О влиянии разногласий между Военным советом и оппозицией на политическую ситуацию в Судане

Оппозиционные силы в Судане обвинили в среду Военный совет  в нежелании передавать власть и стремлении удержать под своим контролем управление страной. Об этом представители альянса «За свободу и перемены» заявили на пресс-конференции в Хартуме, которую транслировали арабские телеканалы. «Военный совет несерьезно относится к передаче власти и хочет полностью контролировать управляющий совет, не предоставляя альтернативы», — сказали они, обвинив военных в «политическом шантаже». «Совет затягивает с решениями и использует старые методы, пытаясь обойти требования масс вместо того, чтобы отвечать на них и не пытаться сконцентрировать власть в своих руках». Представители альянса выразили надежду на то, что новая встреча с политическими силами, к проведению которой призвал Военный совет, «не станет очередной манипуляцией» военных. Во вторник 8 мая официальный представитель Военного совета Шамс ад-Дин Каббаши сообщил журналистам, что армия изучили представленный оппозицией документ о принципах и структуре будущего переходного периода страны и согласна со многими его положениями. Вместе с тем, по его словам, есть моменты, в которых стороны расходятся. «Мы внесли ряд корректив», — отметил он. При этом разногласия касаются ряда принципиальных моментов, в том числе срока переходного периода, источника власти и права объявлять чрезвычайное положение в стране. Так, армия по-прежнему настаивает на двухлетнем переходном периоде, в то время как оппозиция считает, что провести все необходимые политические преобразования в Судане можно не ранее, чем за четыре года. Кроме того, в документе оппозиции не прописано положение об источнике законодательства. Военный совет хотел бы сохранить в этом качестве шариат (исламское право). Расходятся стороны и в том, какой орган будет уполномочен объявлять чрезвычайное положение в стране. Оппозиционные силы настаивают на том, что это должно быть прерогативой гражданского правительства, армия убеждена, что только будущий управляющий совет должен иметь на это право. Не согласны военные и с тем, чтобы вооруженные силы и спецслужбы находились под контролем «политической власти». В этой связи отметим, что все разговоры американских экспертов о том, что военные и гражданские общество нашли общий язык в рамках формирования  политической архитектуры в Судане после отстранения от власти О.аль-Башира были явно преждевременными. С началом рамадана противостояние между гражданскими протестующими и  Военным советом, которое началось 6 апреля, становится все более напряженным и односторонним. В настоящее время, по ряду оценок, число протестующих в рамках сидячей забастовки постоянно достигает цифры до 500 000 человек, и это движение не показывает никаких признаков ослабления во время рамадана. Военный совет, который никто, кроме РФ, ОАЭ, КСА и Венесуэлы, не признает официальным правительством, постепенно превращается в пустую оболочку и зависит не от сильно  ослабленной армии, а от ополчения генерала Хемидти, который не знает, что делать с властью, которая по умолчанию попала в его руки, и от прямой финансовой поддержки со стороны Эр-Рияда и Абу-Даби. И в этой связи отметим позицию коллективного Запада.  Возмущенное явным сочувствием, выраженным западными дипломатами сторонникам оппозиции в рамках протестов, Министерство иностранных дел Судана в воскресенье 12 мая призвало западные дипломатические представительства в Хартуме соблюдать нормы обычного международного права и дипломатические конвенции. При этом, по ряду данных, руководство Военного совета возмущено последовательными визитами европейских и американских дипломатов в район протестов вокруг штаба суданской армии на прошлой неделе и их  поддержкой требований оппозиции ускорить передачу власти гражданскому правлению. «Все визиты послов западных стран, в том числе главы миссии ЕС в сидячие места, осуществлялись без согласования с Министерством иностранных дел, которое должно быть уведомлено о передвижениях в опасных местах, чтобы иметь возможность обеспечить защиту в соответствии со своими международными обязательствами», — сказал суданский дипломат на условиях анонимности. Дипломаты Соединенных Штатов, Великобритании, Нидерландов, Германии, Италии, Швеции и Франции, а также глава представительства ЕС в Хартуме постоянно присутствуют в последние дни среди участников  сидячей забастовки.  В этой связи исполняющий обязанности заместителя министра иностранных дел Ильхам Ибрагим Мухаммед встретился в воскресенье с главами представительств европейских стран, Соединенных Штатов и Канады, аккредитованных в Хартуме. Пресс-секретарь МИД Бабикир аль-Сиддик заявил в заявлении для прессы, что чиновник поблагодарил иностранных дипломатов за их интерес и озабоченность политическими событиями в стране. Заместитель министра далее подтвердил приверженность Судана международным конвенциям, подтвердив обязательство защищать и обеспечивать безопасность дипломатических представительств и их членов. «В свою очередь, дипломатические представители должны выполнять свои обязательства в соответствии с международными конвенциями, пактами и дипломатической практикой», — подчеркнул пресс-секретарь. Опять же интересно, что сторонники суданской оппозиции на сидячей забастовке создали Комитет безопасности (так называемые «красные жилеты»), которому поручено защищать всех посетителей и гостей. Например, во время своего последнего по времени визита на место проведения  сидячей забастовки временный поверенный в делах США Стивен Кутсис был под охраной нескольких «красных жилетов». При этом полиция и другие регулярные силы не присутствуют на месте проведения акции протеста. Тем временем протестующие также расколоты на несколько фракций — это старые партии, существовавшие до 1989 года; партизанские отряды СНОД-Север и Суданское освободительное движение (СОД, одна из влиятельных повстанческих группировок Дарфура), которые наблюдают за развитием ситуации из Кордофана и Дарфура; Национальные силы консенсуса во главе с Омаром аль-Дигайром, среди которых надо прежде всего выделить  Конфедерацию подпольных профсоюзов, созданная после неудачного восстания против режима в 2013 году, лидером которой стал  Мухаммед Наги аль-Ассам.  Именно он заявил 11 мая, что  протестующие решили эскалировать протесты против Военного совета до достижения конечной цели — его ухода в отставку. Однако он не одобрил призывы к формированию революционного правительства, заявив, что эти меры будут направлены на вооруженное противостояние с военными, чего оппозиция  стремится избежать. Силы «декларации свободы и перемен» выпустили даже график эскалации протестов на неделю, начиная с воскресенья 12 мая. Они планируют организовать марши на сидячую забастовку в Хартуме и других штатах в дополнение к шествиям профессиональных групп. Эти шаги по эскалации произошли после недавних попыток силовым путем прорвать сидячую забастовку вокруг штаба армии. Оппозиционные силы обратились с призывом к незамедлительным действиям в воскресенье вечером, заявив, что  боевики из числа сотрудников военной разведки напали на некоторых членов полевых комитетов, ответственных за обеспечение протестующих питьевой водой, льдом и продуктами питания. В заявлении отмечалось, что эти силы препятствовали доставке основных товаров для сидячих забастовок за пределами штаба армии. Медленные темпы переговоров о передаче власти гражданским лицам и требование военного совета возглавить переходный период породили растущее недоверие между двумя сторонами, поскольку многие местные эксперты предсказывают серьезное ухудшение ситуации в предстоящие дни. На этом фоне оппозиционная коалиция дала 12 мая Военному совету 72 часа для достижения договоренности о передаче власти. При этом рискнем предположить, что за этим грозными заявлениями ничего серьезного не последует, и стороны вернутся в самое ближайшее время к своим тягучим переговорам.

Напомним, что 11 апреля после многомесячных акций протеста на фоне тяжелейшей экономической ситуации в стране армия отстранила от власти правившего 30 лет в Судане Омара аль-Башира и взяла управление государством в свои руки, создав переходный Военный совет, распустив парламент и приостановив действие конституции. Уже месяц в центре Хартума продолжается сидячая забастовка, участники которой добиваются выполнения армией всех выдвинутых оппозицией требований — передачи власти гражданским властям и искоренения из органов власти всех представителей бывшего режима. Глава Сил быстрой поддержки (СБП), ранее формирований «Джанджавид») Мухаммед Хамдан Далго (он же Хемидти) на сегодня располагает самыми мощными ресурсами по сравнению со всеми своими оппонентами в Судане и в настоящее время заявляет о себе, как о новом «сильном человеке» в Хартуме. Отметим, что этот лидер «джанджавидов» в свое время  пользовался покровительством Национальной службы разведки и безопасности (НСРБ), а затем и армии, родился в 1975 году. При этом он не имеет высшего военного или гражданского образования. Есть основания полагать, что и среднего у него тоже нет. Как нет соответственно и никакого политического опыта. С момента начала народного восстания 19 декабря 2018 года он дистанцировался от ближайшего окружения Омара аль-Башира и даже призвал «коррумпированных деятелей режима» предстать перед судом. Бывший министр обороны при О.аль-Башире Ахмед Авад бен Ауф показал позже, что именно Хемидти и его СБП сыграли решающую роль в свержении О.аль-Башира, стремясь успокоить «улицу», и отвлекая одновременно таким образом внимание от своей зловещей репутации, которую он приобрел в рамках умиротворения Дарфура. Хемидти сейчас утверждает, что он не ищет власти для себя и принимает западных послов для обсуждения возможных сценариев на будущее, хотя его силы развернуты по всей столице и прилегающим районам. К нему уже обращались исламисты и представители оси Доха-Анкара в рамках стремления установить с ним некое понимание, но он до сих пор колебался и сохраняет формальный нейтралитет в рамках своих предпочтений с точки зрения выбора основного международного спонсора. Впрочем, по нашей оценке, такой выбор в принципе предопределен просто в силу очевидных финансовых причин. И то, что сейчас Хемидти активно обрабатывают ОАЭ, в этом контексте совершенно не случаен.

Падение О.аль-Башира в Хартуме глубоко ослабило влияние Турции и Катара, которые ставили в основном на суданском направлении на контакты с представителями  «Братьев-мусульман». В настоящее время  «Братья-мусульмане» пытаются вновь заявить о себе, как о влиятельной политической силе на фоне продолжения массовых протестов. Несмотря на то, что в настоящее время власть не находится в руках гражданского общества, армии или стабильного правительства, призывы «Братьев-мусульман» остаются без внимания на улицах Хартума, несмотря на поддержку Дохи и Анкары. До сих пор исламистский военный режим колебался между осью Турция-Катар и осью Египет-Саудовская Аравия-ОАЭ, причем первая была образцом политического ислама, принятым правящей Партией национальный конгресс (ПНК). И в этой связи надо уточнить, что одним из лозунгов протестующих стало требование о том, чтобы власти отменили соглашение, подписанное недавно свергнутым О.аль-Баширом  с Анкарой в конце 2017 года, уступив в аренду Турции остров Суакин. Остров должен был принять военную базу, аналогичную той, которая была открыта в Могадишо в сентябре 2017 года. Кроме того, глава  Военного совета генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан недавно направил президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану послание, в котором подчеркнул, что «Суакин является неотъемлемой частью Судана и не может быть продан» и что он не потерпит «никакого иностранного военного присутствия в Судане». Предполагается, что он дал Анкаре один месяц на то, чтобы освободить остров. «Братьям-мусульманам» также запрещено организовывать свои собственные протестные манифестации  в Хартуме.  В результате турки и катарцы воздержались от направления своих эмиссаров в Хартум  для обсуждения перспектив экономического сотрудничества (читай: оказание финансовой помощи) с Военным советом. Это позиция кардинально расходится с позицией КСА и ОАЭ. Последние   12 апреля обязались выделить 3 млрд долл. Судану в рамках стабилизации курса национальной валюты. Министр энергетики  Сухейль Мухаммед Фарадж аль-Мазруи посетил на прошлой неделе Хартум в сопровождении бывшего главы канцелярии О.аль-Башира  Тахи Османа Ахмеда аль-Хусейна, который был уволен суданским президентом с своего поста  в 2007 году  и впоследствии стал советником наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана. Но происходящее сейчас совсем не означает, что турки  и катарцы, тем не менее, не поддерживают  тайный контакт с главой Сил быстрой поддержки   Хемидти. Другой вопрос в том, что они пока не для конца определились с тем, стоит ли делать на него ставку в условиях растущего международного бойкота.

51.51MB | MySQL:101 | 0,329sec