсель Баран положительно отозвался об инициативах турецкого руководства, отметив, что пакет реформ является эффективным средством для решения назревших структурных проблем. Вторил ему и глава Торговой палаты Стамбула Шекип Авдагич, говорящий о том, что налицо — реформистский подход, который за основу приняло руководство страны. В частности, как он отметил, речь идет об активных мерах поддержки реального сектора экономики и об укреплении турецкого экономического фундамента. В этом смысле, по его словам, каждый пункт, озвученный министром Б.Албайраком, представляет собой важный аспект для наращивания темпов развития экономики Турции. И только реализацией таких реформистских шагов, как подчеркнул Шекип Авдагич, можно перейти от общества со средними доходами, к обществу с высокими доходами (населения).

Подводя черту, хотелось бы ещё раз обратить внимание на слова главы TUSIAD, который сконцентрировался в своей оценке пакета реформ турецкого руководства, именно на проблемах, существующих в турецком обществе. Смеем предположить, что турецкие проблемы сегодня лежат далеко не только в экономической сфере (у страны есть и экономический фундамент и потенциал к росту): страна буквально расколота на две, а то и более, непримиримые по отношению друг к другу, части. Конечно, Турция – не ЮАР, но сегодня,  первую очередь, требуется объединение общества и чуть ли не национальное примирение.

Без этого, любое руководство, какое бы ни оставалось или ни приходило во власть, будет руководством лишь части Турции, но не всей страны. Что сделает по умолчанию любые, даже самые разумные начинания, половинчатыми и малоэффективными. Так что, в перечисленных реформах не хватает одного важного пункта «национальное примирение», хотя понятно, что: а) это выходит даже за весьма широкие рамки компетенции зятя президента и министра казначейства и финансов Б.Албайрака, б) оппозиции, одержавшей знаковые победы на муниципальных выборах 31 марта, сейчас находится не в том положении, чтобы начать «примиряться», а действующее руководство страны воли к этому не демонстрировало на протяжении очень долгого времени и резко поменять ситуацию, даже при наличии желания, — не в состоянии.

43.68MB | MySQL:87 | 1,173sec