Как генерал Ахмед Гаид Салах «распугал» президентские выборы в Алжире

Проявленный в последние два месяца авторитаризм генерала Ахмеда Гаида Салаха и его стремление подавить любую оппозицию привели к тому, что на запланированные на 4 июля президентские выборы фактически не оказалось кандидатов.

В результате по истечении 25 мая, конечной даты для регистрации кандидатов на избрание главы государства, Конституционный совет страны объявил, что он зарегистрировал лишь двух независимых и мало кому известных людей – Абдельхакима Хамади и Хамида Туахри.

Но и сейчас еще нельзя считать их полноценными кандидатами – для этого они должны собрать 60000 подписей в 25 вилайях каждый, как это предусмотрено алжирской Конституцией.

Причина нежелания участвовать в борьбе за самый высокий пост в АНДР – бойкот оппозицией «марионеточных выборов». В этой связи она намеревается дать генералу Ахмеду Гаиду Салаху в день выборов 4 июля настоящее уличное сражение.

Вопрос – почему же тогда Ахмед Гаид Салах не озаботился выставить побольше своих кандидатов? Ведь при помощи имеющегося в его руках административного ресурса он мог бы «продавить» победу наиболее подходящего из них.

Конечно, нельзя полностью отрицать вариант, что он, не озабочиваясь деталями избирательного процесса, попросту упустил из вида необходимость выставить кандидатов в срок. Однако реально такая вероятность весьма мала и, судя по всему, он отлично осведомлен о выборной процедуре. И, судя по всему, он понимает, что выдвижение «своих» кандидатов может сработать лишь в том случае, если они украшают победу какого-то «крупного» кандидата. Каким был, к примеру, ушедший президент Абдельазиз Бутефлика.

В отсутствие же такой фигуры необходимость в «спойлерах», да еще при уличном «кипении», отпадает.

В этих условиях нельзя исключать того, что при фактическом отсутствии реальных кандидатов президентские выборы 4 июля с большой долей вероятности будут отменены или отложены.

Ведь их проведение при таком раскладе станет жалким фарсом, а их признание в мире, особенно в странах «развитой демократии», и, главное, внутри самого Алжира, будет под большим вопросом.

В пользу вероятного переноса голосования свидетельствует и настроение алжирской оппозиции, угрожающей в день выборов вывести на акции протеста рекордное число людей, добиваясь полного демонтажа прежней системы управления страной в лице ее остающегося «столпа» — военного института, возглавляемого генералом Ахмедом Гаидом Салахом.

Необходимо напомнить, что генерал выражал надежду на проведение выборов главы государства, утверждая, что это в интересах «скорейшего конституционного перехода» страны. По его мнению, благополучное завершение данного процесса позволит избежать витка нестабильности.

И если эта процедура не состоится вовремя или вообще будет отложена на неопределенный срок, это, на первый взгляд, нанесет удар по позициям Ахмеда Гаида Салаха.

Впрочем, при таком варианте развития ситуации это вовсе не означает фатального поражения алжирских военных в борьбе за власть.

Нельзя исключать, что сам Ахмед Гаид Салах сознательно ведет дело к повторению ситуации 1991 г., чтобы, воспользовавшись сложной обстановкой в стране, под предлогом недопущения скатывания ее в хаос, вообще отменить выборы и управлять страной, например, как это принято в «состоянии хунты».

Это и может реально объяснить, почему к установленному Конституцией АНДР сроку Ахмед Гаид Салах не выпустил на выборы заранее заготовленных «марионеток», когда, казалось бы, он в прямом смысле слова расчистил политическое поле от всех потенциальных претендентов на президентский пост.

Они либо арестованы (как некоторые оппозиционные политики вроде главы левой Трудовой партии Луизы Ханнун и ведущих бизнесменов страны вроде Али Хаддада и Исаада Ребраба), или против них возбуждены уголовные дела (как, например, в отношении бывших премьер-министров Абдельмалека Селлаля и Ахмеда Уяхьи). Все же остальные политики (например, лидеры «легальных исламистов») оказались настолько запуганы «ударами» военных по политическим активистам, что не пожелали вступать в предвыборную борьбу.

Таким образом, сама логика событий при фактическом отсутствии кандидатов на избрание главы государства при усилении уличных протестов говорит о нецелесообразности таких выборов.

В противном случае Ахмед Гаид Салах сильно подставится, если попытается навязать итоги таких выборов как своим алжирским гражданам, так и зарубежной общественности.

Тем более, что это лишь способно еще больше подстегнуть оппозицию к усилению протестов с целью отстранения его от рычагов управления страной.

Соответственно, не просто «перенос» голосования, а даже объявление чрезвычайного положения в условиях все большей депрессии алжирской экономики, является все более вероятным сценарием.

Это позволит обвинить оппозицию в «экстремизме» и «терроризме» со всеми вытекающими для нее последствиями.

Между тем, до бесконечности держать ситуацию в таком «замороженном» состоянии, без выборов главы государства, не удастся. В 1990-е гг. власти противостояли лишь радикальные исламисты, что упрощало борьбу с ними. И, несмотря на неодобрительное отношение к действиям тогдашней хунты Запада, в 1990-е гг. он все же не стал явно на сторону оппозиции.

Теперь же ситуация кардинально иная – как раньше, своих противников военным уже не удастся демонизировать. И в случае «резких» действий Ахмед Гаид Салах рискует обратить на себя гнев куда более широких слоев общества – от тех же исламистов до широких кругов национальных меньшинств. То есть тех же самых граждан страны, из которых и вышли его подчиненные.

За кем они пойдут в случае дальнейшей эскалации ситуации – вопрос остается открытым.

А пока становится очевидно, что безболезненно, хотя бы без репутационных потерь, провести президентские выборы армейцам уже не удастся.

Что же будет потом? Кажется, этот вопрос не особенно волнует алжирских военных, пытающихся сохранить власть любым способом сегодня, и не строящих продуманных планов на завтра.

43.85MB | MySQL:92 | 1,022sec