Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (20 – 26 мая 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с сохраняющейся напряженностью в отношениях между США и Ираном. Тем не менее, в зоне Персидского залива отмечается некоторое снижение уровня американо-иранского противостояния, что, однако, не исключает рецидивов его обострения.

Президент США Д. Трамп заявил 20 мая, что готов провести переговоры с властями Ирана только тогда, когда «они будут готовы». Трамп вновь предостерег власти Ирана от провокационных действий и угроз в отношении США, хотя и указал на отсутствие каких-либо признаков такого поведения Тегерана. Уровень угрозы для США со стороны Ирана остается высоким, однако Вашингтону удалось заставить Тегеран воздержаться от реализации планов по нанесению ударов по американцам в регионе, считает и. о. министра обороны США П. Шанахан. По словам госсекретаря США М. Помпео, угрозы, исходившие от Ирана в последние недели, не были связаны с ядерной программой Тегерана. «Это были обычные действия с применением вооруженных сил Ирана и его посредников в регионе. Поэтому речь не шла о ядерной программе», — отметил госсекретарь. Д. Трамп заявил 23 мая, что не видит необходимости отправлять подкрепления для войск США на Ближнем Востоке в связи с нынешней эскалацией напряженности между Вашингтоном и Тегераном. Однако уже на следующий день, 24 мая, он дал согласие на отправку дополнительного контингента американских войск на Ближний Восток. Речь идет о 1,5 тыс. военнослужащих. В Пентагоне заявили, что этот американский контингент не будет размещен на территории Сирии и Ирака. Кроме того, администрация Д. Трампа приняла решение без одобрения Конгресса США осуществить продажу различных вооружений Иордании, Саудовской Аравии и ОАЭ на сумму 8,1 млрд долларов для «сдерживания иранской агрессии».

20 мая Иран в рамках стандартной процедуры Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе ИРИ предупредил МАГАТЭ об увеличении объема производства низкообогащенного урана в четыре раза. Речь идет об уране со степенью обогащения до 3,67%.

США не менее десяти раз предлагали Ирану начать переговорный процесс, заявил 20 мая президент Ирана Х. Роухани. Однако, по его убеждению, «нынешние условия не подходят для начала диалога». Верховный лидер ИРИ А. Хаменеи 21 мая выразил неудовлетворение дипломатическими усилиями президента Х. Роухани и главы МИД Ирана М. Д. Зарифа по претворению в жизнь СВПД. В то же время в МИД ИРИ заявил, что Тегеран, в отличие от европейских партнеров, готов соблюдать обязательства по выполнению ядерного соглашения, указав одновременно, что обещания европейцев – «лишь пустые слова». Тегеран стремится установить сбалансированные отношения с государствами Персидского залива и готов подписать с ними договор о ненападении, заявил 26 мая глава МИД Ирана М. Д. Зариф.

По имеющейся информации, Иран недавно перебросил в район АЭС в Бушере зенитные ракетные системы С-300ПМУ2.

Эксперты отмечают, что «тактика Тегерана на нынешнем этапе состоит в том, чтобы не вступать в прямые военные столкновения с американцами, а вести войну руками своих союзников (proxy wars). Одновременно удары по нефтяным объектам несут в себе послания как американским союзникам в регионе, так и самим США. КСА и другие монархии Персидского залива должны задуматься над тем, что иранцы могут обнулить и их собственный экспорт нефти, что несет угрозу их экономическому благополучию». В этой связи характерно заявление правительства КСА от 22 мая о том, что Эр-Рияд готов сделать все от него зависящее, чтобы не допустить в регионе никакой войны.

21 мая в МИД России заявили, что увеличение производства низкообогащенного урана не означает, что Иран нарушил условия ядерной сделки. При этом Москва рассчитывает, что Тегеран воздержится от новых шагов по приостановлению своих обязательств в СВПД, «пока остальные участники ведут работу по ее поддержанию». Россия также считает важным созыв Совместной комиссии по ядерной сделке с Тегераном.

21 мая президент России В. Путин, президент Франции Э. Макрон и канцлер Германии А. Меркель в телефонном разговоре подтвердили приверженность дальнейшему торгово-экономическому сотрудничеству с Ираном и отметили важность сохранения ядерной сделки с этой страной. Три лидера «подчеркнули необходимость убедить Иран остаться в сделке».

В МИД РФ подчеркнули, что «санкциями и военным давлением, резкой, агрессивной риторикой в Вашингтоне целенаправленно провоцируют Тегеран на более жесткие ответные действия, ищут повод для прямой конфронтации. Это очень опасная линия. Она не только разваливает СВПД, но и чревата дестабилизацией всего Ближнего Востока».

Тем временем Турция и Индия, выполняя требования США, прекратили в мае импорт иранской нефти, однако Афганистан продолжает покупать нефть в ИРИ.

На северо-западе Сирии, главным образом в северной части провинции Хама, продолжаются боевые действия между правительственными войсками, поддерживаемыми авиацией ВКС России, и боевиками террористических и экстремистских группировок во главе с «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в РФ). Боевики ХТШ 21 мая начали очередное наступление на позиции ВС САР. Главный удар был нанесен в направлении города Кафр-Набуда, который был оставлен сирийской армией 22 мая. Боевики также предприняли две попытки прорыва в южной части провинции Идлиб западнее и восточнее Кафр-Набуда. Бандформирования нанесли 22 мая удар с помощью беспилотников по теплоэлектростанции к югу от города Хама, причинив этому важному экономическому объекту значительный материальный урон. Тем не менее, ТЭС была быстро восстановлена. 26 мая части сирийской армии провели успешную операцию, выбив боевиков из Кафр-Набуда.

Продолжаются регулярные ракетные обстрелы российской авиабазы «Хмеймим» из Идлиба. ВВС Сирии и авиация ВКС России наносят удары по различным объектам террористов. Как подчеркнули в МИД РФ, эти удары «наносятся исключительно по подтвержденным разведданными объектам террористов. Ни о каком мирном сосуществовании с ними разговора быть не может». Тем временем сирийская армия готовит новое боле масштабное наступление на боевиков в идлибской зоне.

Президент России В. Путин 21 мая обсудил по телефону с президентом Франции Э. Макроном и канцлером Германии А. Меркель ситуацию в Сирии, «в том числе в свете многочисленных нарушений перемирия в Идлибе».

Администрация США не располагает информацией, которая бы подтверждала выводы о недавнем применении химического оружия в сирийской провинции Идлиб, признал 22 мая американский спецпредставитель по Сирии Дж. Джеффри. Он также признал, что силы сирийской оппозиции нарушали режим прекращения огня в провинции Идлиб. По мнению Джеффри, Россия может играть важную роль в разрешении конфликта в Сирии и заинтересована не меньше, чем США, в поисках выхода из сложившейся ситуации. При этом, по словам дипломата, РФ и США расходятся во мнениях по Сирии фактически лишь по двум вопросам — о поддержке нынешнего правительства в Дамаске и о действиях Ирана. Дж. Джеффри заявил, что США рассматривают преимущественно курдские формирования «Сил демократической Сирии» исключительно как военных союзников в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в РФ) и не предлагают им никакого самостоятельного политического будущего.

Сложная обстановка сохраняется в Судане, где правящий Военный совет и оппозиция в лице альянса «Силы за свободу и перемены» (ССП) не могут договориться о составе будущего суверенного совета по управлению страной. 24 мая ССП сообщил, что переговоры с военными не приостановлены, а прекращены. Одновременно оппозиционеры призвали к проведению в стране 28-29 мая двухдневной всеобщей забастовки. В то же время влиятельная оппозиционная партия Судана «Аль-Умма» отвергла призывы к проведению в стране всеобщей забастовки.

Главным разногласием между военными и оппозицией является вопрос о том, кто будет руководить страной в ближайшие три года. Военные настаивают, что именно они должны играть ведущую роль в создаваемом органе власти, а альянс ССП готов согласиться только с гражданским лидерством, опасаясь, что армия решит сохранить свою власть и оставит безнаказанными преступления окружения бывшего президента Судана О. аль-Башира. В ССП заявляют, что военное представительство в управляющем совете должно быть ограниченным, а военным, которые войдут в него, следует заниматься только вопросами обороны, армии.

Военные руководители Судана стремятся получить поддержку со стороны ведущих арабских стран. Так, зам. главы Военного совета генерал М. Х. Дагало (Хамидти) 24 мая встретился в Джидде с наследным принцем КСА Мухаммедом  бен Сальманом. Глава Военного совета Судана А. Ф. аль-Бурхан прибыл 25 мая в Каир, где провел переговоры с президентом Египта А. Ф. ас-Сиси. Каир и Хартум заключили 25 мая соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности и о борьбе с терроризмом. 26 мая А. Ф. аль-Бурхан посетил с визитом ОАЭ.

22 мая министр обороны Турции Х. Акар заявил, что Анкара направила военный персонал в Россию для прохождения обучения эксплуатации ЗРС С-400. Министр также заявил, что Турция продолжает вести диалог с США касательно приобретения российских С-400, но в то же время готовится к введению санкций со стороны Вашингтона. Со своей стороны, Госдепартамент США 22 мая пригрозил Анкаре «весьма реальными и крайне негативными последствиями» поставок С-400 в Турцию. США намерены сохранить союзнические отношения с Турцией несмотря на покупку Анкарой С-400, заявил 22 мая главком ОВС НАТО в Европе генерал Т. Уолтерс. «Консультации продолжатся, мы ищем решение проблемы с С-400», — сообщил генерал.

Тем временем в Турции продолжаются репрессии в отношении лиц, подозреваемых в причастности к «террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО), которую Анкара обвиняет в организации попытки переворота в июле 2016 г. Так, 20 мая власти выдали ордера на задержание 249 сотрудников МИД Турции.

20 мая израильские СМИ сообщили о достижении договоренности межу Израилем и радикальным палестинским движением ХАМАС при посредничестве Египта и ООН о шестимесячном прекращении огня на границе между еврейским государством и сектором Газа. ХАМАС опроверг эти сообщения, однако политические наблюдатели утверждают, что соглашение все же было достигнуто.

Два кандидата на пост президента Алжира подали документы в Конституционный совет страны в последний день регистрации — 25 мая. Это — врач А. Хаммади и инженер Х. Тавахири. Хотя, скорее всего, выборы нового главы государства вряд ли состоятся в намеченный срок – 4 июля. Тем временем 24 мая в крупнейших городах страны вновь прошли многотысячные демонстрации, участники которых требовали отсрочки выборов и устранения правящей элиты. Полиция провела массовые аресты среди протестующих.

Ливийская национальная армия (ЛНА) под командованием фельдмаршала Х. Хафтара 20 мая объявила о введение запрета на использование портов в западной части страны с целью прекращения снабжения вооруженных формирований в западном регионе. В особенности это касается Турции.

22 мая Х. Хафтар на встрече в Париже с президентом Франции Э. Макроном, заявил об отсутствии условий для перемирия в Ливии и переходу к политическому диалогу. Э. Макрон попросил Х. Хафтара обеспечить защиту гражданского населения, а также работать над установлением перемирия и возобновлением политических переговоров. Э. Макрон также напомнил х. Хафтару об «обязательствах, которые он брал на себя во время предыдущих международных конференций, в том числе во Франции, Италии и ОАЭ». В частности, речь идет о создании переходного правительства, формировании единых государственных институтов и подготовке к всеобщим выборам.

 

Приложение

 

 

О наступлении сирийской армии на северо-западе страны

 

 

В период с 6 по 17 мая правительственные войска Сирии при интенсивной поддержке авиации ВКС России провели ограниченную по целям и масштабам наступательную операцию на севере провинции Хама против боевиков террористической группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, бывшая «Джебхат ан-Нусра», запрещена в РФ) и союзных ей бандформирований. Целью операции, по мнению военных наблюдателей, было главным образом восстановление контроля над автострадой Хама — Алеппо, то есть фактически речь шла о «выдавливании исламистских групп (причем как просаудовских, так и протурецких авт.) из зоны на стыке Идлиба и Хамы».

Напомним, что в 2015 г. сирийская армия уже пыталась провести наступление на северо-востоке провинции Хама, однако, потеряв большое количество бронетехники, была вынуждена отступить.

В конце апреля командование сирийских вооруженных сил начало подготовку новой операции. На северо-запад страны были переброшены дополнительные силы и техника.

Отметим, что обстановка на северо-западе Сирии в Идлибской зоне деэскалации на протяжении длительного времени характеризовалась повышенной напряженностью. Боевики постоянно обстреливали позиции сирийской армии и населенные пункты. Экстремисты также регулярно атаковали беспилотниками и обстреливали из РСЗО российскую авиабазу «Хмеймим», создавая угрозу жизни российским военнослужащим. В ответ авиация ВКС РФ и ВВС САР наносили удары по скоплениям личного состава и техники противника, укрепрайонам боевиков в Идлибской зоне. Отмечалась концентрация сил боевиков на юге зоны. Именно регулярные нападения противника на авиабазу «Хмеймим» стали поводом для начала операции сирийской армии. «Действия сирийских правительственных войск и ВКС России в районе сирийского Идлиба — это реакция на вылазки террористов», — заявили 8 мая в МИД РФ. «Москва исходит при этом из главного посыла: в Идлибе сконцентрировались террористы, а они находятся вне закона», — подчеркивают российские эксперты.

6 мая правительственные войска начали наступление. Ему предшествовали продолжительные артиллерийские и авиационные удары. Предварительно позиции боевиков были тщательно разведаны, в том числе с применением беспилотников. При этом сирийские военные использовали «принципиально отличающуюся от 2015 г. тактику. Атак масс бронетехники без сопровождения пехоты больше не было». После огневой подготовки первыми атаковали противника штурмовые группы, занимавшие поселки и проводившие их зачистку. И только после этого в населенные пункты заходила бронетехника, до этого огнем прямой наводкой поддерживавшая действия штурмовых групп. После занятия населенного пункта сирийские военные сразу начинали закрепляться на захваченных позициях. Артиллерия, обстреливала местность, где боевики могли скапливаться для контрудара, ВВС САР и ВКС РФ работали по коммуникациям боевиков, препятствуя подходу резервов для контратак. Уже в первые часы операции была занята господствующая над местностью высота Телль-Отма, а за ней несколько близлежащих селений.

После ожесточенных боев сирийская армия 8 мая овладела важным опорным пунктом противника городом Кафр-Набуда. Бандформирования были выбиты также из целого ряда населенных пунктов провинции Хама в районах, прилегающих к провинции Идлиб с юга. Правительственные войска приблизились к городу Хан-Шейхун на юге провинции Идлиб, где находится крупный форпост боевиков. Противник предпринимал активные, но безуспешные попытки контратаковать наступающие части ВС САР. В ответ правительственные войска усилили интенсивность ракетно-артиллерийских и авиационных ударов по тыловым базам, огневым позициям, скоплениям личного состава и командным пунктам боевиков.

9 мая правительственные войска без боя заняли город Калаат аль-Мадик: в результате переговоров со старейшинами, местные жители вынудили боевиков покинуть этот населенный пункт. Также были заняты еще несколько селений. 11 мая элитные формирования «Силы Тигра» вышли в долину Эль-Габ. В последующие дни части сирийской армии устанавливали контроль над новыми населенными пунктами, двигаясь в общем направлении к границе провинции Идлиб. 15 мая сирийские войска вошли в город Хувайз Тахтани, после чего подошли к опорному пункту боевиков ХТШ — Эль-Хамре, находящемуся в горном районе Джебель аз-Завия. Боевики постоянно предприняли контратаки с целью вернуть город Кфар-Набуда, а также атаковали на других участках. Все они были в основном отражены. Артиллерия и авиация препятствовали противнику подтянуть к городу крупные силы. Кроме того, авиационные (с участием авиации российских ВКС) и ракетно-артиллерийские удары наносились по тыловым базам и коммуникациям террористов на юге провинции Идлиб.

С началом наступления правительственных войск к террористам стали поступать подкрепления как из глубины провинции Идлиб, так из районов, контролируемых турецкими войсками, в частности, из Африна. 14 мая главарь ХТШ А. М. аль-Джулани запросил помощь у других антиправительственных группировок с тем, чтобы сдержать наступление сирийских войск. Руководители террористических и экстремистских группировок в Идлибе пытались создать единое командование своих формирований.

Продолжались регулярные обстрелы и атаки беспилотников противника на российскую базу Хмеймим из Идлибской зоны деэскалации, которые успешно отражались. Позиции РСЗО противника оперативно выявлялись и поражались авиацией ВКС РФ и артиллерией сирийских правительственных войск, однако без занятия войсками позиций, с которых ведутся обстрелы, прекратить их не представляется возможным.

Помимо провинций Хама и Идлиб активные боевые действия велись на севере провинции Латакия, где сирийская армия безуспешно пыталась овладеть городом Кабани, и с протурецкими боевиками в западной и северной части провинции Алеппо.

Наступательная операция ВС САР против террористов на севере провинции Хама вызвала резкую негативную реакцию руководства Турции и стран Запада. Анкара призвала Москву остановить наступление сирийской армии, обвинив Дамаск в стремлении установить контроль над южной частью Идлиба, что, по мнению Анкары, угрожает формированию конституционного комитета Сирии, а «целью режима [Асада] является саботаж турецко-российского сотрудничества в Идлибе и стремление навредить духу астанинских переговоров по Сирии». Страны Запада выразили крайнюю обеспокоенность эскалацией боевых действий на северо-западе Сирии, что, по их оценке, ведет к «ухудшению гуманитарного кризиса» в Идлибе и потребовали прекращения военной эскалации. Вновь стал муссироваться вопрос о якобы имевшем место применении сирийскими ВС химического оружия.

С ноля часов 18 мая ВС Сирии в одностороннем порядке прекратили огонь в Идлибской зоне деэскалации на 72 часа. К этому времени войска вышли на рубеж севернее Кфар-Набуда. За время наступления сирийская армия и ополченцы освободили 74 кв. км территории, 19 городов и поселков, расширив зону своего контроля на глубину до 20 км на севере провинции Хама.

В целом ход операции в провинции Хама продемонстрировал видимый качественный рост боеспособности сирийской армии, реорганизованной при содействии российских военных советников и специалистов.

Боевики ХТШ и союзные ей бандформирования отказались соблюдать режим прекращения огня и продолжили обстрелы и атаки на правительственные силы. Более того, противник использовал объявленное перемирие для перегруппировки своих сил и подготовки контрнаступления с целью вернуть утраченные им ранее районы на севере провинции Хама. 21 мая боевики «Хайат Тахрир аш-Шам» начали наступление на позиции ВС САР и 22 мая захватили город Кафр-Набуда. Это событие продемонстрировало традиционную для сирийской армии слабость в обороне. Противник также предпринял попытки прорыва оборонительных позиций военных западнее и восточнее города, которые были отражены. 26 мая части сирийской армии провели успешную операцию, вновь освободив от террористов Кафр-Набуда.

Продолжаются регулярные ракетные обстрелы российской базы в Хмеймие. Только 22 мая террористы запустили по Хмеймиму 17 ракет из провинции Идлиб, однако все эти атаки закончились безрезультатно. В этот же день беспилотники террористов нанесли удары по теплоэлектростанции к югу от города Хама, нанеся этому важному экономическому объекту значительный ущерб, однако электростанция была быстро восстановлена.

Тем временем сирийская армия ведет подготовку к более масштабной наступательной операции в провинции Идлиб. В этой связи отметим, что по оценке зарубежных военных экспертов, с чьим мнением можно в общем-то согласиться, «сирийское правительство не обладает военными возможностями, чтобы вернуть и удерживать все контролируемые оппозицией территории на северо-западе Сирии».

42.79MB | MySQL:92 | 1,024sec