Иран-США: словесные баталии продолжаются

Похоже, ирано-американская конфронтация на Ближнем Востоке перешла в плоскость словесных баталий. Стороны упражняются во взаимных обвинениях, не забывая, впрочем, готовиться к гипотетически возможной горячей фазе. Так, на днях заместитель главнокомандующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) генерал Али Фадави в интервью информационному агентству «Фарс» сказал, что американцы переживают самый чувствительный период своего военного присутствия на Ближнем Востоке, ибо сейчас они «слабы как никогда».  Мнение иранского военачальника прозвучало на фоне того, что США как раз сейчас решили укрепить свою региональную военную группировку командированием туда еще полутора тысяч военнослужащих.  Учтем и то, что в течение последних месяцев в Персидский залив переброшено много военно-морской техники, способной серьезно повысить боеспособность региональной группировки ВС США.  Необходимость укрепления этой группировки США аргументируют задачами защиты  национальных интересов перед лицом явственно ощущаемых угроз со стороны Ирана. В ответ, глава иранского МИДа Мохаммад Джавад Зариф, находившийся в эти дни с официальным визитов в столице Пакистана Исламабаде, сказал, что, напротив, его страна находится перед лицом американских угроз, потому что наращивание сил США в регионе угрожает миру и безопасности Ближнего Востока, и этому «необходимо противостоять». Днем ранее президент Ирана Хасан Роухани, встречаясь с местными журналистами, в очередной раз коснулся причин нынешнего роста напряженности на ирано-американском направлении, связанного с жесткой санкционной политикой США, с целью обнулить иранский экспорт нефти, по сути – становой хребет национальной экономики. Президент попросил журналистов больше писать о достижениях его правительства, «чтобы народ не терял ощущение надежды». По словам президента, вряд ли можно говорить о больших лишениях, которые испытывают граждане Исламской Республики. «Конечно,- признал он, — мы переживаем далеко не лучшие времена». «Но враг должен знать, что несмотря на все это, люди не отказываются от поддержки своего государства, правительства», — заявил Х.Роухани.  Процитированный нами выше глава иранского МИДа не раз утверждал, что переживаемые народом лишения – осознанный выбор, который сделали иранцы,  солидаризируясь с режим Исламской Республики.  Такие слова имели достаточно жесткую реакцию иранского общества.

Здравому человеку трудно представить и реакцию на парадоксальное высказывание президента Х.Роухани, прозвучавшее на днях: «Если США разбомбят все города Ирана и убьют всех его граждан, то и тогда иранский режим не пойдет на переговоры с США» (sic!). Обратим внимание на то, как аргументирует невозможность начала диалога с США верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи: «Разве мы настолько больные люди, что готовы сесть с американцами за стол переговоров, где будем говорить с ними о нашей ракетной и ядерной программе, и откажемся от помощи арабским, исламским  и палестинским организациям сопротивления (имеются в виду, как минимум, «Хизбалла», ХАМАС и «Исламский джихад» – В.М.) и прекратим военную помощь другим странам?». Трудно поверить, что это тот самый аятолла Хаменеи, который менее четырех лет назад под прессом санкций пошел на венские договоренности за столом переговоров, где среди шести посредников были и США, показав невиданную с позиции сегодняшнего дня податливость и гибкость. Заметим, что сегодняшнее давление санкционного прессинга гораздо чувствительнее того, что испытывала страна в финале ядерных переговоров. Тогда вряд ли можно было говорить о приближении финансового и экономического краха исламского режима. Сейчас о такой возможности  можно слышать даже из уст иранских лидеров.

Находясь в эти дни в Японии, президент Дональд Трамп 27 мая произнес там по сути примирительные слова, что США не хотят демонтажа режима Исламской Республики. Он озвучил комплименты в адрес иранского народа, сказав, что даже при нынешнем руководстве иранцы могут противостоять трудностям и двигаться вперед. Как сказал Д.Трамп, все нынешние проблемы можно решить достаточно просто, отказавшись от реализации ядерной программы с вытекающими угрозами безопасности регионального и глобального уровня. «Посмотрим, как все будет на самом деле», — заявил он . Аналитики предполагают, что японский премьер-министр Синдзо Абэ  в ближайшие дни посетит с визитом Тегеран. Вероятно, речь идет о попытке посредничества с японской стороны, что не выглядит столь уж маловероятно, учитывая хорошие двусторонние отношения на этом направлении.  Вероятно, и иранцы мыслят в таком же аспекте, принимая во внимание недавний визит в Токио главы иранского МИДа Мохаммада Джавада Зарифа.  Находясь в Токио, Д.Трамп вновь коснулся темы взаимных переговоров, сказав, что если иранцы не будут против, американцы хотели бы сесть за стол переговоров.  Но с другой стороны, он вновь поддержал продолжение санкционного давления на Иран: «Когда я вступил на президентский пост, иранцы были завязаны во многих военных конфликтах в регионе. Сейчас, как мы видим, под влиянием санкций, иранцы пошли на то, чтобы  минимизировать свою деструктивную политику».

Однако слова Д.Трампа о возможности переговоров не встречают в Тегеране должного понимания: в официальной реакции МИД ИРИ, с которой выступил его пресс-секретарь Аббас Мусави, говорится, что переговоры с США, будут ли они прямыми, или через посредников,  невозможны.  В то же время в СМИ все время просачивается информация о попытках Ирана найти посредников для контактов с США. По всей видимости, с этим связаны состоявшиеся в последние недели визиты видных функционеров исламского режима в страны Персидского залива. Вероятно, об этом же в Тегеране шла речь на прошедшей  недавно встрече главы дипломатии Султаната Оман с министром иностранных дел ИРИ М.Д.Зарифом.

Пока же, ситуация в экономической сфере, подтачиваемая санкциями, представляется достаточно плачевной. Это, однако, не мешает мечтать о хорошем. В эти дни, когда под давлением санкционного прессинга, экспорт иранской нефти упал до исторического минимума в полмиллиона баррелей в день (это в четыре-пять раз меньше обычного – В.М.), в иранских СМИ вновь муссируются вопросы того, что может каждый статистический житель страны иметь от главного экспортного продукта. Вспомним, что обещания монетизации нефтяных доходов Ирана, возможности получения доли нефтяного пирога каждым гражданином Ирана, присутствовали в той или иной мере в предвыборных обещаниях каждого кандидата в президенты. Если сегодня прочитать документы встреч с избирателями нынешнего главы исполнительной власти Хасана Роухани, мы встретим  его заявления о том, что нефтяные деньги дойдут «до стола каждого гражданина».  Именно на эти деньги другой президент – Махмуд Ахмадинежад – создал целую программу целевого субсидирования, из которой платили людям с низкими доходами по 290 тысяч туманов (по нынешнему курсу это всего 20 долларов), но эта программа, увы, приказала долго жить.  Казалось бы, об этом в стране уже успешно забыли, но 27 мая к этой теме вернулось близкое к Корпусу стражей исламской революции (КСИР) информационное агентство «Тасним».  Оно решило выяснить, сколько же перепадет каждому гражданину Исламской Республики, если разделить это национальное богатство справедливым образом.  Если бы Иран экспортировал ежедневно 2 млн баррелей нефти, а так оно и было до введения второго пакета американских санкций в ноябре прошлого года, и нефть бы продавалась по 70 долларов за баррель,  то страна получила бы за год 51 млрд долларов. Учитывая, что в стране сейчас живут порядка 83 млн человек, ежегодная доля каждого, по подсчетам «Тасним», составила бы 615 долларов.  По иранским масштабам, это неплохая сумма.  К сожалению, эти деньги до рядового гражданина не доходят, а если и доходят, то сумма изрядно уменьшается за счет таких не всеми одобряемых государственных проектов как ядерный, ракетный, поощрение терроризма, расходы на ведение войн  в Сирии, Йемене, содержание «Хизбаллы» и другие.

43.85MB | MySQL:92 | 0,926sec