О новом этапе трансформации политических систем на Ближнем Востоке

Сегодня становится очевидным, что политические системы в регионе Большого Ближнего Востока вошли в новый этап структурной трансформации. Прокатившаяся по странам Северной Африки (Алжир, Судан) волна протестных настроений, вооруженной борьбы и смен режимов, несмотря на различные причины и исходные позиции, привела к общему итоге —  дестабилизации относительно устойчивых политических режимов. Наряду с этим в огне гражданской войны и неутихающих вооруженных конфликтов, несмотря на формальную победу над террористами «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), по-прежнему находятся Сирия, Ирак, а теперь еще и Ливия. Сокрушительные разрушения политической и экономической системы переживает Йемен. Большая часть беженцев из этих кризисных стран устремилась в соседние Иорданию, Ливан, Джибути и Тунис, что создает повышенную нагрузку на эти уязвимые государства, создавая угрозу социальных взрывов и экономических кризисов под воздействием фактора беженцев. Также новая волна политической трансформации, и сопутствующей социальной нестабильности наблюдается в некогда устойчивых Египте и Марокко. Региональный кризис вокруг Катара в 2017 году пока окончательно не разрешен и формальная блокада со стороны Саудовской Аравии и ее союзников сохраняется. На этом фоне в относительном комфорте пока пребывают ведущие нефтедобывающие страны региона – ОАЭ, Саудовская Аравия и Кувейт, однако и их относительная стабильность может быть поставлена под вопрос на фоне турбулентной ситуации на рынке углеводородов и сохраняющейся высокой волатильности цен на нефть, что препятствует устойчивому и предсказуемому развитию этих стран, всецело зависимых от нефтяного экспорта как главного источника доходов.

Таким образом, приходится констатировать, что переживаемая большинством стран региона Ближнего Востока и Северной Африки политическая трансформация создает высокую нестабильность и является главным препятствием на пути устойчивого роста.

При этом традиционные и давно испробованные международным сообществом методы реагирования на гуманитарные кризисы уже не работают. В том числе и активно применяемые сегодня гуманитарными партнерами превентивные меры воздействия. Доноры и ведущие международные организации приходят к выводу о неизбежности и необходимости менять инструментарий работы в странах Ближнего Востока и внедрять новые стратегии, которые были бы ориентированы на обеспечении инклюзивного экономического роста, на новые перспективы развития. Такой подход также все более активно и часто применяют и глобальные и региональные финансовые институты и банки развития, делая в своих новых ближневосточных стратегиях упор на создание рабочих мест, рост частного сектора и обеспечение так называемой социальной инклюзивности, то есть вовлечения населения через социальные контракты и негосударственные соглашения в различные работы и контракты, позволяющие с одной стороны обеспечить реконструкцию экономики (включая восстановление водной или транспортной инфраструктуры, аграрное производство и пр.), а с другой – создавать новые устойчивые рабочие места.

По мысли экспертного сообщества, такой подход ведет в конечном счете к постепенному нивелированию роли государственной системы в обеспечении рабочих мест, предоставлении бесплатных социальных служб как образование и здравоохранение, субсидировании основной номенклатуры продовольствия (хлеб, мука) и топлива. С поэтапным переводом всех этих социальных обязательств на частные рельсы, что во многом обосновано еще и отсутствием устойчивого финансирования государства в условиях гражданской войны и разрухи. Тенденция во многом вынужденная со стороны правительств, но отчасти разделяемая международными структурами и финансовыми учреждениями как возможность инвестировать в создание на местном уровне сильного частного сектора и свободной экономики.

Обратной стороной этого процесса может стать существенное повышение социальных рисков, поскольку в новых условиях усиливается конкуренция на местных рынках, урезаются бесплатные и льготные службы для населения и возникает риск маргинализации части общества, которая в итоге примыкает к различного рода экстремистским и террористическим сетям.

С другой стороны, под воздействием как внешнего вмешательства, так и объективных внутренних факторов, сидящие у руля на протяжении многих лет правительства оказываются не в состоянии удерживать стабильность и власть прежними способами. Недавние события в Судане и Алжире, а еще ранее в Ираке, Сирии и Ливии, наглядно продемонстрировали слабость консервативных авторитарных режимов перед неизбежностью перемен и политических трансформаций. Результатом стало либо их смещение, либо затянувшаяся гражданская война.

Эту тенденцию чутко уловили международные эксперты и организации, предлагая менять стратегию содействия развития в регионе Ближнего Востока. В условиях нынешнего этапа коренной трансформации политической системы во многих странах региона, правительствам чрезвычайно важно найти нужный баланс между сохранением важнейших социальных обязательств, с упором на целевую помощь наиболее нуждающимся, и реализацией назревших реформ в экономическом и финансовом секторе и налоговой базе, в соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда и других авторитетных институтов. Это позволит с одной стороны снизить накал социальной напряженности и удерживать ситуацию относительно стабильной, а с другой – привлечь важные инвестиции и ресурсы для прогресса в экономическом развитии и обеспечении устойчивого, инклюзивного роста, в том числе за счет развития частного сектора и создания на его базе новых рабочих мест. Такая превентивная по своей сути стратегия вполне применима и обоснована для таких уязвимых, но пока относительно стабильных стран как Ливан, Иордания, Египет и Марокко, а также находящихся в переходной фазе Судана и Алжира. Что касается стран, охваченных вооруженным конфликтом, то здесь целесообразнее придерживаться более консервативных, старых рецептов, опираясь на социальные программы поддержки и доминирующей роли государства на этапе гуманитарного содействия и восстановления. На этих этапах, как никогда, требуется твердая рука и консолидация власти для успешного преодоления чрезвычайных вызовов, при ощутимой, а иногда и неоспоримой (как в Йемен) роли гуманитарных партнеров в выполнении основных обязательств в условиях чрезвычайного кризиса (продовольственная и медицинская помощь и пр.). В таких ситуациях, разумеется, реализация новой стратегии инклюзивного роста за счет частного сектора и развитие свободной экономики не представляется выполнимой задачей, что в конечном итоге имеет негативный долгоиграющий эффект, поскольку сдерживает их стабилизацию и выход из политического кризиса.

Таким образом, следует отметить, что нынешняя волна политической трансформации в большинстве стран Ближнего Востока и Северной Африки, вероятно, ведет к изменениям в стратегии международного сообщества и ведущих внешних игроков. Старые методы перестают работать, а новые универсальные решения пока не найдены, в том числе в силу разнородности политических процессов в странах региона и высокой диспропорции в уровне их экономического развития.

42.79MB | MySQL:87 | 0,678sec