Иранские эксперты о целях и задачах внешней политики ИРИ на Ближнем Востоке. Часть 2

Что касается других государств Персидского Залива, то посол Фараджи Рад скептически отнесся к возможности проведения полностью независимой от США и КСА политики, в частности, Кувейтом и Оманом. По его мнению, в политической элите Кувейте существуют как сторонники сближения с Ираном, так и антииранская, проамериканская фракция. Но последние занимают более сильные позиции. Всякий раз, когда кувейтяне пытаются достичь взаимовыгодных договоренностей с ИРИ, на правителей этого эмирата, в том числе на самого Джабера ас-Сабаха, оказывается сильнейшее американское давление. Султанат Оман заинтересован в поддержании нормальных отношений и делового сотрудничества с Ираном, но до определенного предела. Традиционно эта страна находится под большим политическим влиянием Великобритании и США. Американцы все еще остаются гарантами безопасности Омана, поэтому султан Кабус предпочитает не ссориться с ними и вряд ли станет стратегическим партнером ИРИ. В то же время иранский дипломат посоветовал расширять и углублять отношения с арабскими государствами, связанными с Ираном общими интересами: Сирией, Ираком, Ливаном.

Еще более актуальным направлением, по мнению иранского дипломата, является развитие отношений с восточными соседями ИРИ – Афганистаном и Пакистаном. При этом он сделал акцент на торгово-экономических отношениях, прежде всего на транспортных проектах, связанных с иранским портом Чабахар. Афганистан в силу своего изолированного географического положения остро нуждается в выходе на мировые рынки. Чабахар является тем звеном, который может связать Кабул с мировой экономикой (порт Чабахар на побережье Персидского залива является совместным ирано-индийским проектом, призванным соединить Индию с Афганистаном и странами Центральной Азии – авт.). Аналитик обратил также внимание на то, что развитие данного порта получило исключение из американских санкций. По-видимому, в связи с тем, что он не является звеном китайской программы «Один пояс, один путь», которому противодействуют США. Корреспондентом портала «Дипломасийе ирани» Фараджи Раду был задан вопрос не является ли развитие проекта Чабахар конкуренцией пакистанскому порту Гвадар, развитие которого идет с помощью мощных китайских инвестиций. На это иранский дипломат ответил, что, по его мнению, Чабахар не является конкурентом Гвадара. Более того, пакистанцы тоже могут найти свое место в развитии и использовании чабахарского транспортного узла (1).

Одновременно Абдул Реза Фараджи Рад порекомендовал иранскому правительству развивать более активные отношения с постсоветскими государствами Закавказья и Центральной Азии. Он особенно выделил Азербайджан, Армению и Узбекистан. С большим сожалением иранский дипломат отметил сокращение торгово-экономических отношений ИРИ с Туркменистаном, которое он отчасти отнес за счет санкций. По его информации товарооборот между двумя странами, насчитывавший 5,5 млрд долларов сократился в прошлом году до 0,5 млрд (по нашему мнению, такое сокращение произошло не столько из-за санкций, сколько по двум другим причинам. Во-первых, прекратился экспорт туркменского газа в Иран. До 2017 года Туркменистан поставлял природный газ в иранскую провинцию Хорасан. Однако в настоящее время она снабжается по газопроводу, идущему из южных провинций ИРИ. Во-вторых, причиной упадка двусторонних экономических связей стал острый экономический кризис в самой Туркмении, приведший к падению импорта – авт.).

На том же портале было опубликовано интервью с бывшим послом ИРИ в Великобритании Саидом Джалалом Садатияном под названием «Провал планов по нормализации отношений ряда арабских государств с Израилем». Иранский дипломат в данной статье предлагает не преувеличивать значение антиранских коалиций на Ближнем Востоке и дипломатических усилий США, в частности, при проведении конференции «Мир и безопасность на Ближнем Востоке» в Варшаве в феврале 2019 года. Прежде всего, автор отметил неоднородность внешнеполитических целей и установок арабских государств Ближнего Востока. По его мнению, можно выделить несколько блоков таких государств. Прежде всего, Саудовскую Аравию, ОАЭ и Бахрейн, чью международную политику характеризует противостояние с Ираном. Затем государства, дружественные ИРИ или находящиеся с ней в коалиции, к которым относятся Ирак, Сирия и Ливан. Сюда же можно отнести международно непризнанное правительство хоуситов в Йемене. К третьей группе иранский посол относит Египет, Кувейт и Султанат Оман. Это государства, занимающие нейтральную позицию в ирано-американском конфликте.

При этом Садатиян призывает не драматизировать Варшавскую конференцию и ее итоги. Об этом свидетельствует, прежде всего, уровень представительства участников. Изначально организаторы конференции пригласили на форум представителей 75 государств. Однако только 55 стран откликнулись на приглашение. Из них только 25 были представлены на уровне министров иностранных дел (2). Многие из участников были представлены послами или заведующими консульских отделов своих государств в Польше. Отказались участвовать в конференции Россия, Китай, Германия, Франция, Турция, Ирак, Ливан. Что касается Великобритании, то хотя глава ее внешнеполитического ведомства Джереми Хант и был участником Варшавского форума, но приехал на него исключительно для обсуждения ситуации в Йемене, которой и был посвящен его доклад. Что касается изменения некоторых позиций во внешней политике султаната Оман, то иранский эксперт также предложил не придавать им слишком большого значения. Садатиян имеет в виду визит в это государство премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху и его встречу на Варшавской конференции с министром иностранных дел Омана Юсуфом бен Алави. По его словам, «Нашей дипломатии не нужно раздражаться на каждое чихание в Омане и других странах, а искать эффективные контрмеры. Если израильский премьер посетил Оман, то следующим визитером в Маскате должен быть наш президент. Если израильские лидеры сидели рядом с Юсуфом бен Алави на одной конференции, то аналогичный форум нужно организовать в Тегеране, и пусть на нем рядом с оманским гостем сидит наш министр иностранных дел. Тогда израильтяне подумают: а стоит ли доверять таким новым друзьям?».

Ситуация в Омане вообще вызывает пристальное внимание у иранских аналитиков. 29 марта с.г. США достигли соглашения с правительством Омана о доступе американских военных к портам Дугм и Салала. Это событие анализируется в статье иранской исследовательницы международных отношений Шахре Пуляб «Порты Дугм и Салала в геополитическим раскладе региона». Ш.Пуляб пишет о том, что развитие этих портов является приоритетом для оманского руководства и лично султана Кабуса, начиная с 2011 года. При этом порт Дугм должен стать еще и промышленной зоной, а порт Салала – свободной экономической зоной. К развитию этих экономических зон подключился и Китай. Они входят в китайскую программу «Один пояс, один путь», и КНР намерена вложить в их развитие 10,5 млрд долларов. Чем же они так привлекательны? Дело в том, что Саудовская Аравия и ОАЭ в перспективе хотят пустить часть своих нефтяных потоков для экспорта в обход Ормузского пролива, через территорию Омана с прямым выходом в Индийский океан. Как известно, в связи с усилением американских санкций Иран вновь пригрозил перекрыть Ормузский пролив в случае, если США попытаются прекратить иранский нефтяной экспорт. Американское присутствие в портах Оман в случае, если через эту страну будут проложены трубопроводы из монархий Залива, не позволит это сделать (3).

Таким образом, современная ситуация на Ближнем Востоке, расстановка сил в этом регионе являются предметом пристального внимания иранских экспертов. При этом они вырабатывают новые рекомендации для дипломатии ИРИ в регионе. Во-первых, эти рекомендации призваны уменьшить напряженность в отношениях между Ираном и монархиями Персидского Залива. Во-вторых, иранцы стараются не допустить международной изоляции своей страны в свете новых американских санкций. С этой целью Ирану необходимо укреплять отношения со старыми партнерами и завоевывать новых. В-третьих, особый акцент делается на экономических отношениях. В-четвертых, большое внимание уделяется развитию морских путей, превращению Ирана в морскую державу и его выходу в Индийский океан.

  1. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1982389
  2. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1981793
  3. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1982673
51.86MB | MySQL:101 | 0,447sec