Израиль: будет ли сформирована новая правящая коалиция?

До истечения срока, отведенного законом на реализацию мандата на формирование правительства, полученного по итогам состоявшихся в Израиле в апреле 2019 года парламентских выборов, лидером правоцентристской партии Ликуд Биньямином Нетаньяху, остаются считаные дни. Тем не менее, коалиционный договор ни с одной из партий, фракции которой порекомендовали президенту страны Реувену (Руби) Ривлину поручить Нетаньяху сформировать уже пятый за его политическую карьеру, правительственный кабинет, так и не подписан.

Поствыборная коллизия

Причиной такой нетривиальной для израильской политической практики ситуации стали ощутимые идеологические противоречия между входящими в широкий правый лагерь потенциальными партнерами Ликуда по коалиции, в сумме набравшими 65 из 120 парламентских мандатов. Речь идет о двух «общенационально-секторальных» партиях, представленных в Кнессете фракциями по 5 депутатов каждая — «светской правой» партии «Наш дом-Израиль» (НДИ) бывшего министра обороны Авигдора Либермана, черпающей основную поддержку в среде репатриантов-выходцев из бывшего СССР. И объединение правых религиозно-сионистских партий «Еврейский дом», «Национальное единство» и «Сила Израиля», в основном, представляющих религиозных сионистов из еврейских поселений Иудеи и Самарии и городов со смешанным и религиозным населением внутри «Зеленой черты».

Кроме того, потенциальными партнерами по новой коалиции считаются и две секторальные партии религиозных ультраортодоксов (т.н. «харедим»), набравшими по 8 мандатов каждая: сефардская партия ШАС и блок партий ультрарелигиозных евреев-ашкеназов «Яадут ха-Тора» («Еврейство Торы», ЕТ). Как мы не раз отмечали, идеологические воззрения избирателей этих партий чаще склоняют их к правой части политического спектра, их лидеры как правило, не претендуя на общенациональное лидерство, в основном обеспокоены продвижением темы максимальных бюджетных выплат в пользу их, в массе своей, малообеспеченного, по израильским понятиям, электората. А также поддержании статуса ультрарелигиозных общин и контролируемых ими социальных, муниципальных и образовательных учреждений.

Партнер Ликуда по прежней коалиции – собственно центристская партия «Кулану», («Все мы») успешно дебютировавшая на выборах в Кнессет 20-го созыва (10 мандатов), завершила нынешнюю электоральную гонку с весьма скромным результатом в 4 мандата, сохранив часть голосов, набранных в свое время ею из умерено-правой части политического спектра и поэтому не имеет проблем с тем, чтобы вновь занять левый фланг нового правоцентристского правительства. Причина, по которой лидер этой партии, министр финансов Моше Кахлон, который надеется сохранить за собой этот пост и в новой каденции, не подписал пока коалиционного соглашения – это его желание ознакомиться с общими финансовыми обязательствами Ликуда перед всеми партнерами и получить разъяснения Нетаньяху об источниках выделяемых им бюджетов.

Притом, что СМИ активно цитируют фразу, брошенную премьер-министром, что «бюджетные запросы партнеров по коалиционным переговорам были бы разумны, если бы у Израиля был такой бюджет, как у США», не похоже, что финансовый аспект является главным препятствием в формировании коалиции. Судя по всему, основные понимания по поводу тех аспектов бюджетной политики, которые будут в состоянии обеспечить реализацию социально-экономической платформы партий, ведущих коалиционные переговоры, уже, в основном достигнуты.

Нет особых сложностей и в вопросе распределения министерских портфелей среди будущих коалиционных партнеров. Единственной широко обсуждаемой в этом плане проблемой является требование Блока правых партий (БПП) передать этому объединению посты министров просвещения и юстиции, которые ранее возглавляли лидеры объединения «Еврейский дом – Национальное единство» Нафтали Беннет и Аелет Шакед. Накануне выборов эти политики вышли из данного блока, но созданная ими, в расчёте на голоса умеренных религиозных сионистов «Новая правая партия» вплотную приблизилась, но так и не смогла пройти 3.25%-ный электоральный барьер. На этом этапе влиятельные фигуры в руководстве Ликуда требуют от Нетаньяху оставить эти портфели, особенно – Министерство юстиции, критичное для осуществления стоящей на повестке дня реформы верхушки правовой системы страны, за правящей партией. Однако, судя по информации, которая попадает в СМИ, компромисс по данному пункту не является недостижимым.

Сложнее с двумя остальными пунктами, которые активно дебатировал во время избирательной кампании, и, несомненно, станут важными элементами повестки дня будущего правительства. Первым моментом является судьба радикальной  исламистской группировки ХАМАС, управляющей анклавом в секторе Газа. Как мы уже отмечали, именно разногласия между премьер-министром Биньямином Нетаньяху, полагающим необходимым сохранить статус-кво в отношении Сектора и поддерживать режим «сдерживания» ХАМАСа, и Авигдором Либерманом, требовавшим разгрома этой группировки, привели к уходу НДИ из коалиции. И, в конечном итоге, к недавним досрочным выборам.

В ходе нынешних коалиционных переговоров, условием присоединения НДИ к коалиции, с возвращением Либермана на пост министра обороны, является предоставление ему права, по согласованию с Нетаньяху, реализовать в подходящий момент свой план, без того, чтобы он, как это случалось в прошлом, был заблокирован остальными членами военно-политического кабинета. Пока прямой декларации о согласии премьера на это требование информации не поступало. Но если учесть, что практически все потенциальные члены коалиции – и даже лидеры основного оппозиционного блока «Кахоль-Лаван» практически солидарны в необходимости, рано или поздно, демонтажа режима ХАМАСа в Газе, устраивающая Нетаньяху и Либермана формула, судя по всему, найдется.

Компромисс – или выборы

Главным же «камнем преткновения» при формировании новой коалиции, как и предполагалось, стали гражданские вопросы, и в первую очередь – взаимоотношения государства и религиозных общин. НДИ настаивает на принятии без изменений разработанного Минобороны, в период, когда во главе этого ведомства находился Авигдор Либерман, закона о призыве в ЦАХАЛ ультрарелигиозной молодежи. Против чего, естественно, настойчиво возражают представляющие интересы этого сектора «Яадут ха-Тора» и ШАС, настаивая на сохранении прежнего порядка автоматического освобождения от призыва учащихся религиозных школ (йешив), где молодые «харедим» практически поголовно находятся до достижения ими непризывного возраста.

«Призыв для всех», как часть весьма популярной в обществе идеи «равного распределения гражданского и налогового бремени», был лозунгом НДИ на выборах и стал одним из 5 пунктов их требований на коалиционных переговорах, и по этому пункту Либерман, похоже, готов идти до конца. Ситуация осложняется и тем фактом, что среди лидеров БПП, не только солидарных с достаточно жесткой платформой НДИ и правого крыла Ликуда в области внешней политики и безопасности, но и нередко озвучивающие намного более радикальные требования, тон задают представители т.н. «национально-ультрарелигиозного лагеря», чьи убеждения в вопросах взаимоотношений религии и государства нередко оказываются близкими, или даже идентичными позициям «харедимных» фракций – что, в общем, и случилось на этот раз. В итоге, именно НДИ стала адресом мощного давления переговорной группы Ликуда и информационной компании, требующей от Либермана пойти на компромисс в вопросе призыва «харедим», с тем, чтобы не препятствовать созданию коалиции правых сил. В свою очередь, в руководстве этой «светской правой партии с русским акцентом» утверждают, что все возможные компромиссы были достигнуты при подготовке закона о призыве, принятом в первом чтении еще в прошлую каденцию, и никаких «компромиссов по поводу компромиссов» более не будет.

На самом деле, как справедливо отмечают некоторые комментаторы, закон о призыве является лишь верхушкой айсберга. В то время как религиозные партии говорят, что их требования касаются лишь сохранения действующего светско-религиозного статус-кво, в НДИ трактуют ситуацию иначе. Там полагают, что на самом деле речь идет о закреплении уступок, которые были получены ультрарелигиозным истеблишментом в нарушение принципов статус-кво в прошлую каденцию.

По данным СМИ, на переговорах с партией ШАС и блоками «Яадут ха-Тора», и БПП представители Ликуда практически приняли почти все требования этих партий в вопросах взаимоотношений религии и государства. В том числе, обязательства правящей коалиции  блокировать любые частные законодательные инициативы в этой сфере, не допустить прохождение законопроекта о запрете повторных проверок «еврейства», сохранить монополию ортодоксального раввината на признание процесса гиюра (перехода в иудаизм). А также принять точку зрения «харедим» на порядок проведения необходимых работ и деятельность предприятий сферы услуг и развлечении в шабат.

Иными словами, речь, в контексте закона о призыве,  идет о символе конфликта по целому комплексу гражданских вопросов. Причем, его водораздел проходит не столько между светским и религиозным населением, сколько между сионистским большинством (включающим светских и соблюдающих традицию еврейских граждан страны, а также большинство религиозных сионистов и даже рациональную часть ультрарелигиозных евреев) и несионистским меньшинством из числа наиболее консервативной части «харедим», а также  руководства партий израильских арабов. Определенное понимание этой ситуации есть и среди некоторых лидеров ультрарелигиозных партий, во всяком случае, руководство ШАС и входящего в блок «Еврейство Торы» партии «харедим» литовского направления «Дегель ха-Тора» осознают, что предложенный Минобороны проект закона о призыве, учитывающий потребности и особенности этого сектора  — лучший из всех возможных. Договоренность блокируют религиозные авторитеты входящей в тот же блок хасидской партии «Агудат Исраэль», и на момент написания этих строк остается непонятным, удастся ли их склонить к компромиссу. Или страна, учитывая, что шансы на создание альтернативной коалиции призрачны, впервые за всю свою историю, пойдет на новые парламентские выборы в момент, когда избранный лишь полтора месяца тому назад парламент фактически еще не приступил к работе.

42.38MB | MySQL:92 | 1,107sec