Отношение в Израиле к финансовой помощи Катара сектору Газа и ПНА

Через два дня после того, как между Израилем и ХАМАСом было достигнуто новое прекращение огня, 7 мая с.г. Катар неожиданно заявил о том, что готов предоставить палестинцам щедрый пакет помощи в размере 480 млн долларов.

Согласно сообщению Министерства иностранных дел Катара от 6 мая: «Государство Катар выделило 300 млн долларов США в виде грантов и займов для поддержки бюджета Палестинской национальной администрации на здравоохранение и образование и 180 млн долларов на оказание срочной гуманитарной помощи по программам ООН в Палестине, для обеспечения электроснабжением различных слоев палестинского народа, особенно во время священного месяца рамадан, в преддверии летнего сезона, когда электричество становится более необходимым».

Это заявление последовало через несколько дней после визита спецпредставителя ООН на Ближнем Востоке Николая Младенова в Доху и после телефонных переговоров между главой политбюро ХАМАСа Исмаилом Ханией и министром иностранных дел Катара Мухаммедом бен Абдель Рахманом Аль Тани. В Дохе 7 мая он встретился с министром финансов ПНА Шукри Бшарой и Хусейном аль-Шейхом, членом ЦК ФАТХа[i].

Тем самым, Катар впервые «заходит» в ПНА и впервые получает благодарность за помощь от ее главы Махмуда Аббаса (Абу Мазена)[ii].

До настоящего времени катарская помощь предоставлялась исключительно Газе, включая выплаты заработной платы служащим ХАМАСа и поддержку малоимущих семей. В Израиле многие критиковали правительство, которое, по их мнению, платило ХАМАСу деньги за то, чтобы израильская территория не подвергалась обстрелам.

Напомним, что соглашение о прекращении огня от 6 мая с.г. между Израилем и палестинскими группировками, включая ХАМАС и «Палестинский исламский джихад», предусматривает, что стороны должны придерживаться договоренностей, достигнутых сторонами в октябре 2018 года. Согласно этим условиям, Израиль должен разрешить Катару перевод 30 млн долларов в месяц в сектор Газа и открыть пограничные КПП. В обмен палестинские группировки обязались прекратить запуск зажигательных воздушных шаров на территорию Израиля и не допускать протестующих в приграничную зону.

Катар также беспокоила перспектива зависимости Газы от их денег, которые могут втянуть Доху в круговорот палестинских проблем, но национальные интересы предопределили развитие ситуации именно по такому сценарию.

Пакет финансовой помощи не был инициативой исключительно Дохи. В его формировании приняли участие Белый дом и Израиль. Как пишет Al-Monitor, израильское оборонное ведомство при поддержке политического истеблишмента, то есть премьер-министра Биньямина Нетаньяху, дало понять катарцам, что в конечном итоге эмират останется только в выигрыше. Задумка заключалась в том, что от этой пакетной сделки должны выиграть все – Катар, Израиль, ХАМАС и ПНА.

В Израиле еще совсем недавно богатый и влиятельный эмират рассматривали исключительно как нарушителя спокойствия в регионе, который поддерживает «Братьев-мусульман»; предоставляет убежище шейху Юсуфу аль-Кардауи, духовному лидеру современных «Братьев-мусульман»; оказывает помощь группам джихадистов, действующим в Сирии; и поддерживает многочисленные террористические организации, включая ХАМАС.

В 2017 году Иерусалимский центр публичной политики (JCPA) опубликовал статью, в которой Катар описывается как «главный сторонник радикальных исламистских террористических организаций, оказывающий на них огромное влияние»[iii].

Однако сейчас ситуация в Катаре изменилась. Эмират оказался под сильным давлением в результате санкций, наложенных на него арабскими суннитскими государствами, особенно Египтом и Саудовской Аравией, поэтому Доха стала предпринимать шаги по изменению своего имиджа.

Глава ПНА М.Аббас также считал Катар партнером своих врагов в Газе. Он даже утверждал, что щедрая помощь эмирата ХАМАСу усиливала раскол между сектором Газа и Западным берегом р. Иордан. В марте 2018 года М.Аббас решил ввести санкции против ХАМАСа и прекратить перевод денег в Газу, но вскоре обнаружил, что Катар охотно заполнили образовавшийся в бюджете хамасовцев пробел. Действия Дохи привели М.Аббаса в бешенство, так как введенные им санкции потеряли смысл.

Рамалла сама оказалась в финансовом кризисе после того, как 27 февраля отказалась получить деньги из налоговых поступлений, собираемых Израилем для ПНА, поскольку из 502 млн шекелей (138 млн долларов) израильские власти вычли суммы, переведенные палестинским правительством на счета семей террористов, которые погибли или попали в израильские тюрьмы. Напомним, что в июле 2018 года Кнессет утвердил закон об удержании средств, которые ПНА переводит семьям террористов. Израиль вновь попытался перевести ПНА деньги из собираемых для нее налоговых поступлений 1 мая с.г., но платеж был отклонен палестинскими банками по распоряжению властей. На этот раз администрация М.Аббаса отказалась принять деньги, т.к. из 660 млн шекелей, собранных для ПНА, Израиль вычел 40 млн шекелей, которые пошли на выплаты семьям террористов. Согласно «Палестинскому информационному центру» в Газе, 2 мая руководство ХАМАСа начало выплачивать зарплаты госслужащим, получающим деньги от ПНА. Выплаты составили 40% от установленного размера зарплаты.

М.Аббас вероятно был удивлен тем, как израильтяне, с одной стороны, позволяли Катару спасать сектор Газа, а с другой – душили его ПНА. Его решение отказаться от получения денег, собранных Израилем с налоговых отчислений, привело Западный берег р. Иордан на грань банкротства. В этот момент на помощь приходят «ангелы Газы» (Катар), по меткому выражению израильского политического обозревателя Шломи Эльдара, готовые помочь ПНА. Согласно неназванному палестинскому чиновнику из окружения М.Аббаса, во-первых, пакет помощи настолько большой, что одним из его политических последствий станет предотвращение краха ПНА, во-вторых, это не могло произойти без того, чтобы в Белом доме не дали добро, или, по крайней мере, не закрыли на это глаза[iv].

Поскольку Израиль обеспокоен ситуацией в секторе Газа и на Западном берегу р. Иордан, его руководство положительно относится к спасительной катарской помощи. Отношения, сложившиеся с катарским посланником Мухаммедом аль-Эмади, доказывают, что Израиль в своих собственных интересах сделал поворот на 180 градусов в своем отношении к богатому эмирату.

В свою очередь Катар, который в настоящее время находится под санкциями со стороны суннитских арабских государств, пытается наладить связь с Белым домом и президентом США Дональдом Трампом. Достижение этой цели началось с политической PR-кампании, нацеленной на еврейскую общину в Соединенных Штатах, что проложило путь к установлению позитивных и полезных отношений с Израилем. М.аль-Эмади пообещал помочь сектору Газа и устроил челночную дипломатию между Министерством обороны в Тель-Авиве и отделениями ХАМАСа в Газе, перевозя чемоданы, набитые наличными, в его собственном автомобиле.

Теперь, с согласия эмира Тамима бен Хамада Аль Тани, Катар готов помочь Израилю выпутаться из сложной ситуации, в которую он попал, конфликтуя с ПНА. При этом Доха спасает М.Аббаса и его правительство, несмотря на то, что тот никогда не считался сторонником эмира и его страны, имея более тесные связи с Саудовской Аравией. М.Аббас сейчас находится в той ситуации, когда у него нет другого выбора, кроме как принять деньги. Даже КСА, крупнейший спонсор ПНА, не увеличило свою помощь сектору Газа.

Для израильского руководства такое развитие событий выгодно. С одной стороны, ПНА удерживается на плаву, а с другой – правительство Б.Нетаньяху теперь может парировать любому критику, который утверждает, что Израиль просто платит ХАМАСу деньги в целях обороны, заявив: «Катарцы помогают палестинцам, кем бы они ни были, независимо от того, находятся они в Газе или на Западном берегу р. Иордан, и делают они это исключительно в гуманитарных целях».

Вовлеченность Катара в политический процесс на Западном берегу р. Иордан посредством щедрых денежных вливаний стало в Израиле предметом оживленной дискуссии среди лиц, принимающих решения, и в оборонном ведомстве. В частности, волнуют следующие вопросы: 1) в какой степени участие Катара повлияет на регион? 2) как Израилю следует относиться к тому факту, что этот крошечный, но невероятно богатый эмират, по-прежнему поддерживает мусульманские группы и организации, которые, как считается в Израиле, «находятся за пределами умеренного суннитского ислама»? Другими словами, эти действия Катара являются проявлением честного катарского прагматизма или все это часть игры, смысл которой заключается в том, чтобы сначала закрепиться в секторе Газа и на Западном берегу р. Иордан, а потом уже показать свои истинные намерения? Мнения по всем этим вопросам разделились.

Несмотря на свои феноменальные богатства, Катар сейчас находится в кризисе. Он пытается вырваться из угла, в котором его зажали Саудовская Аравия, Египет и другие суннитские государства, исходя из того, что Катар спровоцировал нестабильность в регионе. Помощь сектору Газа призвана помочь Дохе восстановить свои отношения с Египтом. Теперь в эмирате рассчитывают на снисходительность со стороны саудитов. Таким образом, Катар комплексно достигает своих интересов. На данном этапе они совпадают с интересами Израиля.

По мнению Ш.Эльдара, общее впечатление в Израиле состоит в том, что Катар будет действовать как филантроп и выступать на Ближнем Востоке в качестве своего рода спасательной финансовой команды. Он не будет пытаться закрепиться на территориях Западного берега р. Иордан. Вполне вероятно, что все, чего эмират действительно добивается, это купить статус, независимо от того, будет ли оказана помощь Газе или М.Аббасу, чтобы израильтяне максимально помогли им в Вашингтоне, Каире и Эр-Рияде.

При этом в секторе Газа многие ожидали еще одной военной эскалации с Израилем, если бы не было достигнуто этого прогресса в вопросе финансирования.

С 2012 года по февраль 2019 года Катар выделил 700 млн долларов в помощь сектору Газа, включая 150 млн долларов в октябре 2018 года. Эти деньги пошли на выплаты зарплат правительственным служащим ХАМАСа, закупку топлива для электростанции в Газе, оказание финансовой помощи 94 000 бедных палестинских семей и финансирование проектов временной занятости через Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР).

[i] Qatar seeks to cement truce between Israel, Gaza factions // Al-Monitor. 10.05.2019 — https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/05/qatar-financial-aid-palestinians-gaza-israel-ceasefire.html

[ii] Israel, Qatar interests merge on Gaza, West Bank // Al-Monitor. 10.05.2019 — https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2019/05/israel-qatar-saudi-arabia-us-west-bank-gaza-mahmoud-abbas.html

[iii] הקשר של קטאר לארגוני הטרור

// JCPA. 15.01.2017 — http://jcpa.org.il/2017/01/הקשר-של-קטאר-לארגוני-הטרור/

[iv] ברשות הפלסטינית הופתעו מהיקף הסיוע הקטארי: «זה לא היה מאושר בלי וושינגטון»

// Haaretz. 07.05.2019 — https://www.haaretz.co.il/news/politics/.premium-1.7212439

51.71MB | MySQL:101 | 0,319sec