К вопросу о саммите НАТО в Анкаре 6-7 мая 2019 г. Часть 1

В период с 6 по 7 мая 2019 г. в столице Турции — Анкаре состоялся очередной Саммит НАТО на уровне постоянных представителей стран-участниц при этой организации.

Нынешний 2019 год – это юбилейный год для Североатлантического альянса, созданного в 1949 году и отмечающего в этом году своё 70-летие (нейтральная до тех пор Турция к НАТО присоединилась в 1952 году, оказавшись перед лицом территориальных претензий со стороны Советского Союза).

Кроме того, в 2019 году отмечает свой 25-летний юбилей так называемый «Средиземноморский диалог» — НАТОвская инициатива, возникшая в 1994 году и объединившая страны Средиземноморского бассейна, включая Египет, Израиль, Мавританию, Марокко, Тунис, Иорданию и Алжир. Целью этой организации является укрепление военно-политического сотрудничества между Североатлантическим альянсом и странами региона.

Особый смысл «Средиземноморский диалог» приобретает в условиях накалившейся обстановки в регионе, а также с учетом повышения его международной значимости – после обнаружения крупных месторождений энергоносителей в Восточном Средиземноморье, за которые уже развернулась нешуточная борьба между региональными державами с привлечением глобальных игроков.

Североатлантический альянс на Саммите в Анкаре представлял лично генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который в отношениях НАТО и Турции неизменно играет роль «хорошего полицейского». Он охотно приезжает в Турцию не только для встреч, но и для выступлений перед общественностью и студентами, к примеру, на тему глобальной безопасности.

Позицию НАТО по отношению к чувствительным для Турции вопросам, включая закупку Турцией российских систем С-400, вопреки протестам США и НАТО, Й.Столтенберг выражает неизменно дипломатично, взвешенно и мягко. В отличие от тех же американцев, которые, даже на уровне дипломатического состава низового уровня, не стесняются того, чтобы выдвигать турецким коллегам, даже старшим по рангу, ультиматумы. Это делает Йенса Столтенберга уважаемой в Турции фигурой, пользующейся авторитетом и репутацией европейского, в лучшем смысле этого слова, интеллигента и интеллектуала.

При этом, в структуре НАТО, перед приездом в Анкару Й.Столтенберга, разгорелся очередной, уже далеко не первый по счету в Североатлантическом альянсе, скандал с участием турецкой стороны: 3 мая в бельгийском городе Монс, на церемонии передачи американскому генералу Тоду Уолтерсу полномочий Верховного главнокомандующего Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе (SACEUR) и главы Европейского командования США, присутствовали, по приглашению устроителей, представители Республики Кипр или, как её ещё называют в Турции, – Греческой Администрации Южного Кипра (подчеркивая этим сразу два факта: непризнание Турецкой Республикой Республики Кипр и того, что ими представляется только греческая часть населения южной части острова). Произошло это вопреки мнению турецкой стороны.

Как было отмечено турецкой стороной, Греческая Администрация Южного  Кипра не имеет в структуре НАТО никакого статуса, а посему участвовать в мероприятии не должна. Турецкие делегаты выразили свой протест против присутствия в Монсе представителей греческого Кипра, отказавшись, в свою очередь, от участия в церемонии.

Вот на таком фоне генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, в преддверии своего визита в Анкару, и дал интервью турецкому информационному агентству «Анадолу». Разумеется, с учетом свежести произошедших в Бельгии событий, ему пришлось вдвойне аккуратно подбирать выражения, с учётом того раздражения, которое Альянс, в очередной раз, вольно или невольно, вызвал у турок.

Впрочем, в этот раз, генсеку НАТО пришлось значительно легче, чем в раз прошлый: все же, проще объяснить туркам то, каким образом оказались приглашены греческие киприоты в Бельгию, чем то, каким образом на НАТОвских мишенях для учений в родной для Й.Столтенберга Норвегии оказались изображения турецких лидеров – основателя и первого президента М.К.Ататюрка и действующего президента страны Р.Т.Эрдогана. Разумеется, тогда его отсылки на «нерадивого подрядчика, изготовившего мишени, который был тут же уволен» смотрелись крайне плохо и неубедительно, не сказать, гротескно.

Приведем некоторые тезисы высокопоставленного чиновника (перевод выполнен с турецкого языка), которому предстояли встречи с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом и министром иностранных дел М.Чавушоглу.

Начал свое выступление Й.Столтенберг с того, что назвал Турцию «важным и очень ценным союзником НАТО», выразил свое удовольствие от очередного посещения Турции, а также поблагодарил за то, что Турция приняла очередной Саммит Организации, а также представителей семи стран – участниц Средиземноморского диалога. НАТО, при этом, он назвал «уникальной партнёрской сетью».

Й.Столтенберг отметил тот постоянный диалог, который им ведется с высшим руководством Турции, включая президента страны и главу внешнеполитического ведомства. В этот раз, как сообщил Й.Столтенберг, он собирался обсудить обстановку в регионе, а также ту лепту, которую вносит Турция в работу Североатлантического альянса. Главное послание турецкому народу Й.Столтенберг сформулировал следующим образом: «В этот период трудных испытаний для безопасности, НАТО находится в солидарности со своими союзниками и с Турцией. Турция продолжает вносить важную лепту в НАТО».

Разумеется, одной из главных тем для НАТО все это время продолжает оставаться закупка Турцией российских систем ПВО С-400 и, более того, уже и приближающаяся поставка российских дивизионов в Турцию. При этом, российская сторона продолжает говорить про конец года, а от турецкой стороны, время от времени, идут утечки в отношении начала поставок уже с июля месяца этого года. По понятным причинам, ни ценовые, ни технические параметры сделки, равно как и сроки поставки в Турцию и постановки систем С-400 в Турции на боевое дежурство, сторонами не разглашаются.

Как мы можем наблюдать все эти недели, доводы Запада – США и НАТО — про «блоковую солидарность» в отношении Турции больше не работают, равно как не удается составить конкуренцию и системам С-400 на турецком рынке их американскому аналогу The Patriot. А без второго условия, говорить с Турцией про первое не представляется возможным.

Причем, что характерно, ни по одному из параметров сделки американцам не удается обойти Россию: это касается технических параметров конкурирующих изделий, их цены, сроков поставки и постановки на боевое дежурство, предоставления кредита, передачи технологий и создания совместного предприятия. И, более того, американская сторона оказалась даже не готова прогарантировать прохождение сделки, если она даже и будет заключена между США и Турцией, через свой Конгресс. И беремся утверждать, что если даже турки сейчас пойдут на сделку по закупке американских The Patriot, то она через Конгресс, в нынешних условиях, пройти и не сможет.

После того, как Высшая избирательная комиссия Турции 6 мая объявила недействительными итоги мэрских выборов в Стамбуле, где 31 марта с.г. победил оппозиционер Экрем Имамоглу, следует ожидать новый виток критики Турции со стороны Запада. Тем более, в условиях, когда ранее Государственный департамент США уже призывал турецкое руководство признать итоги выборов и победу оппозиции в Стамбуле.

Хотя, понятно, что не ко всем странам американцы демонстрируют столь большую демократическую «чувствительность и разборчивость».

К примеру, если вспомнить дело с убийством оппозиционного саудовского журналиста Дж.Хашогги на территории генерального консульства КСА в Стамбуле. Разгоревшийся после этого огонь, саудиты буквально забросали денежными купюрами и сегодня про убитого Дж.Хашогги уже особо и не вспоминают. Разве что, Турция на правах страны, на чьей территории было совершено это жестокое убийство и в чьи интересы входит немного «притопить» Саудовскую Аравию.

Но КСА – это для американцев «чистый кэш» и многомиллиардные сделки на долгие годы вперёд, а также ближневосточная нефть, которая, невзирая на все рассуждения про сланцевые месторождения, пока не утрачивает своей важности.

Турция же, в финансовом отношении, для США, в эти дни, не столь уж и интересна, а как партнёр в регионе нахождения оказалась не столь уж незаменимой. Так что, к Турции прагматичным американцам вполне можно подходить с совершенно иными мерками и, не обещая ничего взамен, давить страну экономически за отклонение от «блоковой солидарности» в рамках сделки с Россией по системам С-400. Результаты этого давления страна на себе сегодня отчетливо ощущает.

Скажем даже более того: Конгресс США, с большим удовольствием, заблокирует эту инициативу, если она будет исходить от президента страны Д.Трампа. У него просто не найдется аргументов, как в случае с КСА, зачем надо сотрудничать с «антидемократической Турцией»? Если дело не в деньгах и речь не идет о стратегическом партнёре, то зачем? Лишь только для того, чтобы сорвать турецко-российскую сделку? Но это можно попробовать сделать и через нарастающее экономическое и даже точечное санкционное давление, не передавая Турции современных технологий. То, что турок, в принципе, можно прогнуть, американцы увидели после освобождения прямо в зале турецкого суда своего соотечественника Эндрю Брансона.

Вот какую позицию НАТО по этому вопросу высказал Й.Столтенберг в интервью информационному агентству «Анадолу». Процитируем:

«Это – сложный вопрос и очень важным является продолжение диалога между Турцией и США. Я с удовлетворением отмечаю и поддерживаю переговоры между Турцией и США по возможной поставке систем The Patriot. Кроме того, я выражаю удовлетворение усилиями Турции, Франции и Италии по созданию и развитию ракетных систем ПВО дальнего радиуса действия. Этот процесс, с точки зрения НАТО, имеет большую важность: как в плане участия в нем некоторых ключевых союзников, так и с точки зрения обеспечения покупки систем, которые могут совместно производиться нашими союзниками. Вопрос закупки военной техники – это суверенное право каждой страны, однако, как я ранее говорил, это – базовый элемент с точки зрения способности к проведению союзными вооруженными силами операций, осуществления операций и миссий НАТО».

Здесь на секунду прервем наше цитирование: именно в этой фразе Й.Столтенберга турецкие обозреватели усмотрели скрытую угрозу в адрес Турции. А именно, она была услышана в том контексте, что военно-политическое сотрудничество между НАТО и Турцией, в случае закупки систем С-400 может если не прерваться, то попасть в определенные рамки.

Впрочем, здесь стоит задаться простым вопросом: а что, до сих пор, этих рамок не было и НАТО оказывали Турции заметную, всестороннюю поддержку, особенно, на критичных для страны поворотах истории?

И положительного ответа на этот вопрос нам, даже при наличии желания, найти не удастся, а, точнее, он будет отрицательным. Если вспомнить самолётный кризис между Россией и Турцией 2015 – 2016 гг или же попытку военного переворота с 15 на 16 июля 2016 года. И в том и в другом случаях, альянс отказался от оказания помощи Турции, за исключением, разумеется, помощи моральной и то не слишком сильно бросаясь вперёд «на амбразуру».

Однако, следующее высказывание Й.Столтенберга вызывает и того больше вопросов. Процитируем генерального секретаря НАТО:

«Мы не должны упускать из виду, что НАТО с 2013 года укрепляет системы противовоздушной обороны своих союзников и Турции. Ракетные системы Испании и Италии расположены поблизости к южным границам Турции. The Patriot (Испания) и SAMP-T (Италия) оказывают помощь в том, чтобы прикрывать Турцию против ракетных угроз, исходящих от сирийской границы. Продолжение этой миссии по выполнению своих обязательств союзниками НАТО является очень важным».

Довольно странное утверждение Й.Столтенберга в контексте простого географического расположения трёх упомянутых им стран – Турции, Италии и Испании. Ни от каких ракетных угроз восток Турции защитить извне, тем более из Испании и из Италии, невозможно по определению.

В разгар самолетного кризиса между Россией и Турцией, Россия установила контроль над воздушным пространством Турции чуть ли не до Анкары и ничего ни Турция, ни НАТО с этим не могли поделать. Турецкие самолеты, без ведома России, попросту, ни взлетать ни садиться не могли и предпочитали, не искушая судьбу, летать подальше от турецко-сирийской границы.

А если вспомнить ночь с 15 на 16 июля 2016 года, когда значительная часть переворотчиков была пилотами ВВС страны: ПВО Турции оказалась настолько дырявой и беспомощной, что рассекающие турецкое небо F-16, в принципе, могли делать всё, что им было угодно. И хорошо, что мятежным летчикам угодно было сбросить лишь учебную бомбу в сквер Меджлиса Турции и выпустить пару очередей в саду президентской резиденции «Аксарай» с результатом в ноль жертв. А что бы было, если они были настроены более решительно и вознамерились бы нанести реальный ущерб? Их что сбивали бы из Испании или из Италии? Просто несерьезно высказывается генеральный секретарь НАТО.

Но, тем не менее, продолжаем цитирование г-на Йенса Столтенберга:

«В то время, как Турция проходит тяжелое испытание своей безопасности, союзники НАТО продолжают находиться с вами в солидарности. Наряду с защитой Турции со стороны НАТО с помощью систем ПВО и ракетных систем, на турецкой территории находится система раннего оповещения и наблюдения (AWACS), а также усилилось воздушное патрулирование. AWACS позволяет осуществлять контроль и наблюдение за нарушениями воздушного пространства и обеспечивает функционирование систем защиты воздушного пространства Турции».

Далее генеральный секретарь указывает на то, что НАТО, в полной мере, понимает ту непростую ситуацию с безопасностью, которая складывается в регионе. По всей видимости, рассчитывая на то, что выражение такого понимания для турецкой стороны является самоценным.

«Турция – это союзник, который имеет общую границу с Ираком и Сирией и который, в наибольшей мере, ощущает эффект от насилия и потрясений, через которые проходит Ближний Восток. Ваша страна, в то же самое время, пережила целую серию ужасных террористических атак.  Все союзники по НАТО, в едином порыве решимости, действуют в рамках борьбы со всеми проявлениями терроризма».

Итак, если посмотреть на высказывания генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга, то налицо попытка выдачи желаемого за действительное. Нет, конечно, никакого «единого порыва решимости» у НАТО. Откуда ему взяться, если некоторые страны–участницы НАТО и «членские взносы» (расходы на коллективную оборону) с трудом сдают?

И, конечно же, ни от каких угроз НАТО не защищает Турцию и вместе с Турцией с терроризмом не борется. Просто по той причине, что понимание терроризма у НАТО и у Турции, заметным образом, отличается. Ни Запад, ни НАТО не признают ни РПК ни, так называемую, «террористическую организацию Фетхуллаха Гюлена» (ФЕТО) в качестве террористических организаций. А как можно сплачиваться против разных целей?

42.7MB | MySQL:87 | 0,872sec