О наличии у ФРГ стратегии по палестино-израильскому противостоянию

Помимо признания Бундестагом движения по бойкоту Израиля (BDS-Movement) антисемитским, ФРГ предприняла еще один заметно произраильский шаг, проголосовав 22 мая против ежегодной резолюции Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), обвиняющей Израиль в плохой ситуации со здравоохранением на т.н. «оккупированных территориях, включая Восточный Иерусалим и сирийские Голаны». Действие это особенно интересно, с одной стороны, в контексте опубликованного 11 мая заявления МИД Германии о «необоснованной критике, предвзятом отношении и маргинализации в органах ООН» в адрес Израиля, а с другой стороны, учитывая, что Бундестаг в середине марта проголосовал против резолюции, призывающей изменить подход к Израилю на голосованиях в учреждениях ООН.

В приведенных фактах многие склонны видеть дипломатические сигналы, благоприятные для Израиля и неблагоприятные для палестинцев, свидетельствующие о наличии у федерального правительства долгосрочной программы действий. Так, главный переговорщик Рамаллы С.Эрекат обрушился на Берлин с критикой. По его словам, политика ФРГ «криминализирует бойкот – мирный и законный инструмент борьбы с израильской оккупацией». А в противодействие антисемитизму, который С.Эрекат все же признал «одним из величайших зол нашего времени», главное – не впадать в другую крайность. Представители ХАМАС, в свою очередь, заявили о том, что рассчитывали на поддержку Германии в рамках их борьбы за свои права и независимую государственность, под чем, судя по всему, хотели бы подразумевать главным образом денежные вливания, а вместо этого получили решение, «знаменующее собой черный день в истории прав человека».

Израиль со свой стороны помимо позитивной реакции на решение по BDS-Movement высоко оценил и немецкое голосование в ВОЗ, хотя позиция ФРГ принятию декларативной резолюции не помешала. Так, посол Израиля в Берлине Дж.Иссахаров поблагодарил ФРГ за участие в противодействии «политически мотивированному и одностороннему» документу, назвав действия германских представителей «важной и принципиальной позицией, соответствующей заявлению министра иностранных дел Хейко Мааса от 11 мая о роли Израиля на форумах ООН». Таким образом, Иерусалим стремится видеть в решениях Германии преемственность, свидетельствующую об адаптации нового курса. Кроме того, не последнюю роль здесь играет то, что позиция государства в ВОЗ совпала с мнением таких сторонников ближневосточной страны, как США, Канады, Бразилия и Венгрия.

Однако готовность США в следующем месяце представить в Манаме хотя бы часть своей «сделки века» у Берлина, судя по всему, энтузиазма не вызывает. Так, в среду специальный представитель президента США на международных переговорах Дж.Гринблатт, выступая перед Советом Безопасности ООН, куда Германия сейчас входит в качестве непостоянного государства-участника, столкнулся с европейскими возражениями, но звучали они довольно не убедительно. В частности, представитель ФРГ при ООН К.Хойсген в ответ отметил: «только решение на базе принципа двух государств для двух народов может удовлетворить чаяния как израильтян, так и палестинцев и обеспечить устойчивый мир и безопасность…Необходимо, чтобы урегулирование было достигнуто путем переговоров и гарантировало право на самоопределение палестинцам». Мысль эта, разумеется, важная, но не новая, да и не несет в себе никаких конкретных предложений. Отсюда возникает вопрос, есть ли у Берлина какая-то стратегия  на палестино-израильском треке, что важно, как принимая во внимание ситуацию в регионе, так и вновь возросшую активность США в деле урегулирования?

На этот вопрос ответил внешнеполитический представитель СвДП в Бундестаге Б.Джир-Сарай. С его точки зрения, сколько-нибудь заметной роли на Ближнем Востоке Германия в настоящий момент не играет. Кроме того, полноценной стратегии, по мнению парламентария, нет и у ЕС. Подтверждает это, к примеру, выступление французского представителя при ООН Ф.Делатра, который в духе К.Хойсген сказал что-то про палестинскую государственность. Решение по BDS-Movement препятствием для контакта с палестинской стороной, по мнению Б.Джир-Сарая не станет, а если и стоит с кем-то действительно бороться, то это Иран. При этом политик не отрицает наличия связей между Тегераном и палестинскими террористическими группировками в Газе.

Впрочем, это лишь мнение представителя отдельно взятой партии, в то время как в политических кругах ФРГ есть и другие подходы к оценке ситуации. Так, сразу несколько групп немецких депутатов обрушились с критикой на решение по BDS-Movement.  Глава комитета по внешней политике Бундестага Н.Реттген (ХДС) и ряд его однопартийцев считают, что новая практика помешает проводить различие между антисемитизмом и законным несогласием с мерами конкретного израильского правительства, а это уже звучит как заявление в стиле британских лейбористов. Представители фракции «зеленых» говорят о том, что игнорируются израильские нарушения, такие как незаконная поселенческая активность. Наконец, и те и другие переживают за дальнейшую работу немецких фондов с палестинскими организациями и представителями «гражданского общества», за что ФРГ в Израиле критикуют многие.

Из сказанного получается, что полноценной стратегии по отношению к конфликту нет, как в ФРГ на национальном уровне, так и в ЕС. При таком раскладе надеяться, что лояльность к Иерусалиму будет постоянной и долгосрочной пока рано, хотя даже если представители Германии будут временами голосовать в поддержку государства, это уже не мало. На международной арене поведение ФРГ в отношении Израиля во многом мотивировано позицией других государств, которые заявляют о предвзятом отношении к ближневосточной стране в ООН, тем самым угрожая занять более выгодные позиции на Ближнем Востоке за счет ответной лояльности Иерусалима. Кроме того, Берлину не нравиться выслушивать критику за солидаризацию с радикалами, хотя то, что теперь немецкие дипломаты на голосованиях придерживаются единого мнения, к примеру, с Венгрией, может также спровоцировать возражения, но уже с другой стороны. Во внутренней политике также идет борьба, охватывающая израильскую проблематику. К примеру, отказ от поддержки в Бундестаге мартовской резолюции о голосованиях в ООН многие связывают с тем, что она была выдвинута оппозицией и уже по этой причине не имела шансов на успех.

51.46MB | MySQL:109 | 0,426sec