Израиль: русскоязычные депутаты Кнессета 21-го созыва

На состоявшихся 9 апреля досрочных выборах в Кнессет были избраны депутаты израильского парламента нового, 21-го созыва, которые начинают в эти дни свою парламентскую деятельность. Сколько среди них (всего в Кнессете – 120 депутатов) русскоязычных и появились ли среди русскоязычных израильских парламентариев новые лица? Необходимо пояснить, что в качестве русскоязычных в данном случае подразумеваются только репатрианты из бывшего СССР/России, а не их родившиеся уже в Израиле дети. Последних среди депутатов Кнессета нового созыва немало. Например, заместитель министра иностранных дел Ципи Хотовели (Ликуд), дочь репатриантов из Советской Грузии, лидер леворадикальной партии МЕРЕЦ депутат Кнессета Тамар Зандберг (дочь репатрианта из европейской части СССР), да и сам премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху (лидер Ликуда) – сын репатрианта из Российской Империи. Это список может быть продолжен. А если включить в него и внуков и правнуков репатриантов из России, то, пожалуй, у половины всех депутатов Кнессета отыщутся «русские корни».

Что же касается собственно уроженцев бывшего СССР, то их среди депутатов Кнессета нового созыва всего шестеро, причем трое из них – прошли по списку возглавляемой бывшим (а, возможно, и будущим) министром обороны Авигдором Либерманом партии «Наш дом – Израиль» (НДИ), которую не случайно часто называют «израильской партией с русским акцентом». Во фракции НДИ русскоязычные составляют большинство (всего эта партия получила 5 мандатов, ровно столько же, сколько у нее было и до выборов 9 апреля). Среди русскоязычных депутатов НДИ новое лицо только одно. Это репатриант из Украины журналист Евгений Сова, работавший в последние годы на международном русскоязычном телевизионном канале RTVI и на израильской правительственной (преимущественно русскоязычной) радиостанции РЭКА. Помимо Авигдора Либермана (уроженца Советской Молдавии), НДИ в Кнессете нового созыва будет представлять репатриантка из Украины  Юлия Малиновская, которая была депутатом и в Кнессете предыдущего созыва, правда, не с начала каденции, а только с мая 2016 года.

Представляется уместным упомянуть о том, что НДИ требует на коалиционных переговорах с Ликудом два министерских портфеля – обороны (для Авигдора Либермана) и алии и интеграции. Можно ожидать, НДИ в итоге получит эти портфели. Однако представляется крайне маловероятным, что вторым министром от этой партии станет Евгений Сова или Юлия Малиновская. Скорее всего, это будет уроженец Израиля Одед Форер, который в прошлом был генеральным директором этого министерства. Таким образом, министром алии и интеграции впервые за долгие годы, в течение которых его возглавляла уроженка Ленинграда Софа Ландвер станет, судя по всему, нерусскоязычный (хотя и представляющий «израильскую партию с русским акцентом) политик.

Двое русскоязычных депутатов есть в возглавляемой премьер-министром Биньямином Нетаньяху Ликуде, ставшем за последние полтора десятилетия партией власти. Новых лиц среди них нет. Это уроженец Черновиц Юлий (Йоэль) Эдельштейн (зять проживающего в Израиле бывшего российского олигарха Леонида Невзлина), который стал 2013 году председателем Кнессета с тех пор им остается (теперь уже на новую каденцию), и уроженец Харькова министр экологии Зеэв Элькин. Пока не ясно, какой пост Зеэв Элькин получит в новом правительстве. Надо полагать, что это будет одно из второстепенных министерств (не потому, что Зеэва Элькина дискриминирую как русскоязычного, а потому что его статус в партии — после сокрушительного поражения на выборах мэра Иерусалима – недостаточно высок, а желающих получить министерские портфели много). Возможно, это будет то же самое министерство экологии.

Как Юлий Эдельштейн, так и Зеэв Элькин уже настолько прочно вросли в израильский политический истеблишмент, что, как правило, не воспринимаются в качестве «представителей репатриантов». Впрочем,  репатрианты откуда бы то ни было вообще слабо представлены во фракции Ликуда нового состава, насчитывающей 31 депутата.  Помимо Юлия Эдельштейн и Зеэва Элькина, можно назвать только уроженку Канады депутата Кнессета Шарин Хаскель (которая, впрочем, репатриировалась в Израиль в возрасте 1 года) и уроженца Марокко заместителя министра обороны раввина Эли (Элиягу) Бен-Дахана, который может считаться депутатом от Ликуда лишь условно, поскольку был включен в список этой партии на основании специального соглашения между ней и религиозно-сионистской партией «Еврейский дом», которую он, собственно, и представлял в Кнессете предыдущего созыва.

Несколько отвлекаясь от основной темы, представляется уместным напомнить о том, что марокканские евреи являются крупнейшей восточной общиной среди современных израильских евреев. Много их и в израильской политике. Однако на сегодняшний день основная масса «марокканских» израильских политиков – это уроженцы Израиля. Непосредственно в Марокко, помимо уже упомянутого раввина Эли Бен-Дахана, среди депутатов Кнессета нынешнего созыва родились только лидер сефардской ультраортодоксальной религиозной партии ШАС министр внутренних дел Арье Дери, депутат от той же партии Яаков Марги и депутат от оппозиционной левой партии Авод Амир Перец. Причем все они репатриировались в Израиль со своими семьями в детстве.

Возвращаясь к русскоязычным депутатам Кнессета нового созыва, остается упомянуть только уроженца Биробиджана Йоэля (Костантина) Развовоза, представляющего оказавшийся в оппозиции левоцентристский блок «Бело-голубые». В Кнессете предыдущего созыва он представлял вошедшую в состав этого блока центристскую партию «Еш атид», возглавлявшуюся депутатом Кнессета Яиром Лапидом. Можно сказать, что в список «Бело-голубых» депутат Йоэль Развозов попал по инерции. Особого интереса к русскоязычному электорату лидеры этого блока, прежде всего, Бени (Биньямин) Ганц, не проявляли. Достаточно показателен тот факт, что во всей фракции этого блока, насчитывающей, как и фракция Ликуда, 35 депутата, всего один репатриант из бывшего СССР, а вот репатриантов из Эфиопии – двое: депутат Кнессета прежнего созыва Пнина (Панхаш) Тамано-Шата и впервые попавший в Кнессет Гади (Деста) Ябаркан. И это при том, что численность репатриантов из бывшего СССР в Израиле превышает численность репатриантов из Эфиопии более, чем в 10 раз.

Подводя итог, приходится констатировать, что в русскоязычные израильтяне не используют своего электорального потенциала. Теоретически, если бы их представительство в Кнессете было равно их доле в населении Израиля, они получили бы порядка 20% всех мандатов. В реальности же они получили на это раз только 5%. При этом в абсолютных цифрах представительство русскоязычных в нынешнем Кнессете меньше, чем в Кнессете предыдущего созыва.

51.45MB | MySQL:101 | 0,343sec