О военной ситуации в Сирии (4 – 11 мая 2019 г.)

По данным совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение прошедшей недели было зафиксировано 136 нарушений режима прекращения огня. Это заметно ниже показателя предыдущей недели (163), что могло быть связано с приближением рамадана.

Продолжила очень активно фиксировать нарушения турецкая часть комиссии, особенно – в части, касающейся той части провинции Хама, которая примыкает к зоне деэскалации Идлиб, а также в провинции Алеппо.

В последующих данных учитывались максимальные показатели из представленной двумя частями комиссии информации. В частности, в провинции Латакия было зафиксировано по меньшей мере 31 нарушение (в течение предыдущей недели – 15), в провинции Алеппо – 20 нарушений (55), в провинции Хама – 28 (50), в провинции Идлиб – 16 (21). Таким образом, резко выросло число нарушений в провинции Латакия.

Летательные аппараты ВКС России в течение недели наносили удары по целям джихадистов из группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ) в провинциях Идлиб, Хама, Латкия.

6 мая Минобороны РФ сообщило, что боевики группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» дважды за день попытались обстрелять российскую авиабазу «Хмеймим» из реактивных систем залпового огня. Оба раза огонь велся с восточного направления из района населенного пункта Завия,  находящегося в Идлибской зоне деэскалации. Всего было выпущено 36 реактивных снарядов. Управление огнем боевики вели с помощью беспилотника. Обстрелы были отражены дежурными силами ПВО, жертв и разрушений на авиабазе нет. При этом применялись комплексы «Панцирь-М» и «Тор-М1». Огневые позиции боевиков были выявлены и подавлены ударами самолетов ВКС России и огнем артиллерии сирийских войск.

8 мая очередному обстрелу реактивными снарядами подверглась российская авиабаза «Хмеймим». Всего было выпущено 12 снарядов. Все они были сбиты средствами ПВО. В ответ самолеты ВКС России и сирийская артиллерия уничтожила огневые позиции боевиков группировок «Катиба Ардь эль-Баб» и «Катиба Джебель Бутма» в Идлибской зоне деэскалации.

В течение недели самолеты сирийских ВВС наносили удары по целям боевиков в провинциях Идлиб, Хама, Хомс.

В течение недели продолжались активные боевые действия в ряде провинций страны.

В провинции Идлиб после серии ударов самолетов ВКС России и ВВС Сирии группировка «Хайат Тахрир аш-Шам» к 6 мая переместила свои основные командные пункты ближе к границе с Турцией.

5 мая появилась информация о том, что турецкие военные оставили их наблюдательные посты на северо-западе провинции Хама. Это могло свидетельствовать о неминуемости атаки сирийских войск на позиции группировки Хайат Тахрир аш-Шам» близ зоны деэскалации Идлиб.

На севере провинции Хама правительственные войска 6 мая в боях против группировок «Хайат Тахрир аш-Шам» и «Исламская партия Туркестана» продвинулись в направлении двух деревень. В боях уничтожены 20 джихадистов. Погибли до 20 бойцов проправительственных сил.

7 мая боевики группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» попытались восстановить утраченные позиции, но их атака была отбита с большими для них потерями.

Там же 9 мая сирийские войска освободили деревни Калаат аль-Мадик, Туэйна и Эль-Каракат, выйдя тем самым к границе провинции Идлиб. Калаат аль-Мадик был оплотом группировки Хайат Тахрир аш-Шам» на северо-западе провинции Хама.

Также 9 мая боевики группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» массированной контратакой попытались восстановить контроль над городом Кафр-Набуда, утраченный ранее. Эта контратака была отбита сирийскими военными.

11 мая сирийские военные отразили контратаки террористов на севере провинции Хама, ликвидировав свыше 40 боевиков группировки «Хайат Тахрир аш-Шам». Также были уничтожены несколько единиц бронетехники джихадистов и реактивные установки. Боевики пытались вернуть под свой контроль населенный пункт Кфар-Набуда, расположенный в 15 км от их форпоста в Хан-Шейхуне, однако все их атаки были отбиты. Правительственные войска нанесли также ракетно-артиллерийские удары по тыловым базам «Хайат Тахрир аш-Шам» в районах Абдин, Кусабейн, Кфар-Сиджна и Шейх-Мустафа на юге соседней провинции Идлиб.

Начавшаяся 6 мая военная операции сирийской армии преследует цель восстановить контроль над автострадой Хама — Алеппо и обезопасить мирные селения в долине Сахль-эль-Габ у реки Оронт, которые регулярно обстреливают боевики.

10 мая в ходе совещания с полевыми командирами главарь группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» Абу Мухаммед аль-Джулани признал, что его боевики утратили контроль над городами Кафр-Набуда и Калаат аль-Мадик на севере провинции Хама.

На востоке провинции Хомс 8 мая сирийские военные начали очередную операцию по зачистке местности от боевиков ИГ.

В течение недели на сирийском треке сложно развивались отношения между Россией и Турцией.

5 мая вице-президент Турции Фуат Октай заявил, что российские и турецкие военные обсуждают ситуацию вокруг сирийского населенного пункта Тель-Рифаат в провинции Алеппо, который Анкара хотела бы контролировать. Понятно, что это не входит в намерения Дамаска и Москвы.

10 мая Анкара призвала Москву остановить наступление сирийских войск на провинцию Идлиб, обвинив Дамаск в стремлении установить контроль над югом провинции, что, по мнению турецкой стороны, нарушает Астанинские соглашения.

9 мая стало известно о создании на северо-западе Сирии новой коалиции, в которую вошли как джихадистские группировки, так и протурецкие формирования. Главная цель создания альянса «Фатх Димашк» — сдержать готовящееся наступление сирийской армии на Идлиб.

10 мая Россия заблокировала подготовленное рядом стран заявление СБ ООН по гуманитарному положению в Сирии из-за попыток извратить ситуацию в Идлибе. Об этом заявил заместитель постпреда России при ООН Владимир Сафронков, отвечая на вопрос об итогах закрытых консультаций Совбеза по Сирии.

«Мы разъяснили нашим западным коллегам, что российско-турецкий сочинский меморандум, к выполнению которого они нас призывают, содержит исключения в том, что касается борьбы с терроризмом, — отметил Сафронков. — Там прямо сказано, что меры деконфликтинга и деэскалации не касаются борьбы с терроризмом. Поэтому прежде, чем приступать к подготовке каких-либо документов Совета Безопасности ООН, наши западные партнеры должны прежде всего признать то, что в Идлибе хозяйничает «Нусра» («Хайат Тахрир аш-Шам» — авт.), под какими бы новыми названиями она не выступала».

В целом представляется, что настала пора признать: Турция – главная причина того, что провинция Идлиб превратилась в последний оплот террористов всех мастей и оттенков в Сирии.

51.86MB | MySQL:104 | 0,738sec